Free Hosting

Free Web Hosting with PHP, MySQL, Apache, FTP and more.
Get your Free SubDOMAIN you.6te.net or you.eu5.org or...
Create your account NOW at http://www.freewebhostingarea.com.

Cheap Domains

Cheap Domains
starting at $2.99/year

check
Saint-Juste > Рубрикатор

Юрий Пузиков

Это не оппозиция, это грантососы!

Юрий Пузиков

— На днях ты был в чешском МВД и сдал документ с чешским видом на жительство. Как это происходило?

— Пришёл. Говорю: «Заберите паспорт, я не хочу его, дайте мне бумажку, что я паспорт сдал и следующим моим шагом будет «стоп-азил»[1]. Заберите, иначе отдам его первому наряду полиции». Молча забрали.

— Давай сначала. Когда ты в Чехию приехал и когда получил статус беженца?

— Я приехал в 1998 году, 28 июля. По договорённости с чешской Федерацией анархистов, был участником 10-го съезда ЧСАФ[2] и 2-го съезда ФСА[3], принимал участие в «стрит-парти» 1998—1999 гг.[4] На сквоте «Милада»[5] жил фактически с самого начала и до осени 2001 года. Правда, мне дважды отказывали в убежище, потому что я типа экстремист. Но я написал протест на имя министра. Тогда ещё министром был социал-демократ Вацлав Грулих. А ещё у меня были с собой белорусские ходатайства от Шарецкого[6], Лебедько[7], Михалевича[8], Гриба[9], от всего политического бомонда.

— От оппозиционеров?

— Сейчас это уже оппозиция.

— А в то время?

— Тоже оппозиция. Но Шарецкий был председателем парламента.

— Зачем он тогда подписал бумаги?

— А он выехал из страны чуть ли не следом за мной. Это было ходатайство, письмишко такое в Чехию: мол, просим помочь, иначе всем плохо будет, всех посадят, а я ценный кадр, знаю много чего. И это подписали все политические партии на уровне председателей, заместителей председателей. Все поставили подписи и печати. Лебедько был в то время председателем комиссии по международным делам. И я сюда с этим приехал, а чехи мне отказали.

— Действительно, какая выгода чехам брать к себе такого «ценного кадра»?

— Министр в итоге проигнорировал все эти полицейские отказы, аннулировал решение полиции первой инстанции, вернул дело на рассмотрение и добавил, что в принципе не согласен с подходом к рассмотрению моего дела. И через две недели мне выдали паспорт. Это случилось 6 января.

— На каком основании?

— Меня признали политическим беженцем.

— Что ты успел такого политического наделать?

— Занимался издательством. Обслуживал избирательные кампании всей оппозиции, печатал листовки, издавал газеты «За волю»[10], «Лукашенковская правда»[11]. Записывал в своей студии альбомы известных белорусских бардов, например Андрея Мельникова[12]. Среди шумных акций был «Концерт на балконе».

— А теперь ты возвращаешься. Почему?

— Главное основание, почему я отсюда уезжаю, которое я сформулировал и для себя, и для остальных белорусов, звучит так: я не хочу, чтобы моё имя вспоминали рядом с этим дерьмом.

— С каким?

— С оппозицией. К оппозиции в Белоруссии уже очень однозначное отношение, очень негативное. А к тем, кто здесь, в Праге, окопался, ещё хуже.

— С чьей стороны?

— Со стороны людей, абсолютно нормального большинства. Можно зайти на любой газетный форум, почитать отзывы. Я не хочу, чтобы моё имя полоскали рядом с ними.

— Чем же они так, в твоём понимании, дискредитировали себя?

— Можем начать с того же «Молодого фронта», который в этом году с Бандерой по Минску прошёлся[13].

— Организация «Молодой фронт», которая зарегистрирована в Чехии?

— Да. Общественные организации не имеют права заниматься политической деятельностью. Регистрация молодёжных и международных организаций проходит по другим законам. «Молодой фронт» действует здесь как библиотека. А в Белоруссии они занимаются активной политической экстремистской деятельностью.

Я надеюсь, что ещё в Чехии успею подать в полицию заявление, что они мошенники. Если нет, значит, их в Белоруссии будут судить.

— Марши организуют?

— Да, ссылаются на то, они и международная, и политическая, и молодёжная организация. Ну, поеду и буду решать там вот этот вопрос. Отсюда никто не слышит. В прокуратуру схожу, у меня там есть знакомые. Буду их там как-то закрывать.

— Они там очень активны?

— Они очень активны. Это как бы молодёжное крыло Христианских демократов, нашего БНФ. Это самая худшая секта, которую я встречал, и с ними надо бороться.

— Как так получилось, что ты сам был в оппозиции, а теперь собираешься с оппозицией бороться?

— Я не буду бороться с оппозицией. Я буду бороться с сектантами. Это вредители.

— Но ты же говоришь, что они практически все такие в Праге. Где же тогда настоящая белорусская оппозиция?

— А что такое оппозиция? У нас в Белоруссии нет оппозиции. В Советском Союзе в Белоруссии не было ни одного диссидента. Единственное упоминание о Кукобаке, но он в Москве был. Это единственный случай. Не было её там, и нет. Это всё грантососы, это не оппозиция.

— По твоему мнению, никакой опасности для власти белорусская оппозиция не представляет?

— Никакой.

— Но её же кто-то содержит?

— Можем опять же вернуться к киевским событиям. Кто кормил Майдан? То же самое и здесь, например Радио «Свобода». Вернёмся к тому, чем они занимаются. Это не журналистика, это пропаганда. Какая оппозиция? Что такое оппозиция? Известный блогер — это как известный суслик. То есть — известный среди сусликов. То же самое, что Славомира Адамовича[14] задержали у метро в Минске за украинский флажок. У него украинский флажок был — факт. Но я уверен, что его задержали по другой причине. То есть ему нужно было пропиариться где-то. Хулиган — и всё.

— Много писали об арестах накануне чемпионата мира по хоккею.

— Какие аресты? Кого? Сейчас перед чемпионатом[15] «зачистка» была. Мне очень понравилось: выходит заявление, опять же христианских демократов, что в изоляторе 300 человек политических. И тут же на другом сайте информация — закрыли всех проституток и бомжей.

— Периодически попадаются в печати подобные сообщения об арестах.

— Это попадается всё та же самая публика. Эти христианские демократы, сектанты, это молодёжь. Не могу понять, откуда она повылазила. Это никто. Зовут их никак. И кроме того, что некто сидел пять раз, у него других заслуг нет. Там нет реальной оппозиции.

— А местные белорусы?

— Возьмём, например, Юрия С.[16]. Он вообще не имеет никакого отношения к политике. И близко не стоял. Его оппозиционная деятельность заключалась в том, что он по пьянке с анархистами снялся у нас в эпизоде фильма про молодёжь — и всё. После меня убежище выдали всем белорусам, которые были в лагерях. Буквально всем, в течение месяца. Вся деятельность этих «оппозиционеров» сводилась к неуплате налогов или пьянке в общественном месте, что вроде как тоже может быть формой политического протеста.

— При чём же тут остальные?

— По принадлежности, потому что я их знал. Есть такой пунктик в законе: «принадлежность к соцгруппе, которая является преследуемой или может быть потенциально преследуема».

— Можно сказать, ты выпустил джинна из бутылки?

— Буду загонять его назад. Многие беженцы, которые здесь живут, в Белоруссию спокойно через Россию ездят. И никто там их не ловит, они там никому не нужны. Один известный оппозиционер здесь картинками торгует. Да, он участвовал в работе Белорусской партии свободы, это ультраправые. Был одним из активистов. Но опять же, он — предприниматель, он не платил ни налоги, ни за товар, поэтому тут чистой воды экономическая деятельность.

Я там довыёживался с газетой анекдотов про Лукашенко, мне было сказано, что батька сам приехал в прокуратуру, топал ногами. Меня предупредили, что минимальный срок — пять лет.

— И при всём при этом ты не боишься возвращаться?

— Уже не боюсь.

— Почему?

— Потому что годы прошли. 15 лет. Как бы всё устаканилось. Понимание пришло со всех сторон. Была молодость, максимализм, в чём-то глупость, неправильная оценка ситуации.

— А сейчас уже правильная, после 15 лет в Европе?

— Да.

— Можно услышать ещё доводы, почему тебя потянуло обратно?

— Дом. Если я буду что-то делать, то дома. И отдавать налоги в белорусскую экономику.

— Помимо экономических и духовных показателей есть ещё причины?

— Медицина. У меня проблемы со здоровьем. Мне там пообещали друзья, что после возвращения я пройду полный медосмотр.

— А в Чехии это невозможно разве со страховкой?

— Кто здесь будет со мной цацкаться сверху донизу? Не будут.

— Ты не был дома 15 лет?

— Ни разу. У меня там уже все поумирали. Что мне здесь делать? Ерундой заниматься я могу и там. Анекдоты рассказывать, газетки издавать. Там от этого будет больше пользы, чем здесь, тем более что «Молодой фронт» (это у меня уже такая идея фикс) я закрою принципиально.

— Есть какой-то страх перед возвращением?

— Стрёмно, конечно. Я представляю, насколько это будет сложно. Приеду туда на голое место, без жилья, без работы, без ничего. Я запланировал, что сделаю паспорт, полежу в больничке. Будет очень много проблем на первом этапе.

— Вдруг захочется вернуться обратно?

— А что здесь делать? Ну да, красиво здесь, но в Чехию можно приехать отдохнуть. Кто-то здесь нашёл себя, но я нет.

— Чем ты занимался все эти 15 лет?

— На стройке работал, раздавал листовки, работал в компании «Карфур», в чешских архивах, шеф-редактором порножурнала «Лео» на русском языке, в газете «Информ Прага» работал, графиком-верстальщиком, много где…

— Ты здесь живёшь 15 лет и, может быть, не так хорошо знаком с политической ситуацией в Белоруссии.

— Возможно, не так хорошо, но друзья, которые приезжают ко мне из Белоруссии, не проявляют желания здесь остаться. Взять того же Адама Калюту[17] — представителя белорусов в Совете по нацменьшинствам в Чехии, который ездит туда-сюда, он и то приезжает и говорит — все купили квартиры, все купили машины. Благосостояние растёт такими темпами, что даже отсюда это видно. Люди позволяют себе приехать сюда чисто на пиво.

— А как же диктатор Лукашенко?

— Ну какой он диктатор? В чём его диктатура? Что он этих самых нагибает? Так правильно делает, я бы тоже…

— Кого этих самых?

— Этих, кто поёт у российского посольства «Слава Иисусу»[18], вот такие же там… Такие же, только ещё с Бандерой…

— Но столько пишут о преследованиях белорусов…

— А читаете вы кого? Михалевича, Наумчика[19]? Это всё разлив из одного ведра, американского. Другого здесь пока не видно. Чем я здесь в начале занимался? Меня приглашали в общественные организации на встречи со студентами: когда надо бабки отбить, то встречаются с политическими. Я им пару раз рассказал про Белоруссию, после этого меня приглашать вообще перестали.

— Что ты такого рассказал?

— Что у нас стипендии студентам выплачивают. С ипотекой как? Три ребёнка — и квартира твоя, за одного ребёнка государство списывает 25 % от ипотеки. Тут не хотят, чтоб об этом слышали. Тут ложь на лжи о том, что у нас происходит. Тут слово правды не найти в чешских СМИ о Белоруссии. А ведь у нас гуманнее.

— Гуманнее? Европа ведь самая гуманная в мире территория.

— У нас министру сельского хозяйства за взятку в 300 долларов дают три года. Я считаю, это правильно. Он взял три бумажки по 100 долларов, положил в сейф, тут же пришли ребята в штатском и его оттуда вывели.

— Это не гуманность, а справедливость.

— Справедливость — это ни о чём, слова такого нет. А вот в плане гуманности по отношению к людям, там гуманнее, чем здесь. Социалистическая модель гуманнее, чем капиталистическая, и образование, и школа, и медицина, всё это там разумнее работает. То есть, я понимаю, если медцентр угробил студентку, молодую девочку, кто-то за это должен ответить. Главврач и анестезиолог получили реальные сроки.

Да, людей сажают. Но сажают за преступления. Если на заборе написать неприличное слово, так за такую «политическую деятельность» можно ещё и приличный иск от коммунальщиков получить. Я предлагал местным профинансировать не белорусских, а своих «спрейеров», смиховских[20], и потом их из тюрьмы вытягивать. Не захотели.

Есть центры, где бомжи ночуют и живут, куда бездомный может прийти, ему восстановят документы и попытаются социализировать. Если напиться и буянить, то на улице не оставят.

— И у чехов такие центры есть.

— Это же добровольцы, которые отбивают гранты. А там государственная программа под присмотром милиции, которая реально занимается и документами, и всем остальным. То есть там отношение к человеку гуманнее.

— Когда следующие президентские выборы в Белоруссии? Лукашенко опять выберут?

— Он с 1994 года у власти. На самом деле, люди реально от этого устали. Назарбаев ещё дольше. Ну и что? Да, все устают. Но батька сказал, что он выставит свою кандидатуру. А дальше посмотрим.

— Сколько тебе лет?

— Будет 43. Вот ещё пять лет здесь — и что дальше? И здесь ничего, и там не нужен. А сейчас я ещё успею там что-то сделать. Семью создать, например. Так что оснований у меня для возвращения больше, чем одно, и об этом можно говорить бесконечно.

Беседовала Ирина Шульц


Комментарии

[1] «Азилом» в Чехии (лат. аsylum, чешск. аzyl — убежище), а также во многих других странах Еврозоны, называется система предоставления политического убежища иностранцам, которых на родине преследуют по политическим (расовым, национальным, религиозным) мотивам. Соответственно, «стоп-азил» — неологизм, возникший и имеющий хождение в эмигрантской среде, — означает добровольный отказ от статуса политбеженца. Система «азила» — это прибыльный бизнес, обогащающий коррумпированных чиновников. Так, Чехия получает от международных фондов огромные средства на работу с мигрантами и содержание приемных лагерей для беженцев. Сам Пузиков рассказывает в другом интервью о том, что для чешского Министерства иностранных дел предоставлять политическое убежище выходцам из Белоруссии «было даже выгодно с финансовой точки зрения — за каждую голову им платят отдельно по своим программам Евросоюз и ООН. Платят и за дополнительную охрану — есть такой пункт»: http://rumol.org/2014/07/08/eksklyuziv-otkroveniya-politicheskogo-bezhenca-byvshego-izdatelya-belorusskogo-oppozicionnoj-gazety-za-volyu/.

[2] ЧСАФ (Чехословацкая анархистская федерация) — возникшая в 1995 году и действующая до сих пор анархо-синдикалистская организация с отделениями в Чехии и Словакии. Входит в состав Интернационала федераций анархистов (ИФА). Издает собственный журнал.

[3] ФСА — Федерация социальных анархистов. Возникла в 1997 году в результате раскола внутри ЧСАФ.

[4] Речь идет о гордости чешского анархо-движения — о масштабных антиглобалистских акциях в Праге 1998 года. Первая из них — Глобальная уличная вечеринка (Global Street Party) — имела скоординированный международный характер: манифестации антиглобалистов прошли 16 мая 1998 года одновременно в Афинах, Берлине, Дрездене, Бирмингеме, Боготе, Женеве, Любляне, Лионе, Мельбурне, Стокгольме, Сиднее, Таллине, Тель-Авиве, Торонто, Валенсии, Ванкувере и других городах. Глобальная уличная вечеринка в Праге, состоявшаяся благодаря усилиям ЧСАФ и чешской секции международной радикально-экологистской организации «Earth First!», привлекла около трех тысяч участников и закончилась массовыми столкновениями с полицией, в результате чего были повреждены 6 полицейских машин, 22 полицейских были госпитализированы, досталось также трем ресторанам «Макдональдс» и одному магазину для скинхедов. Однако то было событие, в котором Пузиков принять участие не мог, поскольку приехал в Чехию, как признается в интервью, 28 июля, то есть на два месяца позже. Он мог участвовать в состоявшейся как раз в это время Локальной уличной вечеринке (Local Street Party) численностью около четырех тысяч демонстрантов, но прошедшей значительно более мирно. Следующий год был ознаменован по меньшей мере двумя серьезными анархистскими выступлениями в Праге (судя по всему, именно их Пузиков причисляет к «стрит-парти» 1999 года) — это, во-первых, первомайская демонстрация, организованная ЧСАФ (известно, что на ней присутствовали белорусы из Федерации анархистов Белоруссии (ФАБ)), завершившаяся столкновениями с полицией, и, во-вторых, Всемирный карнавал против капитализма (Global carnival against capital).

[5] Знаменитый пражский сквот на вилле «Милада», возникший 1 мая 1998 года и стараниями нанятого властями частного охранного агентства выселенный 30 июня 2009 года.

[6] Семен Шарецкий — с 1995 по 1996 год — депутат Верховного Совета Белоруссии, затем последний его председатель (с января по ноябрь 1996 года). С 1994 по 1999 год возглавлял основанную им же Аграрную партию Белоруссии. В 1999 году в связи с окончанием пятилетнего срока президентских полномочий Лукашенко «мятежные» депутаты упраздненного Верховного Совета, не признававшие Конституцию 1996 года, после проваленных ими так называемых альтернативных выборов назначили Шарецкого и. о. президента, вследствие чего он, опасаясь за жизнь, бежал из страны. В настоящее время живет на государственном пособии в статусе политбеженца в Ливерморе (штат Калифорния, США), в интервью и публикациях превозносит американскую социально-политическую систему и критикует советский режим, которому, однако, преданно служил всю сознательную жизнь: окончил Высшую партийную школу при ЦК КПБ, возглавлял в ней кафедру «Экономика и организация сельскохозяйственного производства», был председателем колхоза.

[7] Анатолий Лебедько — белорусский политик. В 1994 году — член предвыборного штаба А. Лукашенко. Некоторое время после прихода последнего к власти был приближен к нему, имел возможность оказывать на него определенное влияние. С 1996 года, очевидно, полностью убедившись, что место в структуре властной иерархии для него не предусмотрено, перешел на сторону оппозиции — в праволиберальную ОГП (Объединенную гражданскую партию), образованную преимущественно из бывших представителей «реформаторского» крыла КПСС—КПБ и возглавляемую экономистом С. Богданкевичем, указом Лукашенко смещенным с должности председателя Правления Нацбанка. Следующим главой ОГП стал Лебедько (2000) и возглавляет ее по сей день. На данный момент — это одна из наиболее крупных в Белоруссии оппозиционных политических организаций.

[8] Алексей (Алесь) Михалевич — белорусский предприниматель и политик. В 1997—2000 годах возглавлял организацию, занимавшуюся молодежным обменом и туризмом. С 2004 по 2008 год — зампред правонационалистической партии БНФ (Белорусский народный фронт), из которой был исключен за критику методов партийного руководства. Выдвинул свою кандидатуру на пост президента на выборах 2010 года. Вечером 19 декабря 2010 года во время массовой акции оппозиции против результатов выборов, как и многие другие кандидаты, был задержан и помещен в СИЗО КГБ как подозреваемый в организации массовых беспорядков. Освобожден под подписку о невыезде. На созванной по этому поводу пресс-конференции объявил о пытках в СИЗО и о том, что был выпущен только после согласия стать агентом КГБ. Однако из позже выложенного кагэбэшниками на «Ютьюб» видеоролика явственно следует, что отнюдь не они склоняли Михалевича к сотрудничеству, наоборот, он сам с большой охотой подобострастно предлагал им свои услуги, готовый на какие угодно подлости: https://www.youtube.com/watch?v=4OCdlpj_D18. В настоящее время Михалевич проживает в эмиграции в Чехии, где, несколько отдалившись от политики, строит научную карьеру.

[9] Мечислав Гриб — с 1990 года — депутат Верховного Совета БССР, с 28 января 1994 года, в условиях, когда в руках Верховного Совета концентрировалась вся власть в стране, являлся фактически главой Белоруссии до президентских выборов 10 июля 1994 года, в результате которых президентом стал Лукашенко. Генерал-лейтенант милиции в отставке. С 1996 года состоит в оппозиционной левоцентристской Белорусской социал-демократической партии (Народная громада).

[10] «Za volu» — печатный орган неонацистской группы, называвшей себя Белорусской партией свободы (БПС) и сформированной в 1994 году преимущественно из молодежи от 16 до 20 лет (в околооппозиционных кругах считается, что БПС — проект белорусского КГБ). Девизом БПС в то время был «Да здравствует национальная революция!», а своим украинским политическим единомышленником члены «партии» признавали УНА-УНСО. В 2000 году БПС, и без того немногочисленная маргинальная организация, пережила раскол, в результате которого от нее отделилась группа «Правый альянс», теперь в основном привлекаемая для обеспечения охраны оппозиционных политиков на выборах. В феврале 2014 года лидер БПС С. Высоцкий всплыл в средствах массовой информации в связи с организацией «Комитета помощи активистам Майдана», куда вошли, кроме БПС, Национальный альянс (Латвия), Народная консервативная партия (Эстония), Литовский националистический союз и другие правые партии.

[11] «Лукашенковская правда» — оппозиционная юмористическая газета, выходившая в 90-х. Ныне не существует.

[12] Андрей Мельников — белорусский бард, литератор, автор свыше десятка альбомов бардовской музыки, среди которых: «За флаги, за свободу!» (1989), «До последнего комиссара» (1991), «Салам совки» (1994), «Войско подземной церкви» (1995), «Зубы на ладони» (2012). На персональном сайте Мельникова сказано, что он «при любом раскладе входит в четверку лучших белорусских бардов» и является «первооткрывателем темы национальной памяти в белорусской авторской песне». В 1991 году, проходя обучение в школе Павла Глобы, вычислил по звездам, что в Минске на станции метро «Немига» случится трагедия, и тут же сообщил об этом в Мингорисполком. Спустя восемь лет в подземном переходе станции метро «Немига», близ которой проходил Праздник пива, из-за внезапно разразившейся грозы образовалась массовая давка, унесшая жизни 53 человек, и А. Мельников убежден, что предсказал это событие. Крестившись в том же 1999 году, прекратил занятия астрологией, так как, по его мнению, это грех.

[13] Имеется в виду шествие оппозиции по Минску, состоявшееся 25 марта этого года, в «День воли» — непризнанный действующей властью праздник, традиционно отмечаемый белорусскими националистами внутри страны и за ее пределами в честь Белорусской Народной Республики (БНР), провозглашенной 25 марта 1918 года в условиях оккупации белорусских земель немецкими войсками. Активисты «Молодого фронта» принесли на марш растяжку с надписью «Герои не умирают» и портретами С. Бандеры, Р. Шухевича, М. Витушко, С. Булак-Балаховича, В. Годлевского. Если первые двое были предводителями украинских нацистских карателей, третий — одним из лидеров белорусских коллаборационистов и тыловой полицейщины, то военный авантюрист белорусско-польского происхождения генерал Булак-Балахович и идеолог белорусского национализма католический священник Годлевский по мере сил противились немецкому нацизму и были за это казнены. Отсюда видно, какой кашей из фрагментов «исторической памяти» наполнены головы современных «патриотов» Белоруссии. На шествии, кроме того, присутствовали растяжки с лозунгами «Смерть кремлевским оккупантам!», «Россия — это война!», «Нынешняя власть в России — угроза всему миру!», «Слава Украине! Героям слава!» и т.д.

[14] Славомир Адамович — белорусский поэт из поколения творческой интеллигенции, чья наибольшая активность пришлась на середину — конец 90-х. Член Союза белорусских писателей. Националист, русофоб и антисемит. Приобрел известность не столько творческими достижениями, сколько одиозным поведением и скандальным образом мыслей. Возглавил в 1994 году недолго просуществовавшую группу национал-социалистического толка «Правый реванш». Состоял в партии БНФ. В 1995 году девять месяцев содержался под следствием в СИЗО КГБ за стихотворение «Убей президента!», прославился как первый политзаключенный в новейшей истории Белоруссии. Освободившись под подписку о невыезде, устроил едва ли не первую в Белоруссии художественно-политическую акцию: в знак протеста против притеснений свободы слова со стороны белорусской власти публично, на митинге, соединил швейной иголкой губы (в СМИ обычно сообщается о зашитом рте, но это не соответствует действительности). В 2000 году уехал в США. В 2002 году перебрался в Норвегию. Несгибаемый «революционер» на родине, находясь в норвежском лагере для беженцев, отправил в королевскую резиденцию стихотворение, посвященное принцессе Марте-Луизе. С 2009 года попеременно живет то в Белоруссии, то в Норвегии. В интервью по случаю судебного приговора террористу Андерсу Брейвику заявил, что понимает Брейвика, как никто другой, и назвал его «нормальным адекватным человеком».

[15] 78-й чемпионат мира по хоккею. Прошел в Минске с 9 по 25 мая этого года. Накануне и во время чемпионата действительно происходили аресты молодежных активистов различных организаций и футбольных фанатов. Общее число арестованных — 27 человек. Правда, многие оппозиционные партии призывали к диверсиям во время чемпионата, так что у силовиков были основания для превентивных арестов. В куда более массовом порядке милиция арестовывала и отправляла «на сутки» столичных проституток, алкоголиков и бездомных.

[16] Пузиков имеет в виду Юрия Стефанишина, участвовавшего в качестве эпизодического актера в короткометражном авангардном фильме «Случай с пацаном» (2001) российского режиссера С. Лобана. Фильм был снят на средства (грант от фонда Freedom House) и при непосредственном участии белорусских анархистов, группировавшихся в то время вокруг газеты «Новинки», а позже практически в полном составе перешедших в Белорусскую партию «Зеленые» (БПЗ). С 2009 года и по настоящее время БПЗ издает микроскопическим тиражом незарегистрированную в Белоруссии газету «Мирный атом», которая наследует «стебно»-постмодернистскому духу ныне покойных «Новинок» и в основном освещает проблемы, связанные со строительством белорусской атомной электростанции (БелАЭС). Член партии БПЗ, Ю. Стефанишин — главный редактор, а также чешский корреспондент этого издания. В Чехии Стефанишин оказался, получив там, как водится, политическое убежище, после ряда арестов 1999—2001 годов, наиболее громкий из которых был связан с намерением Стефанишина в 1999 году преградить дорогу кортежу Б. Ельцина, приехавшего в Белоруссию с визитом. В 2009-м Стефанишин в качестве журналиста «Мирного атома» участвовал в саммите Восточного партнерства в Праге. В 2014 году был выдвинут от БПЗ для участия в праймериз оппозиции «Бобруйский выбор», на котором планировалось избрать потенциального единого кандидата на предстоящие президентские выборы 2015 года, но праймериз не состоялись. О том, до какой степени идиотизма дошли белорусские «Зеленые» как часть названной Пузиковым «грантососами» оппозиции, свидетельствует, в частности, характеристика, данная Стефанишину в тексте заявления на участие в праймериз: «председатель комиссии БПЗ по защите популяции бобров, ученый-океанолог», «имя Юрия Стефанишина широко известно в научных кругах по изучению проблем Мирового океана», — а также вот это предвыборное видеообращение: https://www.youtube.com/watch?v=slq2Wed8Adc. Разумеется, никаким ученым Стефанишин не является и никакой комиссии по защите популяции бобров в партии нет.

[17] Адам Калита (бел. Адась Калюта) — белорусский художник, член созданной в 2006 году в Чехии общественной организации белорусов «Погоня», выпускающий редактор газеты «Информ Прага». С 2010 года в числе прочих представителей белорусской диаспоры добивался от чешского правительства предоставления белорусам статуса нацменьшинства. В 2013 году, дождавшись положительного результата, вошел в Госсовет Чехии по делам нацменьшинств.

[18] В другом интервью Пузиков говорит: «Видел своими глазами, как акция Михалевича перед российским посольством проходила, и они кричали «Слава Иисусу!»: http://rumol.org/2014/07/08/eksklyuziv-otkroveniya-politicheskogo-bezhenca-byvshego-izdatelya-belorusskogo-oppozicionnoj-gazety-za-volyu/. То есть речь идет об акции белорусских националистов в Чехии.

[19] Сергей Наумчик — белорусский политик, близкий к Консервативно-христианской партии — Белорусский народный фронт (КХП-БНФ), публицист на «Радио Свобода», член белорусского ПЕН-центра. Друг и соратник Зенона Позняка, легенды белорусского националистического движения 90-х. В 1994 году — депутат Верховного Совета 12-го созыва. В 1996 году эмигрировал в США. В следующем году получил пост заместителя председателя Рады БНР — находящейся в США несуществующей с 1918 года республики (см. сноску 13).

[20] Смихов — район в Праге. До 90-х годов был преимущественно рабочим районом. В настоящее время в связи с частичной деиндустриализацией и переносом производства за город представляет собой с точки зрения безопасности один из наиболее неблагополучных районов в исторической части Праги. Помимо прочего, славится обилием некачественно выполненных, уродливых граффити на стенах домов, дорожных знаках, в метро и общественном транспорте. Вообще, исполнители граффити («теггеры» и «бомберы») — головная боль пражских районных администраций, ежегодно на борьбу с настенными «художествами» затрачиваются значительные средства из городского бюджета.


Опубликовано в газете «Пражский экспресс», 2014, № 23.

Комментарии Тимура Хомича.


ПРИЛОЖЕНИЕ

От редакции сайта

Интервью Юрия Пузикова хорошо показывает, как постсоветские анархисты легко и непринужденно, играючи, становились агентурой западного империализма и беспринципно шли на сотрудничество с теми, кого сами называли «классовым врагом», — вплоть до нацистов (Пузиков, например, издавал нацистскую газету «За волю»).

Это интервью помогает нам понять самую позорную страницу истории украинского анархизма — сегодняшнюю. Украинские анархисты слились в любовном экстазе с неонацистами на майданах в Киеве и Харькове. Лидер одесских анархистов В. Черный прославился людоедско-фашистскими призывами к массовому уничтожению жителей Донбасса и репрессиям по отношению к беженцам:

«Актуальный художник» анархист Володарский «сел на зарплату» в СБУ и вовсю «отрабатывает пайку» на сайте «Нигилист». И самое позорное — украинские анархисты вступили в нацистские добровольческие батальоны и воюют в их составе в Донбассе, о чем рассказывают помещенные ниже выдержки из статьи А. Литого.

То есть анархисты публично продемонстрировали свою идейно-психологическую близость к фашизму: и анархизм, и фашизм — это идеологии «взбесившегося от ужасов капитализма мелкого буржуа», примитивный бунтарско-индивидуалистический ответ обывателя на резкое ухудшение условий его существования.

Такого позора не знает вся история не только украинского, но и вообще европейского анархизма. Никогда в прошлом ни в одной европейской стране подавляющее большинство (почти поголовно) анархистов не превращалось в прислугу буржуазных националистов и фашистов, никогда в прошлом анархисты не отправлялись в массовом порядке убивать рядовых трудящихся своей страны ради сверхприбылей олигархов и победы неофашистской идеологии.

Мы наблюдаем смерть украинского анархизма. И его труп заражает своим ядом анархистов соседних стран.

23 августа 2014

Из статьи Александра Литого

«Чёрные гвардейцы.

Как антифа воюет против сепаратистов в Украине»

Антифа на майдане

Киевские события нынешней зимы получили горячую поддержку анархистов и антифа в Украине, Беларуси и России. По данным The Insider, не менее 200 человек из этой среды посетили киевский Майдан. Их соратники принимали участие и в местных «майданах» в украинских городах. Некоторые россияне и белорусы подверглись репрессиям после возвращения из Украины.

Свою «сотню», правда, на Майдане им не дали зарегистрировать. Эта процедура давала и хороший пиар, и ряд бонусов — вплоть до возможности получить оружие. Но регистрации воспротивилась массово представленная на Майдане «Свобода». Андрей Парубий (до недавнего времени — секретарь Совета нацбезопасности и обороны Украины, а на тот момент руководитель самообороны Майдана) далекий от разборок левой и правой молодежи, принял мнение более массовой стороны, отказав в регистрации антифа-сотни. «Свободовцы» на Майдане называли антифашистов «коммуняками», те называли «Свободу» «сволотой», отношения были более чем натянутыми. С «Правым сектором» отношения выстраивались спокойнее — вплоть до совместных силовых действий части антифашистов с «правосеками» против «титушек» и «Беркута»…

«На Майдане я был немного в самом начале, затем немного после первого разгона. Ну и, конечно, с Грушевского по последний штурм», — рассказывает The Insider сочувствующий анархистам Тимур, который сегодня в составе добровольческого батальона сражается против сепаратистов на востоке Украины.

«С конца декабря по начало января я ходил на Майдан, ждал боев. Потом уехал из Киева. Грянуло 19-е января, и 22-го с утра я был уже на баррикадах. Ходил, как на работу, каждый день по 12 и больше часов. Наверное, самое запоминающееся — как в метре от меня убили парня, или как попросили вынести труп с линии огня, а это оказался очень близкий знакомый. После Майдана я уже не мог оставаться в стороне от происходящего», — доброволец, попросивший называть его Хартманом, рассказывает, почему поехал воевать на восток Украины.

Московский антифашист Николай в студенческие годы нередко дрался с нацистами. Последние несколько лет он вел в столице вполне спокойный образ жизни, но теперь попал в ураган событий, несравнимый с драками в подворотнях: «Всего и не перечислишь, что я делал на Майдане — от участия в сотнях самообороны до волонтерской работы. Я был там в самое горячее время. Нашей основной задачей было остановить въезд автобусов с наемниками с юга Украины и, по возможности, препятствовать выезду отрядов «Беркута». Таким образом, нами были перекрыты основные дороги по направлению Киев—Одесса», — рассказывает он.

Антифа vs сепаратисты

Cловосочетание «антитеррористическая операция» антифа не нравится. Они называют происходящее войной.

В заявлении ультрас «Арсенала» говорится буквально следующее: «Ввиду обострения военного положения в восточной части Украины и недавних событий в Крыму, мы открыто заявляем — каждый, кто поддерживает разделение нашей страны, так или иначе, является нашим врагом! Независимо от того, кем идентифицируют себя этот человек: нацистом или «антифашистом». Мы противопоставляем себя любой тирании, диктату, тоталитаризму и царизму — не важно, имперскому, большевистскому или нацистскому.

Для нас вполне очевиден факт того, что весь хаос, который происходит в восточной части Украины — имперские амбиции «кремлёвского царька»…

Той же группой запущен и специальный проект «Черная гвардия Украины». Антон, один из лидеров ультрас «Арсенала», рассказал The Insider, что особое внимание они уделяют международной информационной работе — взаимопонимание сейчас есть не со всеми…

Другое направление деятельности «Черной гвардии Украины» — материальное обеспечение идейно близких людей из добровольческих батальонов. Сейчас «гвардия» помогает десяти бойцам, воюющим в разных батальонах.

«Половине нужен был нормальный камуфляж, одному парню отправили ещё ботинки, кобуры, крепящиеся на ноги, тактические перчатки», — рассказывает Антон.

«Сейчас, не поддерживая борьбу с террористами на востоке страны, ты будешь куском говна», — не стесняется в выражениях киевская анархистка Ольга. Её молодой человек и соратник Евгений недавно убыл на фронт. Ольга рассказывает, что Евгений пока в резервной роте, охраняет ТЭЦ в Донецкой области. Евгений служит в батальоне «Донбасс». По словам Ольги, обучение перед отправкой на фронт проходило так себе: за месяц подготовки он расстрелял лишь один автоматный рожок.

Черные гвардейцы

Бойцы, которых поддерживает «Черная гвардия Украины», воюют в разных батальонах, в том числе и в «Азове», где немало и украинских националистов. Скажем, Тимур, один из собеседников The Insider, хотя и сочувствует анархистам, попал именно в «Азов». Дискомфорта там не испытывает, просто не вступает в идейные дискуссии с большинством товарищей по оружию и учится чему может у инструкторов «Азова», в том числе националистов из Швеции.

«К сожалению, мне ещё не довелось побывать в бою, — рассказывает Тимур. Когда мы приехали на фронт, на следующий день «Азов» штурмовал Мариуполь, был бой, часть пацанов с нашего заезда участвовала в нем, но мне банально не хватило автомата. Это было очень неприятно. Сейчас мы в Мариуполе удерживаем некоторые объекты и чистим город от остатков ваты».

Распространяться о тонкостях «очистки от ваты» Тимур не захотел. «Мне кажется, «чистим город от ваты (ватников/сепаратистов)» — фраза недвусмысленная», — ответил он.

«Была у нас пара выездов, накрывали склад оружия и прочесывали пляж в поисках диверсантов. «Азов» — батальон большой, отдельные группы постоянно в разъездах, недавно штурманули Новый Свет, но без нас. Сейчас мы готовимся к Донецку. Туда поедут все, — продолжает Тимур, — Раньше не хватало оружия, сейчас в «Азове» есть все, что надо воину. Керамические бронежилеты, кевларовые каски, разгрузки… Мы постоянно учимся воевать в городе и штурмовать здания. Много стреляем: стреляем в движении, навскидку, при перебежках, передвигаемся под огнем. Также каждый боец получает свою специальность».

Собеседники The Insider признают, что ультраправых очень много в донецкой войне, по обе стороны фронта. За украинцев воюют наци из западноевропейских стран, за Новороссию — похожие деятели из Сербии. А российские граждане, завсегдатаи «Русских маршей», воюют и за тех, и за других. «Меня, как антифашиста, не может не радовать, что наци стреляют друг в друга и становятся 200-ми», — говорит Хартман…

Хартман, как и Евгений, воюет в «Донбассе», но он попал в другую волну набора добровольцев, его готовили серьезно, и теперь он — на передовой. «Я участвовал во взятии Попасной и Лисичанска, всяческих разведывательных и диверсионных операциях», — рассказывает он.

«Опыт многих лет «Арсенала», безусловно, помогает, особенно в занятых городах. Подозрительные люди, разведчики и прочие сепары вычисляются на раз. Ну, и основная толика храбрости взята с драк и выездов за «Арсенал». Благодаря тем временам и тем парням, страх был переработан в ярость и бесконечное желание победить любой ценой и не убежать, не сдаться», — отмечает Хартман.


Опубликовано в интернете по адресу: http://theins.ru/obshestvo/1355/


Юрий Пузиков (р. 1972) — белорусский анархист.