Free Hosting

Free Web Hosting with PHP, MySQL, Apache, FTP and more.
Get your Free SubDOMAIN you.6te.net or you.eu5.org or...
Create your account NOW at http://www.freewebhostingarea.com.

Cheap Domains

Cheap Domains
starting at $2.99/year

check
Saint-Juste > Рубрикатор Поддержать проект

Александр Тарасов

Путанам — путанья смерть

Начну с воспоминания. Несколько лет назад проводил я с коллегами опрос в Поволжье. И вот сидим мы в большой «интеллигентской» компании, разговариваем, вникаем в их местные, провинциальные дела и проблемы — и тут разговор обрывается: начинается программа новостей по TV. «Интеллигент» тогда в провинции еще не возненавидел центральное телевидение — новости было принято смотреть. Первая — главная, с точки зрения телевизионщиков — новость была такая: в Чечне взята в заложники группа телекорреспондентов. Уж не помню, что это была за группа — то ли Масюк с компанией, то ли с ОРТ. Это неважно. По мне, что есть Масюк, что нет — ничего не меняет. Важна была реакция присутствующих. Они, услышав про похищение, вдруг все разом захлопали в ладоши и радостно закричали: «Так им и надо, блядям! Вот бы их там убили!» И только потом, вспомнив, что рядом сидят социологи из Москвы, несколько поутихли. Не то чтобы смутились, а скорее отреагировали на «не своих».

Надо очень постараться, господа журналисты, чтоб вызвать такую ненависть и такое презрение у собственного народа.

А помните, как совсем недавно, во времена «перестройки», журналисты пользовались всеобщим почетом и восхищением, купались в народной любви? Помните безумные конкурсы на факультет журналистики? Многомиллионные тиражи? Встречи со зрителями и читателями, собиравшие полные залы, на которых банальный треп нахватавшихся в спешке и по верхам журналистов воспринимался аудиторией как откровения гуру?

А что теперь? Газеты и журналы читает 3 % населения (это газеты и журналы вообще, центральные же издания — не партийные, а мейнстрим — в провинции почти никто не читает), TV смотрят тем меньше, чем выше социальная активность и интеллектуальный уровень провинциалов (да, впрочем, и москвичей).

Конкурсы на факультет журналистики упали до смехотворных цифр в 1,5 человека на место, и парни в журналистику вообще не идут — их на вступительных экзаменах тащат за уши, преподаватели получили установку по возможности не ставить парням двоек: лишь бы сдали, лишь бы прошли.

Факультет журналистики МГУ продуцирует бездарных, тупых, безграмотных «профессионалов», к тому же еще чуть не поголовно наркотизированных (запах травки на факультете чувствуется прямо в вестибюле первого этажа — нигде больше, даже в супернаркотизированном МГИМО такого нет!). Редакторы плачут в один голос: за этой молодой порослью всё надо переписывать — сами они пишут нечто неудобочитаемое.

А уж какой бред несут наши журналисты по TV! Я составил коллекцию их безграмотных и идиотских высказываний (это тема для отдельной статьи, когда-нибудь напишу). О результатах «работы» этих молодых журналистов и без меня много написано. Хорошо, например, писала И. Петровская: наслушались «молодые» Отара Кушанашвили и теперь уверены в том, что журналистика — это копание в чужом грязном белье, смакование сплетен и выяснение, кто какого цвета трусики носит.

Недавний пример. Затеяло «Яблоко» издавать газеты «ЯБЛОКО России» и «Московское ЯБЛОКО». Не ахти какие газеты получались, но не бульварные (и это правильно: у «Яблока» электорат другой). Но вот пригласили туда молодого профессионального журналиста из «Комсомолки»-толстушки — Михаила Рыбьянова. Сильное впечатление произвел на редакционные коллективы «яблочных» газет Рыбьянов: писать не умеет, русского языка не знает, в сложноподчиненных предложениях вязнет и путается, умом не отягощен. Зато апломба — через край: как же, он же профессионал, журфак закончил, в самой «Комсомолке» работал! Всего за два-три месяца Рыбьянов превратил «яблочные» газеты в откровенно бульварные. А «яблочники» сдуру довели тираж этих газет до многомиллионного («ЯБЛОКА России» — до 5,5 млн экз., «Московского ЯБЛОКА» — до 2,5 млн). Ну и, естественно, лишились читателя и, следовательно, электората. Кто всегда голосовал за «Яблоко»? Средний «советский интеллигент», в первую очередь провинциальный, на дух не переносящий бульварщины. Поздравляю «Яблоко» с успешным знакомством с новой российской журналистикой.

Скоро такие рыбьяновы будут везде. А ведь на факультете журналистики недавно с помпой и совершенно в духе «эпохи застоя» устраивали чествование Ясена Засурского. За что чествовать? За полный развал порученного ему дела? За такие вещи не чествовать надо, а гнать в три шеи.

Кто превратил «Огонек» из самого серьезного и проблемного тонкого популярного журнала времен «перестройки» в сегодняшнее откровенно бульварное издание? Дядя Сэм, ваххабиты, анпиловцы? Ни хрена, сами же уважаемые журналисты и превратили. Да ладно бы был журнал просто бульварный, но ведь он еще и проститутски-бульварный! Я имею в виду политическую, духовную проституцию: всякое дерьмо готовы напечатать, лишь бы это дерьмо было «идеологически правильное». Уж чего только не было: и статья о Корнилове-«демократе», и статья о Кастро — жреце тайного африканского культа… Интересно, а если такой бред не печатать, Березовский денег платить не будет? Тогда напечатайте, что Ленин — это Сатана, и потому он в мавзолее в гробу на спине лежит, чтобы никто хвоста не увидел! Борис Абрамович наверняка оценит.

Раньше наши журналисты лизали зад советской власти — теперь лижут зад антисоветской и/или банкирам. Вообще-то профессия тех, кто удовлетворяет нестандартные сексуальные запросы клиентов, называется не журналистика. А как — вы сами знаете. Что же удивляться, что уже вся страна зовет вас, журналистов, проститутками (блядями, как изящно выразились упомянутые волжане)?

Кто дискредитировал профессию? Сами же журналисты, больше никто. Можно подумать, никто не помнит, как Михаил Гуревич, перекочевав из «МК» в «Российскую газету» (или «Российские вести», уж не помню), в одночасье превратился из гонителя «Паши-мерседеса» в его защитника. Как проельцинская неолибералка Марина Шакина, придя из «Нового времени» (если правильно помню) в «Независимую», тогда игравшую в оппозиционность, сразу же стала оппозиционной режиму журналисткой (а уйдя из «НГ», опять стала проельцинской). А еще советую сравнить, например, Виктора Матизена времен «Обозревателя» и времен «Общей газеты». Примеров таких — сотни. Чтобы все описать — книга понадобится.

Результат налицо. Пару лет назад на какой-то пресс-конференции (или презентации?) видел замечательную сценку. В зале встретились два мужичка, по виду — из мелких «новых русских». Один второго приглашает сесть рядом. Тот говорит: «Да тут вроде люди сидят…» «Это люди? — удивился первый. — Это не люди, это журналисты. Я таких десяток за доллар куплю. Тоже мне, “люди”…» И, повернувшись, говорит какой-то молоденькой журналистке, уже вытащившей микрофон: «Эй ты, а ну давай отсюда!». Журналистка тут же подхватывается и пересаживается. Так себя люди с чувством собственного достоинства не ведут. Так себя ведут именно проститутки: «Эй ты, давай» — они и дают.

Можете себе представить, чтобы кто-нибудь безнаказанно раньше сказал «Эй ты, давай отсюда!» Инне Руденко или, скажем, Александру Бовину?

Есть такая интересная книга, изданная еще в 1993 году — «Последние дни Фиделя Кастро» Андреса Оппенгеймера. Там Оппенгеймер, искренне тогда, в 1993 году, веривший, что режим Кастро доживает последние дни и потому стесняться нечего (победителей не судят!), откровенно описывал, как лидер вооруженной кубинской оппозиции в Майами миллиардер Хорхе Мас Каноса (сколотивший состояние на контрабанде оружия и наркотиков) скупал в России журналистов. Скупал по дешевке: кого за поездку в Майами, кого за устройство сына в американский университет… Евг. Бай, если верить Оппенгеймеру, продался всего лишь за подвесной лодочный мотор (правда, очень хороший). Так что весь мир знает, что наши журналисты — проститутки (и очень дешевые, самого низшего разбора).

Так что же, спрашивается, вы удивляетесь, господа журналисты, что вас без конца убивают? Это профессиональный риск — всех проституток убивают чаще, чем других, не продажных, людей. Всегда существует вероятность, что попадется клиент-садист или что сутенеры да мафиози начнут перекраивать сферу влияния. Так что привыкните и прекратите истерики.

Что в конце концов осталось от свистопляски вокруг убийства Влада Листьева? На слуху две версии — и обе не политические: что Листьева убила собственная жена из-за денег и что его убил Березовский из-за денег же. Криминальная разборка, как теперь принято выражаться. Про другие версии — политические — что-то ничего и не слышно. А какой вселенский траур закатывали!

Не жалко мне Листьева. Он всё, что мог, сделал для того, чтобы в стране восторжествовали новые «правила игры» — вот по этим правилам его и убили. Элементарная справедливость. За что боролись — на то и напоролись.

А что там со вторым культовым убийством — Дмитрия Холодова? Похоже, дело о «спецназе ГРУ» зашло в тупик? И что тогда остается? Версия, что Холодов погиб по ошибке — вместо Паши Гусева, которого собирались взорвать конкуренты по бизнесу во Франции?

Это в Калмыкии могут убить за дело — и именно оппозиционного журналиста. Это в далеком Ангарске журналиста могут судить за статью, разоблачающую произвол местных психиатров. (Кстати, очень показательно, что Игорь Подшивалов, которого судят в Ангарске, как раз не профессиональный журналист — он историк. Платили бы в провинции деньги преподавателям — преподавал бы. Он к тому же известный иркутский анархист — в другое время занимался бы своей анархистской пропагандой, создавал бы организацию, будущие историки изучали бы его деятельность, писали бы о нем книги — ну не о Кушанашвили же им писать! Неудивительно, что он пошел на конфликт с местными властями — у профессиональных журналистов на такое кишка тонка: это же не чужие жопы лизать).

Журналисты, говорят, должны информировать общество. О чем? В первую очередь, наверное, о важных вещах, а уж затем — о безделушках (если место и время останутся). Почему же наши мейнстримовские СМИ без устали талдычили о леди Диане, Монике Левински и всяких кутюрье, но молчали, например, о том, что правительство в Колумбии контролирует уже меньше 40 % страны и в Вашингтоне дважды рассматривался вопрос о возможности военной интервенции в Колумбию? Почему ни одна собака не рассказывает о борьбе половины Нью-Йорка с мэром Джулиани? Или, если поискать поближе, никто ведь не захотел рассказать о захвате рабочими комбината в Ясногорске в Тульской области и о том, как власти (кстати, там у власти КПРФ) бросали на рабочих милицию и арестовывали лидеров стачкома. (Да и о конфликте на Выборгском ЦБК страна узнала случайно: догадливые выборжцы оповестили информационные агентства, что неизвестная вооруженная группа захватила комбинат, взяла заложников, есть раненные — и наши придурки-журналисты решили, что это — «чеченские террористы». Если бы не такая «военная хитрость» выборжцев — никто бы о них ничего не узнал. Ведь не знает же никто, что таких предприятий, как Выборгский ЦБК, по стране 33 — и не раз дело доходило до рукоприкладства. О том, сколько наши мейнстримовские издания наврали о Выборге, — и рад бы написать, но нет места. Скажу только, как человек, хорошо знающий тему, что все, что написано в центральных «солидных» изданиях, — вранье.) Плевать я — и миллионы моих сограждан — хотели на леди Диану: она нам не родственница. И на Монику тоже. А вот каждая следующая американская военная интервенция делает все более вероятной такую же акцию в отношении и моей собственной страны. А вот нарастание классовых конфликтов с применением насилия сдвигает нас всех к гражданской войне. Но господам журналистам это неинтересно. Банкиры, которым они жопы лижут, за это денег не платят. А мне неинтересны и не нужны такие господа журналисты. Пусть их убивают.

Уличных проституток жалко. Девчонки из Молдавии и Украины торгуют собой, чтобы не подохнуть с голоду. Московские журналисты уж точно с голоду не умерли бы, если бы не продавались. Множество гуманитариев в Москве не лижет зад банкирам — и ничего, живы.

О TV и писать не хочется. Процитирую лучше журнал «Альтернативы» (№ 3 за 1999 год): «Если мы понимаем, что телевидение превратилось в дерьмо, то так и надо везде открыто говорить и писать, что телевидение — это дерьмо и что те, кто там работает — дерьмо, подонки и проститутки. Честный человек не может и не должен работать на сегодняшнем российском телевидении. Телевизионщиков надо презирать и презирать демонстративно. Не идти на их передачи. Не соглашаться на интервью. Не подавать руки. Посылать матом по телефону, если позвонят. Если будут обижаться, объяснять им, что они — дерьмо».

Кого мне действительно жаль — это тех нормальных и порядочных людей, которые когда-то выбрали по недоразумению журналистику себе профессией. Проститутки-журналисты вымазали дерьмом весь журналистский цех, всё «журналистское сословие», саму профессию. Теперь в дерьме и те, кто к продажности совершенно непричастен, кто пытался и до сих пор пытается честно делать свое дело.

25—26 декабря 1999


Опубликовано в интернете по адресу: http://www.anarh.ru/anarch/7/puta.htm; в сокращении под названием «Путанам — путанья смерть. Профессиональные риски второй древнейшей профессии» в журнале «Среда», 2000, № 1.