Free Hosting

Free Web Hosting with PHP, MySQL, Apache, FTP and more.
Get your Free SubDOMAIN you.6te.net or you.eu5.org or...
Create your account NOW at http://www.freewebhostingarea.com.

Cheap Domains

Cheap Domains
starting at $2.99/year

check
Saint-Juste > Рубрикатор

Александр Тарасов

Письмо Фемидиплюсу
об индустриальном способе производства и советской идеологии

Дорогой Фемидиплюс!

Простите за задержку с ответом на Ваше письмо от 13.08.2004. К сожалению, не имел возможности ответить Вам раньше.

Начну с конца, то есть с вопроса о советской идеологии. Если Вы читали какие-либо другие мои статьи, Вы должны понять, что я, разумеется, не считаю советскую идеологию (в том виде, в каком она сложилась со времен сталинизма) марксистской. И когда я писал, что суперэтатизм вынужден был пользоваться чуждой себе идеологией, я имел в виду, что он пользовался этой идеологией как маской, как прикрытием. Маска, как Вы понимаете, потому и маска, что скрывает лицо, то есть действительную сущность. Когда я писал процитированную Вами фразу, мне просто в голову не приходило, что ее можно понять так, как поняли Вы[1]. Но раз это случилось, следовательно, я виноват в том, что не нашел более четкой формулировки, не допускающей двойного толкования. Спасибо Вам за то, что обратили мое внимание на это место. Впредь буду стараться не допускать формулировок, которые можно было бы понять двояко.

Другое дело, что маска неизбежно сказывается на поведении того, кто ее носит, – и, следовательно, хотя бы частично искажает его сущность. Господин Корейко был представителем крупного финансового капитала. Но поскольку он был вынужден носить маску рядового совслужащего, он и вел себя не как представитель крупного финансового капитала, а как рядовой совслужащий. Аналогичным образом и суперэтатистский СССР вынужден был – из-за своей марксистской маски – поддерживать освободительные движения на Западе, хотя, безусловно, объективный интерес суперэтатистского государства состоял не в борьбе с капитализмом, а в экономическом сотрудничестве с ним (и точно так же выглядел объективный интерес советской бюрократии – с того момента, как остатки дореволюционных правящих классов перестали напрямую угрожать реставрацией и возвращением себе конфискованной советской властью собственности).

Теперь об индустриальном способе производства. Дорогой Фемидиплюс, раз Вы достаточно образованны и достаточно самостоятельно мыслите для того, чтобы понимать, что советская идеология не была марксистской, то призываю Вас засунуть подальше советские учебники – как псевдомарксистские – и не повторять содержащихся в них начетнических штампов.

Способ производства, конечно, есть сумма взаимодействия производительных сил и производственных отношений. Но способ производства – не категория, существующая исключительно как идеальное, то есть как изобретенное нами для облегчения процесса познания мира, поскольку индивидуальный человеческий разум – несовершенный инструмент познания. В природе самой по себе категорий нет, но есть набор предметов и феноменов, распадающихся, однако, на множества и подмножества, объединенные единством или близостью признаков в силу единых или сходных причин и условий их происхождения и существования. Это – общий закон природы (в том числе и социальной природы). Наша задача – как познающего субъекта – выявить те признаки, которые являются классообразующими, категориальными. Это значит, что такие признаки а) объективно существуют и не зависят от языка описания и терминологии и б) действительно являются базовыми, то есть от них зависят все прочие и они непосредственно определяют форму существования и развития исследуемых предметов и феноменов. Так, в качестве категориального признака вида в зоологии выступает способность особей к производству потомства, способного производить потомство – и так ad infinitum. Осел и лошадь не потому разные виды, что внешне отличаются друг от друга (сенбернар и карликовый пинчер отличаются еще больше), а потому что ни мул, ни лошак не дают потомства.

То есть, если мы материалисты, мы должны исходить из того, что каждый способ производства существует реально, в действительности, а не является веберианской идеальной моделью, – и от способа производства зависит всё остальное. Если это так, то мы можем в каждом отдельном случае дать описательную характеристику этого способа производства – по основным, главным, обязательным его признакам. Для индустриального способа производства это будет звучать так: крупнотоварное машинное производство. Именно такое производство существует и при капитализме, и при суперэтатизме. До капитализма (а в случае, например, Монголии – до суперэтатизма) его не было.

Вы повторяете штамп советских учебников, отождествляющих производственные отношения и отношения собственности (= эксплуатации в классовых обществах). Это – ошибка марксистски безграмотных советских «обществоведов». Отношения собственности – это отношения людей и социальных институтов к орудиям труда (производства) и средствам производства в процессе общественного производства. А производственные отношения – это отношения между людьми в процессе общественного производства. Бывают случаи, когда и те, и другие действительно совмещаются: например, при рабовладении, когда раб был орудием труда, – но это частный случай.

Отношения собственности действительно являются частью (только частью!) производственных отношений, но сами производственные отношения гораздо шире и богаче: это и отношения кооперации, и отношения обмена, распределения и потребления. Кстати, и отношения кооперации в процессе обмена, распределения и потребления. Это и отношения разделения труда в процессе производства. Это и отношения конкуренции в процессе производства. Я убежден, дорогой Фемидиплюс, что Вы и сами понимаете, что отношения конкуренции (при капитализме, например) не являются отношениями эксплуатации: конкуренты не эксплуатируют друг друга. Более того, важнейшими производственными отношениями по мере усложнения самого процесса производства становятся отношения разделения труда. Если их также рассматривать как отношения собственности (эксплуатации), то мы получим, например, что в процессе любого производства, скажем, станка, работники каждой следующей стадии производства эксплуатируют работников предыдущей стадии (или всех предыдущих): то есть чистыми эксплуатируемыми являются горняки, добывающие железную руду, а вот работники обогатительной фабрики уже являются «эксплуататорами горняков», а сталелитейщики – обогатителей (или обогатителей и горняков), а сталепрокатчики – сталелитейщиков, а кузнецы – сталепрокатчиков, а металлообработчики – кузнецов. Как Вы понимаете, это бред. Хотя, наверное, Вы знаете, что были «теоретики», которые этот бред всерьез проповедовали.

Более того, отношения собственности – не только часть производственных отношений и, таким образом, базиса, но и часть надстройки: отношения собственности кодифицированы (если они не кодифицированы, то собственность становится спорной, то есть объектом войны, а не производства). Право, как Вы знаете – это не часть базиса, а часть надстройки.

Отношения собственности потому и обладают повышенной автономией (и, следовательно, повышенной значимостью, раз одно только изменение формы собственности без изменения способа производства может изменить строй), что являются связующим звеном между собственно базисом и собственно надстройкой. С точки зрения обыденного сознания, отношения собственности вообще «выведены» из базиса, то есть «зависят от воли людей» (корыстной). Отношения собственности прямо связаны с личными интересами людей (финансовыми, имущественными, карьерными, то есть корыстными) – в отличие от безличных производительных сил.

Кстати, отношения собственности вовсе не равны (в классовом обществе) отношениям эксплуатации. Данничество, например, как форма эксплуатации не совпадает с отношениями собственности. Или другой пример: является ли проститутка собственностью (то есть рабом) сутенера? Когда да, а когда и нет. Между ними могут быть и договорные отношения. Эксплуатирует ли сутенер проститутку? – В любом случае да, вне зависимости от того, является ли проститутка де-факто рабыней, наемным работником или же данницей[2].

Я, кстати, совершенно с Вами не согласен в выборе такого критерия для способа производства, как «объем созданного общественного продукта на душу населения». Совершенно очевидно, что этот объем при одном и том же способе производства будет совершенно разным в бесплодной пустыне и в «тропическом раю». Более того, он разный в условиях одного и того же капитализма – в метрополии и на периферии, поскольку метрополия изымает этот продукт с периферии и присваивает его себе.

Но, между прочим, для капитализма и суперэтатизма («реального социализма», как Вы пишете) объем созданного продукта на душу населения и был приблизительно равным. Только в случае капитализма надо брать весь капиталистический мир (а не только «первый мир») – с миллионами умирающих от голода и нищеты и т.п., а также в качестве общественного продукта учитывать не только материальные товары, но и материальные и нематериальные блага (образование, например). А в случае суперэтатизма («реального социализма») брать не только индустриально развитые страны, но и аграрно-индустриальные и аграрные (то есть включая Китай, Монголию, Северную Корею, Вьетнам, Лаос, Камбоджу и Кубу). Тогда получим, что разница минимальна (причем в связи с меньшим социальным неравенством эта разница – в пользу суперэтатизма).

<….>

Искренне Ваш,
А.Н. Тарасов

5–6 сентября 2004


[1] Речь идет о следующей фразе из «Суперэтатизма и социализма»: «Особенностью суперэтатизма явилось то, что он как строй не имел собственной идеологии и был вынужден пользоваться чужой – и даже чуждой себе – идеологией марксизма» (см.: http://saint-juste.narod.ru/se.htm). Фемидиплюс написал об этом так: «Серьезная ошибка считать … советскую идеологию марксистской».

[2] Все эти подробные объяснения, связанные с отношениями собственности, понадобились потому, что Фемидиплюс является пламенным, некритическим, безоговорочным поклонником Ю.И. Семенова, а представления Семенова о собственности – это классические представления о собственности советских обществоведов-псевдомарксистов. В частности, подобно прочим советским обществоведам, Семенов рассматривает отношения собственности только как отношения между людьми, но ни в коем случае не как отношения к материальным предметам (хотя это, строго говоря – отступление от материализма). Эта точка зрения утверждалась (разумеется, с начетническими ссылками на Маркса!) советскими «марксистами» для того, чтобы затушевать реальные отношения собственности в СССР, отождествить государственную собственность с общественной и скрыть факт эксплуатации со стороны государства: раз отношения собственности – это отношения только между людьми, то, по этой логике, государство эксплуататором быть не может (государство – не люди).


Фрагмент неизданной книги: Тарасов А.Н. Революция всерьез. Штудии по теории и истории революционных движений. Екатеринбург: Ультра.Культура, 2006.