Free Hosting

Free Web Hosting with PHP, MySQL, Apache, FTP and more.
Get your Free SubDOMAIN you.6te.net or you.eu5.org or...
Create your account NOW at http://www.freewebhostingarea.com.

Cheap Domains

Cheap Domains
starting at $2.99/year

check
Saint-Juste > Рубрикатор

Александр Тарасов

Дадим отпор клингонам!

Осеннее обострение у «левого движения» России

Пресловутая «пятидневная война» на Кавказе вызвала экстраординарную вспышку словесного недержания у наших левых. Каждая микроскопическая группа, имеющая в названии магические слова «рабочая», «марксистская» и «революционная» и состоящая из трех с половиной инвалидов по психиатрическим статьям Общего расписания болезней, сочла своим долгом сочинить громогласную резолюцию по поводу войны – и выложить эту резолюцию в интернете. Следующим шагом было обличение позиции «неправильных левых» со стороны «правильных», то есть взаимная ругань. Следующим – сочинение обзоров этого явления с попытками сделать выводы и провести какой-то, пусть самый простой, анализ. Строго говоря, в последнем жанре отмечены только два хоть сколько-то содержательных текста: «Война в Южной Осетии и российские левые» Алексея Магова из РКСМ(б) и «Инстинкт пораженчества» Бориса Кагарлицкого. Оба оставляют желать лучшего.

Но текст Кагарлицкого сразу же стал объектом яростной атаки со стороны В. Плотникова из микроскопической питерской группы МГРД («Марксистская группа Рабочее Действие»). В. Плотников раздраконил Кагарлицкого в статье «Пароходик Кагарлицкого».

Вообще-то, Плотников в своей статье претендует не только на разоблачение Кагарлицкого как «ренегата» и «социал-шовиниста», но и на некий анализ и некую теоретичность. Ничего из этого, разумеется, не получается, поскольку сама статья была явно спровоцирована одним абзацем Кагарлицкого: «…значительная часть интернационалистских групп инстинктивно спряталась в скорлупу готовых идеологических формул, заготовленных еще накануне Первой мировой войны и отлично зарекомендовавших себя во время Циммервальской конференции. Не требуется ни серьезного анализа конкретной ситуации, ни собственной стратегии. Достаточно лишь взять шаблонный текст антивоенной резолюции, заменить некоторые обстоятельства места и времени действия – и принципиальная позиция готова. Одна из отечественных групп даже не удосужилась проделать эту минимальную работу, а просто разослала по Интернету статью Ленина о Русско-японской войне, заявив, что в ней уже есть ответы на все вопросы очередного Кавказского кризиса». Написанная Лениным по поводу Русско-японской войны листовка «К русскому пролетариату» была разослана по сети именно МГРД. Естественно, Плотников обиделся и решил дать отпор. «Наших бьют!»

В результате Плотников нашел у Кагарлицкого массу ошибок и передергиваний, а заодно и отступления от последовательной интернационалистской линии, разумеется.

Во-первых, Плотников, чья группа впопыхах создала в блогосфере совершенно мертвое и ненаполненное сообщество «Новый Циммервальд»[1], очень обиделся на Кагарлицкого за то, что тот критически отозвался о догматическом повторении циммервальдских лозунгов и прямо сказал о различии ситуации сегодня и в годы I Мировой войны: «Ленин принимал свое решение не на основе заранее заученных догматических формулировок, но на основе серьезного политического анализа. … Важнейшим моментом в оценке ситуации для Ленина были, с одной стороны, крах II Интернационала, а с другой стороны, совершенно конкретная перспектива революции в России и столь же конкретная стратегия борьбы за власть в условиях поражения царской армии».

«Тезис про “крах 2-го Интернационала”, которые представляют собой кастрированный обрывок большевистской риторики, в рассматриваемой статье работает по принципу “испорченного телефона”. Какой крах? Каким образом 2-й Интернационал “потерпел крах”? … На деле же социал-демократические и право-социалистические партии в Европе неслыханно усилились в начальный период Первой мировой войны. В Бельгии, Англии и Франции патриотический выплеск позволил социал-националам выдвигать свои кадры в правительство», – незамедлительно атаковал Плотников Кагарлицкого, намекая на то, что тот элементарно не знает истории европейского и российского социалистического движения.

На самом деле это Плотников ничего не знает и ни в чем не разбирается. Абзацем выше он ссылается на статью Ленина «Оппортунизм и крах II Интернационала» – и даже не удосуживается задуматься, почему в заголовке статьи стоит слово «крах». Более того, Плотников демонстрирует откровенно буржуазное понимание успеха – считает, что успех – это когда социалисты входят в буржуазное правительство. Да нет, дорогой В. Плотников! Когда социалисты входят в буржуазное правительство и проводят (что неизбежно) буржуазную политику – это крах социалистических партий, капитуляция перед классовым противником, предательство классовых интересов пролетариата. Именно так это определял Ленин и другие левые циммервальдцы. Так что Кагарлицкий, конечно, не прав, записывая вашу группу в число догматиков. Перед нами – не догматизм, перед нами – апология классового предательства.

Судя по всему, работу Ленина «Оппортунизм и крах II Интернационала» Плотников просто не читал. Иначе он не мог бы не заметить, что там выражение «крах II Интернационала» встречается по несколько раз на странице! Первый абзац у Ленина начинается со слов «Поучительно сопоставить отношение разных классов и партий к краху Интернационала» и заканчивается словами «Революционные с.-д. разных стран признают крах II Интернационала и необходимость строить третий».

А знает ли пламенный сетевой марксист Плотников о существовании работы Ленина «Крах II Интернационала», написанной весной-летом 1915 года? Там Ленин, между прочим, прямо расходится с представлениями Плотникова об «успешности» и «усилении» социал-демократических партий в Европе.

В материалах Циммервальда, которые абзацем выше Плотников призывает читать, о крахе II Интернационала говорится постоянно. И понимание этого краха и его причин совпадает в целом с ленинским: предательство руководством социалистических партий идей социализма, интернационализма и пролетарской революции, прямое попрание резолюций конгрессов Интернационала в Базеле, Штутгарте и Копенгагене, отказ от классовой позиции и переход на позицию классового врага, превращение единого международного товарищества трудящихся в группу враждебных, воюющих между собой национальных партий. Даже правые циммервальдцы на заседаниях откровенно говорили, что «больше нет Интернационала», и соглашались с тем, что социал-шовинизм – это прямой результат довоенного оппортунизма: «Мы не воспитывали массы в духе социализма. Сегодня мы пожинаем плоды этого» (Э. Майер, редактор «Форвертс»). Читайте протоколы Циммервальда, В. Плотников!

Ленин, кстати, из краха II Интернационала сделал вывод о необходимости создания нового, третьего – еще до Циммервальда, в тезисах «Задачи революционной социал-демократии в европейской войне» (август 1914) и в Манифесте ЦК РСДРП, опубликованном 1 ноября 1914 года (в собраниях сочинений Ленина он печатается под названием «Война и российская социал-демократия»). В ноябре 1914 года в статье «Положение и задачи социалистического Интернационала» Ленин прямо пишет: «II Интернационал умер, побежденный оппортунизмом. Долой оппортунизм и да здравствует… III Интернационал».

Плотников, ответьте мне: если Кагарлицкий не прав и краха II Интернационала не было, зачем создавать III-й? На конференциях в Циммервальде и Кинтале и заседаниях созданной в Циммервальде Интернациональной социалистической комиссии – откровенного конкурента Международного социалистического бюро II Интернационала – между прочим, тема создания III Интернационала возникала постоянно. Даже Джузеппе Модильяни прямо говорил, что «речь идет о создании III Интернационала», и опасался этого. Читайте протоколы, Плотников!

В. Плотников ополчился также на слова Кагарлицкого о «перспективах революции в России»: «Любой образованный индивид знакомый с отечественной историей на уровне школьной программы, воспримет такие слова в лучшем случае как неумелую профанацию, а в случае худшем – как издевательство. На которое действительно очень походит заявление Кагарлицкого, особенно если принять во внимание “циммервальдские” работы Ленина – “Социализм и война”, “Оппортунизм и крах 2-го Интернационала”, “Социалистическая революция и право наций на самоопределение”. А также сами материалы Циммервальдской конференции, в которых нет ни слова (!) о “совершенно конкретной перспективе революции в России”. Ну а человек, который не интересуется историей марксизма специально, может просто принять к сведению тот исторический факт, что для большевиков и всех интернационалистических социалистов революция февраля 1917 года была громом среди ясного неба».

И опять В. Плотников не прав, опять он демонстрирует примитивное, обывательское понимание проблемы. Да, конечно, в упомянутых работах Ленина нет заявлений, что революция в России разразится со дня на день, и уж тем более нет точного указания на февраль 1917 года. Но, во-первых, это не все «циммервальские» работы Ленина. А во-вторых, если бы Плотников удосужился их внимательно прочитать, он нашел бы там вот такие, например, строки: «Никто не может ручаться, наступит ли… революция… через 4 года. Но что революционная ситуация есть налицо, это факт, предсказанный в 1912 г. и наступивший в 1914 г. Демонстрации рабочих и голодающих горожан в России и в Германии 1914 года также несомненно “ankündigen das Herannahen entscheidender Kämpfe” (“предвещают приближение решающих битв”) … Это есть именно начатки, пусть слабые, но все же зачатки “пролетарской революции”, о которой говорил Базель. … Социалистическая революция может начаться в самом близком будущем».

Если бы Плотников понимал язык социал-демократической полемики того времени, он бы знал, что везде, где Ленин пишет «революционная тактика», «революционный путь», «революционные методы», «массовые революционные действия» и вообще «нелегальная деятельность», он пишет о революции. Между прочим, словами о «последовательно революционном пути» заканчивается брошюра «Социализм и война», на которую Плотников ссылается. Между прочим, в этой брошюре есть очень показательная главка «Значение нелегальной организации» и указание на революционную перспективу – гражданскую войну и революцию (в главке «Базельский манифест»). Это не случайно: еще в начале I Мировой войны Ленин сформулировал три позиции революционной социал-демократии: 1) поражение «своего» правительства в империалистической войне, 2) разрыв с потерпевшим крах II Интернационалом и ориентация на создание III Интернационала и, наконец, 3) перевод войны империалистической в войну гражданскую (см. «Задачи революционной социал-демократии в европейской войне» и упомянутый Манифест ЦК РСДРП). Ленин говорил о «гражданской войне» потому, что, по его определению, в условиях идущей войны революция – это гражданская война. И наоборот. Еще в сентябре 1914 года, задолго до Циммервальда он написал: «Единственно правильный пролетарский лозунг есть превращение современной империалистической войны в гражданскую войну… Только такая тактика будет действительно революционной тактикой рабочего класса».

И эта позиция была позицией всей Циммервальдской левой. На сепаратном заседании левых циммервальдцев, предшествовавшем началу конференции, была принята резолюция, где четко говорилось: «Не гражданский мир между классами, а гражданская война!» Независимо от Ленина к такому же выводу пришел Карл Либкнехт, пославший на конференцию специальное письмо. Он так и написал: «Гражданская война, а не гражданский мир!» Представители большевиков в Циммервальде, выступая с отчетом о своей деятельности, прямо говорили о грядущей революции в России и называли ее «первым шагом к международной революции». Читайте протоколы Циммервальда, Плотников!

Что касается официальных документов Циммервальда (которые Плотников ошибочно именует «материалами»), то там никакой речи о близкой революции в России (и в других странах), естественно, и быть не могло: эти документы были компромиссом между циммервальдским большинством (Циммервальдской правой во главе с Гриммом) и двумя меньшинствами – Циммервальдской левой (во главе с Лениным) и Циммервальдским центром (во главе с Троцким). И, разумеется, компромиссные формулировки отражали в основном точку зрения большинства, то есть правых. До какой степени острой была борьба между правыми и левыми циммервальдцами, видно, например, из того факта, что на конференции в Кинтале (кстати, куда более левой, чем Циммервальдская) левым пришлось в знак протеста против игнорирования их точки зрения прибегнуть к крайнему средству – демонстративно покинуть зал заседаний!

Так что следы этой точки зрения надо искать не в официальных – достаточно умеренных – документах Циммервальда, а в прочих циммервальдских материалах. Тогда бы В. Плотников знал, что в ходе дебатов редакционной комиссии по составлению Циммервальдского манифеста большинство комиссии признавало, что дело прямо идет к революционным битвам, но в текст самого манифеста это положение вписать отказалось. Тогда бы он знал, что в Кинтале большевистские делегаты с гордостью говорили, что первый ветер революции подул со стороны России (имея в виду 100-тысячную политическую стачку в Петербурге в январе 1916 года). Тогда бы он знал, что в Кинтале Циммервальдская левая вносила резолюцию о мире, завершавшуюся таким призывом к воюющим народам: «Сложите оружие, обратите его против общего врага – капиталистических правительств!»

Если бы В. Плотников действительно «интересовался историей марксизма специально», он бы знал, что, вернувшись из Циммервальда в Берн, Ленин выступил перед эмигрантами-большевиками на квартире Г.Л. Шкловского с вдохновенной речью, где нарисовал грандиозную картину грядущей революции, к которой приведет мировая война – революции мировой, в которой соединятся пролетарские революции в воюющих странах с национально-освободительными революциями в колониях (в Индии и Китае). Выступление это произвело на слушателей неизгладимое впечатление.

Можно, конечно, очередной раз обозвать Ленина «кремлевским мечтателем», но факта незнания Плотниковым предмета, по которому он взялся писать, это не отменяет.

В-третьих, Плотников уличает Кагарлицкого в неверном изложении позиции западных левых относительно «пятидневной войны». Отнюдь не все эти левые выбрали в качестве главного врага империализм янки: «Британское издание “Socialist Worker” в первые же дни войны осудило как американско-грузинскую агрессию, так и кремлевский “new imperialism”. Другая европейская группировка – Международная марксистская тенденция, заявила о “социалистической федерации на Кавказе” как единственном выводе из сложившейся ситуации. С похожим обращением выступила и такая влиятельная на Западе марксистская структура, как Комитет за рабочий интернационал».

Тут Плотников на все сто процентов прав. Кагарлицкий поторопился с выводами, это факт. Но возникает вопрос: а что зависит от резолюций этих организаций? Как их резолюции могли (и могут) повлиять на политику на Кавказе, на ход и последствия военных действий? Никак. Плотников, конечно, может думать, что КРИ – это «влиятельная на Западе» (на Западе вообще, а не в троцкистских кругах определенных стран) структура, но это убеждение остается целиком продуктом заблуждений самого Плотникова. А уж слова о «социалистической федерации на Кавказе» – и вовсе чистой воды маниловщина. Кто собирается устраивать такую федерацию? Никто. Тогда зачем писать всякую ерунду? (Кстати сказать, почему «социалистическая федерация» должна быть только на Кавказе? Что за наглая дискриминация всех остальных народов?)

В-четвертых, Плотников обвиняет Кагарлицкого в том, что тот призывает к анализу ситуации и выработке «общих принципов, на основе которых … следует давать оценку международным конфликтам и формулировать свою позицию», но сам пример такого анализа не дает и принципов не называет. Это тоже – объективная претензия.

Но на основе каких критериев могут быть выработаны такие общие принципы? Только на основе следующих трех:

1) классовый подход,

2) научный анализ,

3) интересы революционного движения (мирового и национальных).

Третий принцип Кагарлицким, по сути, указан. Первые два – нет. Однако если прочитать «Инстинкт пораженчества» внимательно, мы обнаруживаем там присутствие второго принципа – в апофатической форме: «…обнаруживается бессмысленность и абстрактность дискуссий, которые вели российские левые на протяжении прошедшего месяца. Может быть, поражение российской армии было реальной перспективой? Или на повестке дня стоял вопрос о народной революции, которая у нас неминуемо произойдет после того, как грузинские войска войдут в Ростов-на-Дону? Или мы ждали американского десанта и смены власти в Кремле? … Никто вообще не анализировал конкретную ситуацию с политической точки зрения, не обсуждал динамику ее развития и не обдумывал план действий. Да действия вообще и не предполагались, обсуждалась только позиция».

Ну хорошо, в статье Кагарлицкого должного анализа нет. А где есть? Неужели в совершенно беспомощной статье Плотникова «Кровавый нефтепровод», где дается такой вот «анализ»: «Камнем преткновения является нефтяной трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан, по которому из Каспия можно качать энергетическое сырье – в обход России. Естественно, это не устраивает российскую монополистическую буржуазию, которая построила на длинном нефтедолларе всю свою картонную “стабильность”, расправившись заодно с внутренней конкуренцией и установив над регионами контроль своих бюрократических аппаратов».

Интересно, автор на карту смотрел? Он знает, где расположен нефтепровод Баку–Тбилиси–Джейхан, а где – Южная Осетия? Он знает, что его «вывод» полностью совпадает с западной империалистической пропагандой? Он имеет представление о том, сколько сырья можно перекачать по этому нефтепроводу и до какой степени смехотворно это количество для Кремля? Он знает, что нефтяные месторождения Азербайджана – истощающиеся и в блеф Баку об «огромных запасах» никто больше на Западе не верит?

Да, конечно, это – распространенная у наших левых версия, увы. То же самое, не задумываясь о серьезности своих «аргументов», пишут и А. Магов из РКСМ(б), и липецкая микроскопическая группа, пышно именующая себя «Марксистское Социалистическое Движение “Освобождение Труда”» (именно так – со всех прописных! у них, возможно, даже свой Плеханов есть) – правда, последние по безграмотности пишут «Джейхун», но это уже мелочи.

Версия о нефтепроводе выглядела бы сколько-то серьезно только в случае, если бы российские войска заняли всю территорию Грузии и установили прямой контроль над нефтепроводом. Или бы сменили правящий в Грузии режим на прокремлевский, который передал бы контроль над грузинским участком трубы российскому капиталу. Ничего этого не было.

Вообще, сторонникам этой версии хорошо бы задуматься над такими вопросами: стоит ли грузинская доля прибыли от перекачки нефти по нефтепроводу Баку – Тбилиси – Джейхан того, чтобы из-за нее втягиваться в войну на Кавказе – с непредсказуемыми последствиями? Почему первой серьезные боевые действия начала именно грузинская сторона? Почему российская армия опять «наступала на Варшаву через Краков»? Не проще ли было выбросить воздушные десанты непосредственно на объекты управления нефтепроводом – тем более в условиях тотального развала грузинской армии? Наконец, зачем устраивать дорогостоящую войну, если курдские партизаны ярко продемонстрировали свою способность вывести этот нефтепровод из строя на длительный срок одной-единственной диверсией? Не дешевле ли снабдить их инструкторами и взрывчаткой?

Но Плотников и прочие микроскопические левые инвалиды думать не могут и не хотят. Им нравится сочинять трескучие фразы вроде таких: «По трубопроводу Баку – Джейхан течет не “черное золото”, а человеческая кровь, и война – то вспыхивая, то затухая – будет идти до тех пор, пока будут сталкиваться устремления различных фракций глобального капитализма». Знаете, дорогой В. Плотников, по трубопроводу Баку – Джейхан течет все-таки нефть, не надо демагогии. А кроме того, если следовать вашей логике, то как только вступит в действие «Северный поток», нам следует ждать войны между Россией и Польшей с балтийскими государствами, то есть войны России с НАТО.

У меня много претензий к Кагарлицкому, очень много. Но сравнивая его с его критиками из «левых» кругов, я вижу, что Кагарлицкий против них – как Кинг-Конг против долгопятов.

Между тем «пятидневная война» на Кавказе, действительно, нуждается в серьезном анализе. В этом с Кагарлицким, кажется, и Плотников согласен: «Никто не занимался серьезным политическим анализом, “никто вообще не анализировал конкретную ситуацию с политической точки зрения”, выдвигались только позиции и прокламации». Действительно, никто из наших левых так и не проанализировал, чьи именно – персонально, с указанием фамилий и компаний – экономические интересы столкнулись в Грузии, Абхазии и Южной Осетии. Кому, например, принадлежит (или будет принадлежать в результате войны) имущество в Южной Осетии и Абхазии. Кто конкретно другой претендовал на это имущество. Какими ресурсами располагают Южная Осетия и Абхазия. А если не ресурсами, то наоборот – рынками сбыта. Чьи конкретно геостратегические интересы и почему столкнулись в Южной Осетии и Абхазии. Почему вообще эти территории представляют какой-то геостратегический интерес. Или: как влияет на поведение российской стороны на Кавказе тот факт, что правящим классом в России является не крупная буржуазия, а бюрократ-буржуазия, как это меняет и искажает привычное для империализма поведение правящего класса? Помогут ли нам в понимании этого, например, исследования индонезийского опыта? И т.п. Вы видели такой анализ у левых? Я – нет.

Сделанного Кагарлицким в статье «Инстинкт пораженчества», согласимся с Плотниковым, недостаточно. Но попыток анализа в статье А. Магова еще меньше. Магов, в частности, цитирует «Российскую газету», которая приводит впечатляющий список (кстати, далеко не полный) российской собственности в Грузии. Но ведь этот список не объясняет причин российско-грузинского конфликта. Скорее, он объясняет, почему этот конфликт не должен был случиться.

Сравнение МГРД «пятидневной войны» с Русско-японской – и вовсе позорище! Что, Южная Осетия была, как некогда Корея, объектом прямого открытого и наглого грабежа и захвата со стороны российского и грузинского капитала? Или, может быть, у МГРД есть сведения о покушении грузинской стороны на интересы семейного бизнеса Путина или Медведева в Южной Осетии – подобно пресловутой концессии царской семьи на реке Ялу? Нет таких данных. Следовательно, Кагарлицкий прав, и Русско-японскую войну приплетать тут не надо.

И самое глупое, что можно придумать в этой ситуации – это пытаться скрыть собственную неспособность к анализу персональными «наездами». Например, на Кагарлицкого. И идеалистическими волюнтаристскими выкриками вроде «нет ничего метафизичнее, чем постоянные воззвания к “реальности” и фетишизация лозунга “серьезного научного анализа”». Если вам не нравятся реальность и научный анализ, дорогой В. Плотников, выбросьте из названия своей группы слово «марксистская». Скажите честно, что вы – иррационалист и антисциентист, расшифровывайте впредь букву «М» в названии как «мистицистская». Не обманывайте никого[2].

В-пятых, Плотников уличает Кагарлицкого в …антипатриотизме, а именно в том, что тот интересы и выгоды мирового левого движения ставит выше интересов отечественных левых. Это, видимо, и есть проявление Плотниковым тех самых «азов интернационалистского подхода», которые, как он пишет, «немногочисленные российские марксисты так и не усвоили в полной мере». А Плотников усвоил, ага.

Конечно, Кагарлицкий выдает желаемое за действительное, когда пишет об «интересах отечественного и мирового левого движения». Никакого «отечественного левого движения» в природе нет. Группки из трех с половиной инвалидов по психиатрическим статьям движением считать нельзя, хоть ты тресни. Но вот мировое левое движение в природе существует. И главным его противником, безусловно, был и остается американский империализм, тут двух мнений быть не может.

И с точки зрения мирового левого движения, действительно, любое ослабление империализма США и создание для него проблем – благо. Возьмем для примера Афганистан и Ирак. Разумеется, с точки зрения левых, «это не наши войны». Разумеется, абсурдно поддерживать исламских фундаменталистов, например, талибов. Но не менее абсурдно поддерживать американских оккупантов и их марионеток, превративших Афганистан в мировой центр производства опия. И никакие ссылки на то, что в Кабуле, на который, по большому счету, только и распространяется контроль оккупантов, легально действуют – в отличие от талибских территорий – левые организации, нельзя считать аргументом: подавляющее большинство афганцев считает эти организации, как и всех коллаборационистов, предателями. Это – самое худшее, что может случиться с левыми.

Но войны в Ираке и Афганистане сослужили большую службу всему левому движению на латиноамериканском континенте. Если бы внимание США не было отвлечено «крестовым походом» на Ближнем и Среднем Востоке, а военные силы США на 80 % не были втянуты в войны в этом регионе, Вашингтон не проворонил бы так позорно «левый поворот» в Латинской Америке и уж, во всяком случае, не допустил бы развития Боливарианской революции. Собственно, на прошлых выборах в США демократы именно в этом и упрекали Буша-младшего: что он, завязнув в Ираке и Афганистане, допустил превращение Венесуэлы в «рассадник коммунизма».

Так что Кагарлицкий не так уж и не прав.

А вот Плотникому хорошо бы задуматься над тем, как это Кагарлицкий одновременно может быть социал-шовинистом и агентом Кремля (именно на это ведь намекает Плотников в статье, говоря, в частности, о «сверкании откровенным национал-патриотизмом», «поддержке “своего” милитаризма» и «стоянии рядом с триколором») и антипатриотом и агентом Запада (западных левых).

И совсем уж неприлично выглядят слова, что Кагарлицкому, озабоченному интересами западных левых, «не так уж важно», «сколько рабочих погибнет в результате империалистической войны, сколько “радикальных левых” попадет под прессинг полицейщины». Вот это уже чистой воды демагогия. Разве кто-то считал жертвы «пятидневной войны» по классовому признаку? Кто-то знает, сколько погибло рабочих, а сколько представителей других классов и социальных групп? Никто не считал. Более того, заведомо число погибших рабочих не может быть значительным или преобладающим в практически лишенной промышленности Южной Осетии и подвергшейся деиндустриализации Грузии. Наконец, почему Плотникова интересуют только погибшие рабочие? А что, погибшие дети чем-то хуже?

Интересно также узнать, сколько «радикальных левых» подверглось репрессиям за антивоенные выступления и борьбу против «пятидневной войны». Приведите примеры, Плотников!

Наконец, последняя претензия Плотникова к Кагарлицкому заключается в том, что тот, с одной стороны, требует, в соответствии с марксистской методологией, анализа конкретной ситуации в конкретное время и в конкретном месте, а с другой – нагромождает список исторических примеров и аналогий. Это, безусловно, справедливая претензия. Марксизм, действительно, не англо-саксонское прецедентное право. И ссылки на поведение левых в любой другой стране и в любой другой исторический период руководством для нас служить не могут.

Но тут у меня возникает вопрос к МГРД и прочим другим группам из трех с половиной инвалидов: а какого черта вы выпускали свои громогласные р-революционные декларации? Это ведь именно эти декларации – с отсылками к Циммервальду, I Мировой и Русско-японской войнам – спровоцировали Кагарлицкого, ничто другое! Кагарлицкий – человек увлекающийся. Это его индивидуальная черта, вообще присущая натурам пытливым и любознательным. Ставить ему это в вину трудно – это особенность личности.

Вы его провоцировали – он и спровоцировался. Но вас-то всех кто заставлял выкрикивать все эти лозунги и призывы по поводу «пятидневной войны»? Какой в них смысл? На что они влияют? Кому они интересны, кому страшны? И Кремлю, и Уайт-хаусу, и Дому правительства на проспекте Руставели глубоко плевать, что думают об этой войне какие-то микроскопические группки левых инвалидов!

Или вы считаете своим долгом выпускать трескучие декларации по поводу каждой войны – где бы она ни происходила? Тогда почему вы, инвалидные левые группки, до сих пор ни разу публично не выступили против кровавого империализма клингонов? А ведь Клингонская Империя развязала войн куда больше, чем Буш, Путин и Саакашвили вместе взятые! Почему вам не жалко многочисленные народы целых миров, растоптанные кованым сапогом клингонской военщины?!

Невольно приходит в голову мысль о подкупе.

Плотников, представитель мертворожденного «Нового Циммервальда», конечно, особенно раздражен мнением Кагарлицкого, расценившего эту игру в Циммервальд как догматизм. А ведь Кагарлицкий абсолютно прав.

Какой Циммервальд? Циммервальд был продуктом краха II Интернационала в результате войны, как писали сами циммервальдцы, «европейской и мировой». Разве «пятидневная война» – европейская и мировая? Разве она затянулась на четыре года и привела к гибели миллионов?

Циммервальд был интернациональным движением социалистических партий и организаций воюющих и нейтральных стран. Какие грузинские, южноосетинские, абхазские, американские, европейские, да даже и российские социалистические партии и организации присоединились к «Новому Циммервальду» МГРД? Нет таких.

Плотникова это, конечно, не смущает – он уже примеривает циммервальдский костюм Владимира Ильича: «Храбрые циммервальдцы долгое время оставались в полной изоляции, наблюдая за успехами своих врагов и выслушивая обвинения в догматизме». Вы в этом уверены?

Простите, но Циммервальд был объединением не микроскопических групп из трех с половиной инвалидов, а серьезных политических партий и организаций: партии большевиков, представленной в Госдуме, партии тесняков, Сербской социал-демократической партии, имевшей депутатов в Скупщине, мощной Итальянской социалистической партии, представленной в парламенте, Швейцарской социалистической партии, обоих течений Социал-демократии Королевства Польского и Литвы (Главного управления и Краевого управления), ППС-левицы, немецких Союза революционных социалистов, «Интернациональных социалистов Германии», оппозиции в СДПГ (и «Оппозиционной группы внутри организации», и «Бременской оппозиции»), а затем и «Союза Спартака», Межбалканской социалистической федерации, Федерации металлистов Франции и меньшинства ВКТ, голландских партии «трибунистов» и Революционного социалистического союза, Социалистической партии Норвегии, Румынской социалистической партии, Мадридской организации социалистической молодежи, Социал-демократической партии Финляндии, Всеобщей рабочей конфедерации Италии, Болгарской профсоюзной организации, Социалистической рабочей партии США, Социалистической молодежи Швеции, меньшинства Британской социалистической партии и меньшинства Независимой рабочей партии Великобритании, Международной социалистической лиги Южной Америки, Международного объединения социалистической молодежи и т.д.

Вот когда, дорогой В. Плотников, вы и ваша МГРД сможете похвастаться сравнимой компанией – тогда у вас появится право ссылаться на Циммервальд и говорить о «Новом Циммервальде». Но не раньше!

Циммервальдские партии и организации агитировали не в интернете на малопосещаемых сайтах и в собственных ЖЖ. Идеи Циммервальда пропагандировала партийная пресса – тиражом в десятки тысяч экземпляров, издавались брошюры и листовки (между прочим, тоже тиражом в десятки тысяч, однажды в Милане за ночь было расклеено 50 тысяч «циммервальдских» листовок). Список изданий одной только Циммервальдской левой (то есть меньшинства!) впечатляет – это (не считая большевистской прессы) «Письма Спартака», «Рабочая политика» и «Лучи света» в Германии, «Свободная молодежь», «Интернационал молодежи», «Часовой» и «Голос молодежи» в Швейцарии, «Политика» и «Набат» в Швеции, «Призыв» в Великобритании, «Классовая борьба» в Норвегии, «Трибуна» в Нидерландах, «Рабочая газета» в Польше, «Интернационалист» в США и т.д. Вот когда Плотников и МГРД смогут похвастаться чем-то подобным, тогда у них и будет право говорить о Циммервальде и «Новом Циммервальде». Но не раньше!

Циммервальдцы смогли организовать в 1915 году в Италии и Румынии массовые антивоенные выступления – многотысячные, переросшие в ожесточенные уличные столкновения, с убитыми и ранеными. 1 Мая 1916 года циммервальдцы во главе с К. Либкнехтом организовали мощные антивоенные демонстрации в Берлине, Гамбурге, Йене, Брауншвейге и других немецких городах, причем в Берлине 10 тысяч демонстрантов два часа тремя колоннами шли по городу, скандируя антивоенные и революционные лозунги и отбивая постоянные атаки полиции. 7 мая была организована 35-тысячная антивоенная демонстрация в Глазго. В августе 1916 года в ответ на очередной судебный приговор Либкнехту циммервальдцы организовали массовые демонстрации в Гамбурге и Эссене и забастовку солидарности в Галле. Весной-летом 1916-го циммервальдцы организовали в Швеции целую серию митингов и демонстраций протеста против ареста шведских циммервальдских лидеров К. Хёглунда, И. Ольелунда и Э. Хедена. 1 августа 1916 года швейцарские циммервальдцы организовали массовую антивоенную молодежную демонстрацию, которая была жестоко разогнана полицией (36 молодых рабочих было арестовано), после чего власти запретили уличные демонстрации вообще. В ответ циммервальдцы смогли провести 139 молодежных митингов в закрытых помещениях. Вот когда Плотников и МГРД смогут похвастаться чем-либо подобным – вот тогда они получат право говорить о Циммервальде и «Новом Циммервальде». Но не раньше!

Наконец, циммервальдцы за свою деятельность подвергались репрессиям. Напомню, что 8 сентября 1915 года Циммервальдская конференция приняла специальную «Резолюцию симпатии жертвам войны и преследуемым», в которой, в частности, выражались солидарность и братское сочувствие «сосланным в Сибирь думским депутатам, плененным милитаризмом товарищам Либкнехту и Монатту… Люксембург и Кларе Цеткин, которые за свои убеждения посажены в тюрьму, и всем товарищам, которых преследуют за то, что они борются с войной». За циммервальскую пропаганду сажали в тюрьму не только в России, Германии и Франции, но и в Италии, Австро-Венгрии, Великобритании, США и нейтральной Швеции. В Германии за распространение циммервальдской литературы 23 солдата и 3 офицера были приговорены к смертной казни.

Кто-нибудь слышал о репрессиях против «Нового Циммервальда» или лично В. Плотникова? Нет. Знаете почему? Потому что «храбрые циммервальдцы» Плотников и остальные два с половиной инвалида из МГРД никому не опасны!

«Тень Циммервальда», не дающая покоя не только Плотникову, но и Будрайтскису (судя по названию его статьи) – это, скажем так, амбивалентная тень. То есть, с точки зрения марксиста (это я специально Плотникову говорю), тень с подмоченной репутацией. Чем кончил Циммервальд? Тем, что в конце 1916 – начале 1917 года большинство (Циммервальдская правая) предало принципы Циммервальда и Кинталя и пошло на открытый союз с правыми социал-демократами, с социал-шовинистами и социал-пацифистами. Циммервальд, как было констатировано на третьей циммервальдской конференции в Стокгольме в сентябре 1917 года, себя изжил. Но еще в марте 1917-го Ленин в письме Александре Коллонтай, через которую он поддерживал связь со скандинавскими циммервальдцами, призывал ее удержать шведскую социалистическую молодежь от учреждения партии на циммервальдских принципах, «ибо “Циммервальд” явно обанкрутился, и хорошее слово служит опять для прикрытия гнили!».

Значит, еще 90 лет назад Ленин написал о банкротстве Циммервальда. Но марксисту Плотникову Ленин не указ. Мало ли что Ленин был современником и активным участником событий. Плотников знает лучше.

Остается только доказать это на практике. Пусть Плотников совершит в России Октябрьскую революцию. А мы посмотрим, что получится. Плотников же большой специалист по революциям. Вот что он пишет по этой теме: «Революция – дело молодых и собранных в кулак, не надо стесняться сбрасывать престарелых реакционеров с парохода современности. Ленин и большевики этим занятием никогда не брезговали».

Вообще-то, связь с кулаком марксиста не красит. Это во-первых. Во-вторых, Ленин никого с парохода не сбрасывал – даже и престарелых реакционеров. Он их, наоборот, на пароход сажал. И отправлял в Германию. Стыдно не знать.

И, кстати, как у них там, в клингонском Генштабе, с золотом?

3–5 октября 2008


[1] Позже выяснилось, что хотя МГРД активно распропагандировала «Новый Циммервальд», но сообщество было создано не этой группой, а каким-то полоумным украинским русскоязычным сетевым левым, трусливо прятавшимся под ником rexy_craxy. Тот, кто имеет представление о реалиях политической жизни на Украине при Ющенко, понимает, что скрывать свое имя (опасаясь, видимо, каких-то «репрессий») в то время мог только законченный параноик. Разумеется, мертворожденный «Новый Циммервальд» реанимировать не удалось. – Примеч. 29.10.2010.

[2] Вы все будете смеяться, но пламенный коммунист-интернационалист Плотников (кстати, это тоже, как rexy_craxy, псевдоним: храбрый революционер «Плотников» только в интернете и под псевдонимом храбр) недолго пробыл в этой самой МГРД: его оттуда вскоре то ли вышибли, то ли он сам ушел, уличив, естественно, МГРД в «оппортунизме» и «ревизионизме». Спрашивается: за что боролся? – Примеч. 29.10.2010.


Опубликовано в интернете по адресам: http://www.rabkor.ru/?area=articleItem&id=443, http://www.marksizm.info/content/view/4777/59/