Открытое письмо писателя военной хунте
Saint-Juste > Рубрикатор Поддержать проект

Аннотация

Родольфо Уолш

Открытое письмо писателя военной хунте

Родольфо Уолш

1. Цензура в печати, преследование интеллигенции, налет на мой дом в Тигре [1], убийство любимых друзей и потеря моей дочери, которая умерла, сражаясь с вами — все это вынуждает меня говорить из подполья, после того как почти 30 лет я выражал свои мысли свободно и как писатель, и как журналист.

Первая годовщина этой военной хунты заставляет обратить внимание на противоречия в поведении правительства, отраженные в документах и официальных заявлениях, где то, что вы называете успехами, на самом деле — ошибки, то, что вы признаете ошибками — это преступления, а то, о чем вы молчите — настоящее бедствие.

24 марта 1976 года вы свергли правительство, частью которого являлись сами, чей авторитет вы уронили, выступая как исполнители его репрессивной политики, и чей конец был предрешен после объявления выборов, [которые прошли бы] несколько месяцев спустя [2]. С этой точки зрения, вы уничтожили не временное президентство Исабель Мартинес Перон [3], а возможность демократического процесса, при котором народ мог бы избавиться от тех бед, которые при вас продолжают существовать и становятся еще тяжелее.

Нелегитимное по своему происхождению правительство, с которым вы расправились, могло быть узаконено, при выполнении политической программы, за которую в 1973 году проголосовало 80% аргентинцев [4], и которая не потеряла свою силу в качестве объективного выражения воли народа — единственного [подлинного] определения «национальной идеи», на которую вы так часто ссылаетесь.

Свернув с этого пути [демократического развития], вы вновь обратились к целям и интересам ущемленного ранее меньшинства, которое тормозит промышленное развитие, эксплуатирует народ и разлагает государство. Подобная политика может утвердиться только через временный запрет политических партий, контроль над профсоюзами, нападки на прессу и установление террора — самого страшного из тех, что переживало аргентинское общество.

2. 14 тысяч пропавших без вести, 10 тысяч заключенных, 4 тысячи убитых, десятки тысяч покинувших страну — голые факты вашего террора [5].

Заполнив все обычные тюрьмы, вы принялись создавать тайные концентрационные лагеря при крупнейших гарнизонах страны, куда не впускают ни судей, ни адвокатов, ни журналистов, ни международных наблюдателей. Секретное военное судопроизводство, применяемое при необходимости в расследованиях, в большинстве случаев оборачивается похищениями, пытками и расстрелами без суда. За последний год было отклонено более 7 тысяч жалоб habeas corpus [6]. На тысячи других похищений жалобы даже не поступали, так как люди знали об их бесполезности, или не находилось адвоката, который бы отважился взяться за это дело после пятидесяти или шестидесяти похищений своих коллег.

Подобным образом вы избавлялись от каких-либо временных ограничений для пыток. Так как заключенного формально не существует, то и нет никакой необходиости предавать его суду в течение десяти дней, согласно закону, который выполнялся даже в наиболее репрессивные периоды предыдущих диктатур.

Пытки не ограничены не только во времени, но и в применяемых методах: вы откатились к тем временам, когда внутренности и суставы людей оперировали открыто, а не как сегодня — с хирургической помощью и медикаментам. Дыба [7], сдирание кожи живьем, распиливание — эти пытки времен инквизиции, согласно свидетельствам, применяются вместе с более современными методами — ударами током, «субмариной» [8] и газовой горелкой.

Постоянно оправдываясь тем, что предполагаемый конец борьбы с герильей оправдает все используемые методы, вы организуете невероятные, бесконечные и ничем неограниченные пытки, при которых изначальная цель получения информации уступает в помутненном рассудке тех, кто их осуществляет, стремлению раздавить человеческую сущность, заставить человека сломаться и потерять собственное достоинство, которое уже утратил палач и которого лишились вы сами.

3. Отказ хунты публиковать имена заключенных сам по себе является прикрытием для систематического убийства пленников, которые происходят на рассвете в открытых местах и под предлогом мнимых внезапных сражений или воображаемых попыток побега.

Экстремисты, раздающие листовки в чистом поле, рисующие там граффити, садящиеся вдесятером в машину, которая [вскоре] взрывается — вот типичный сценарий, который озвучивают не для того, чтобы в него верили, а чтобы обмануть международную общественность. В то же время внутри страны [эти сценарии] подчеркивали масштаб репрессий, развернутых в тех местах, где были устроены недавние акции партизан.

70 убитых и раненных в результате взрыва бомбы в здании федеральной полиции, 55 — после взрыва в департаменте полиции Ла-Платы, 30 — в ходе атаки на министерство обороны, 40 — после новогодней бойни, в которой скончался полковник Кастельянос, 19 — после взрыва, разрушившего комиссариат города Сьюдадела [9], все это лишь малая часть по сравнению с 1200 убийствами, совершенными нашими противниками примерно в 300 столкновениях, в ходе которых они не получали никаких ранений, а среди руководства силовиков не было погибших.

На представителей профсоюзов, интеллигенцию, безоружных оппозиционеров, семьи партизан и просто подозреваемых распространялось не предусмотренное цивилизованным правосудием понятие коллективной вины, хотя эти люди не оказывали никакого влияния на политику, создавшую условия, из-за которых к ним и применялись репрессии. Несмотря на это, их уничтожали, чтобы выровнять уровень потерь согласно зарубежной доктрине «подсчета трупов» [10], которую использовали СС в оккупированных странах и интервенты во Вьетнаме.

Факт добивания партизан, раненных или схваченных в боях, подтверждается официальными сообщениями военных, согласно которым в прошлом году герилья потеряла 600 человек убитыми и только 10-15 ранеными — соотношение, редко встречающееся в других насильственных конфликтах. Это предположение подтверждают некоторые издающиеся подпольно журналы, в которых пишут, что с 18 декабря 1976 года по 3 февраля 1977 года силовики потеряли 23 человека убитыми и 40 раненными, а партизаны — 63 убитыми.

Более ста заключенных было застрелено якобы во время попыток побега. Подобные правительственные сообщения также издаются не для того, чтобы им верили, а чтобы предупредить партизан и политические партии, что даже те, о чьем заключении известно, являются стратегическим резервом для репрессий, осуществляемых командующими военными корпусами в зависимости от [результатов] битв, представлений о целесообразности или текущего момента.

Именно таким образом еще до 24 марта получил свою славу генерал Бенхамин Менендес, глава Третьего корпуса армии, ответственный за смерть Маркоса Осатинского [11], заключенного в Кордобе, Уго Вака Нарваха [12] и 50 других арестантов, безжалостно и бесстыдно убитых при применении правила о побеге.

Убийство Дардо Кабо [13], арестованного в апреле 1975 года и расстрелянного 6 января 1977 года вместе с еще семью заключенными, находившимися в юрисдикции Первого корпуса армии под руководством генерала Суареса Масона [14], показывает, что все эти эпизоды — не перегибы отдельных центурионов, а целенаправленная политика, которая разрабатывается вами в штабах, обсуждается на встречах в кабинетах, навязывается главнокомандующими трех родов войск и ими же утверждается — уже как членами правительственной хунты.

4. От полутора до трех тысяч человек были тайно уничтожены после того, как вы запретили сообщать о местах нахождения трупов. Однако некоторая информация просочилась или из-за того, что ситуация задевала другие страны, или из-за размаха убийств, или из-за шока, который испытали ваши собственные солдаты.

25 изуродованных тел всплыло с марта по октябрь 1976 года на побережье Уругвая, включая труп 15-летнего мальчика Флореаля Авельянеды, связанного по рукам и ногам, и, согласно вскрытию, с «ранами в области заднего прохода и открытыми переломами». Небольшая часть из погибших, вероятно, была замучена до смерти в Школе механиков Военно-морских сил [15] и выброшена в Ла-Плату с кораблей.

Настоящее кладбище обнаружил местный житель в озере Сан-Роке в Кордобе, когда плыл по нему на лодке в августе 1976 года. Он сразу же обратился в полицию, где его заявление не приняли, и в газеты, которые отказались публиковать эту информацию.

34 трупа [были обнаружены] в Буэнос-Айресе с 3 по 9 апреля 1976 года; 8 — в Сан-Тельмо [16] 4 июля, 10 — в реке Лухан 9 октября; к ним нужно прибавить жертв столкновений 20 августа — тела 30 человек были свалены в 15 километрах от Кампо-де-Майо [17] и 17 — на холмах Самора.

Эти сообщения срывали покровы с правых группировок, наследников пресловутого «Тройного А» [18] Лопеса Реги [19], способных пересечь крупнейший гарнизон страны на военных грузовиках [20], завалить мертвецами воды Ла-Платы, или выкинуть заключенных в океан с транспорта, принадлежащего Первой воздушной бригаде, — так, чтобы об этом не узнали генерал Видела [21], адмирал Массера [22] или генерал Агости [23]. Сейчас «Тройное А» — это три вида вооруженных сил. И хунта, которой вы руководите, не устанавливает компромисс между «двумя видами насилия» и не является беспристрастным судьей для «двух терроризмов» [24]. Хунта сама есть источник террора, потерявшего уже свою [изначальную] цель, и говорить она способна только на языке смерти.

Звеньями одной цепи являются смерть генерала Карлоса Пратса [25] во времена предыдущего правительства, похищение и гибель генерала Хосе Хуана Торреса [26], Сельмара Микелини [27], Эктора Гутьерреса Руиса [28] и десятков других эмигрантов [29], убийствах которых призваны не допустить возможности возвращения к демократии в Чили, Боливии и Уругвае.

Очевидно участие в этих преступлениях департамента по иностранным делам федеральной полиции, которое возглавляют чиновники, спонсируемые ЦРУ через АМР США [30] (например, такие как Хуан Гаттети и Антонио Геттор) и подчиненные начальнику резидентуры ЦРУ Гарднеру Хэтэуэю. Этот факт станет источником будущих разоблачений, которые уже сегодня потрясают мировое сообщество и которые не закончатся даже после того, как будет выяснена роль ЦРУ и высшего военного руководства, возглавляемого генералом Менендесом, в создании «Эскадрона Освободителей Америки» [31], который пришел на смену «Тройному А», пока [организация репрессий] при хунте не была возложена на три вида вооруженных сил.

Подобные методы репрессий, тем не менее, не исключают сведения личных счетов, как в случае с убийством капитана Орасио Гандары, который десять лет назад расследовал махинации высшего командования флотом, или журналиста «Пренса либре» Орасио Новильо, зарезанного и cожженного после того, как его газета объявила о связях министра Мартинеса де Оса [32] с международными монополиями.

В свете этих событий обретает свое окончательное значение объявление войны, сделанное одним из ее командующих: «Начатая нами борьба не признает ни моральных, ни природных границ, она идет по ту сторону добра и зла» [33].

5. Хотя [репрессии] потрясли весь цивилизованный мир, они не являются главными причинами страданий аргентинского народа и не являются худшим нарушением прав человека, которое вы совершили. В экономической политике вашего правительства находятся не только объяснения ваших преступлений, но и все зверства, которые вы обрушили на миллионы человеческих жизней, сознательно доводя их до нищеты.

За один год реальная заработная плата работников сократилась на 40 %, ее доля в национальном доходе уменьшилась до 30 %; с 6 до 18 часов увеличилось количество рабочего времени, необходимого для оплаты семейной корзины; были воскрешены формы принудительного труда, нехарактерные даже для пережитков колониализма.

Резко заморозив зарплаты во время стремительного роста цен, отменив любые формы коллективных требований, запретив внутренние собрания и комиссии [работников], удлинив рабочий день, повысив уровень безработицы до рекордных 9 % и пообещав 300 000 новых увольнений, вы откатили производственные отношения к началу индустриальной эпохи. Но когда работники протестуют, вы объявляете их деятельность подрывной и похищаете их целыми группами, и потом в одних случаях их находят мертвыми, а в других — не находят вовсе.

Результаты такой политики молниеносны. В первый год вашего правления потребление продуктов питания сократилось на 40 %, приобретение одежды — на 50 %, покупка медикаментов широкими слоями населения практически прекратилась. Сейчас в некоторых районах Буэнос-Айреса детская смертность превышает 30 %, что уравнивает нас с Родезией, Дагомеей [34] и Гвинеями. Такие бедствия как диарея, паразитарные инфекции и даже бешенство постепенно приближаются к самым высоким мировым показателям или даже превышают их. Так как все эти вещи допускаются намеренно, вы урезали бюджет государственного здравоохранения, который теперь составляет только треть от военных расходов, вы упразднили даже бесплатные больницы, в то время как начался исход [из страны] не только медиков, но и инженеров и других специалистов, обусловленный террором, падением зарплат или так называемой рационализацией [производства].

Достаточно прогуляться несколько часов по Буэнос-Айресу, чтобы оценить ту стремительность, с которой ваша политика превратила город в трущобы с десятью миллионами жителей. Улицы потускнели, целые районы лишились воды из-за того, что промышленные монополии выкачивают подземные воды, тысячи кварталов превратились в загоны для скота, потому что вы мостите дорогу только там, где живут военные, и украшаете Пласа-де-Майо [35]; пляжи самой большой реки в мире были загрязнены, потому что подельники министра Мартинеса де Оса выливают в нее промышленные отходы, и единственное решение, которое приняло ваше правительство, — это ввести запрет на купание.

Даже общие экономические показатели, на которые вы привыкли обращать внимание «страны», не выглядят более успешными. Валовой продукт сократился на 3 %, внешний долг достиг 600 долларов на 1 жителя, годовая инфляция составила 400 %, денежная масса только за декабрь увеличилась на 9 %, на 13 % уменьшились иностранные инвестиции — все эти показатели также одни из самых высоких в мире. Таковы плоды вашего холодного расчета и вопиющей некомпетентности.

В то время как созидательные и охранительные функции государства ослабевают и практически отмирают, только единственная его функция усиливается и становится независимой. 1,8 миллиардов долларов — сумма, равная половине аргентинского экспорта — предназначены для органов безопасности и обороны в 1977 г. Было создано 4 тысячи новых рабочих мест в Федеральной полиции и 12 тысяч — в полиции провинции Буэнос-Айрес. При этом зарплаты [полицейских] в два раза больше, чем у промышленных рабочих, и в три, чем у директоров школ, и в это же время тайно, с начала февраля, на 120 % повышается зарплата военных — все это доказывает, что в царстве пыток и смерти нет ни безработицы, ни проблем с достатком. [Репрессии] — это единственный бизнес Аргентины, в котором прибыль увеличивается, и стоимость одного убитого партизана растет быстрее, чем стоимость доллара.

6. Главными бенефициарами экономической политики хунты, следующей указаниям МВФ, которые без разбора применялись в Заире и Чили, Уругвае и Индонезии, являются старая скотоводческая олигархия, новые олигархи-спекулянты и избранная группа международных компаний, возглавляемых «Ай-Ти-Ти» [36], «Эссо» [37], «Ю.С. Стил», «Сименс» и автомобильными компаниями. Все они лично связаны с министром Мартинесом де Осом и членами его команды.

Повышение на 722 % цен на продукцию животноводства в 1976 году — результат большого влияния олигархии, восстановленного Мартинесом де Осом в соответствии с главным принципом Сельскохозяйственного общества [38], выраженным его президентом Селедонио Передой: «Я удивляюсь, когда отдельные маленькие, но активные группы продолжают настаивать, что продукты питания должны быть дешевыми».

Благодаря спекуляциям на фондовой бирже, некоторые, не работая, за одну неделю могут выручать сто или двести процентов [прибыли], и фирмы за одну ночь способны удвоить свой капитал, не увеличивая реального производства. Безумный круговорот спекуляций долларами, векселями и ценными бумагами, ростовщичество, которому интересна только сиюминутная выгода — это довольно курьезные вещи для правительства, шедшего к власти под лозунгами борьбы с «праздником коррупции».

Денационализация банков ведет к утечке внутренних накоплений и кредитов в руки иностранных банков; предоставление компенсаций «Ай-Ти-Ти» и «Сименс» поощряет компании, которые обманывают государство; возвращение заправочных станций [39] повышает прибыли «Шелл» и «Эссо», понижение таможенных тарифов создает рабочие места в Гонконге и Сингапуре и обеспечивает безработицу в Аргентине. Принимая во внимания массив собранных свидетельств, следует задать вопрос, а кто же на самом деле является теми врагами народа, о которых сообщается в официальных обращениях? Где же на самом деле находятся наемники, служащие иностранным интересам? Какая идеология на самом деле угрожает национальной идее?

Даже если настойчивая пропаганда, искажающая совершенные злодеяния, не будет изображать все так, будто хунта стремится к миру, генерал Видела защищает права человека, а адмирал Массера любит жизнь — это не заставит господ главнокомандующих тремя видами вооруженных сил задуматься о той пропасти, в которую падает страна, прикрываясь желанием победить в этой войне. Но даже после смерти последнего партизана не произойдет ничего, кроме начала новой войны в других формах, потому что причины, которые 20 лет назад толкнули аргентинский народ на путь сопротивления, не только не исчезнут, но станут еще более ощутимыми после пережитых разрушений и ввиду [грядущих] разоблачений зверств, творимых хунтой.

Это те размышления, которые в первую годовщину вашего жалкого правления я бы хотел донести до членов хунты без какой-либо надежды быть услышанным, с уверенностью в будущих преследованиях, но следуя собственному, принятому много лет назад принципу — рассказывать о тяжелых временах.

24 марта 1977

Памятник «Письму» Уолша в бывшей Школе механиков Военно-морских сил Аргентины

Комментарии научного редактора

[1] Тигре — город в провинции Буэнос-Айрес.

[2] Вероятно, речь идет о президентских выборах, назначенных Исабель Перон на октябрь 1976 г.

[3] Мартинес де Перон (урожденная Мартинес Картас) Мария Эстела (более известна как Исабель, р. 1931) — аргентинский государственный деятель, президент Аргентины в 1974—1976 гг., третья жена Хуана Доминго Перона. Период ее правления был отмечен политикой репрессий против левого движения, а также правительственной чехардой (за неполных два года ее президентства сменилось 38 министров). Смещена с поста главы государства в ходе военного переворота 24 марта 1976 г.

[4] Вероятно, речь идет о результатах президентских выборов 23 сентября 1973 г., на которых более 80 % голосов досталось Хуану Перону и представителю либерального Гражданского радикального союза Рикардо Бальбину против 12 % голосов, полученных консерватором, бывшим министром военной диктатуры Франсиско Манрике.

[5] Всего за годы правления хунты (1976—1983) было убито порядка 30 тысяч человек. В это число не входят жертвы государственных репрессий, осуществляемых военным и правыми перонистамив течение десятилетия, предшествующего перевороту. В подсчеты также не включены те, кто умер от последствий пыток, уже выйдя из заключения.

[6] Habeas corpus — принцип права, согласно которому человек не может быть задержан правоохранительными органами, если они не имеют доказательств его вины.

[7] Дыба — средневековое орудие пыток, представляющее собой разные виды устройств для растягивания человеческого тела.

[8] «Субмарина» — вид пыток, предусматривающий удушение жертвы. Существует «сухая субмарина», когда на голову жертвы надевается пакет, и «мокрая субмарина», когда голову или тело жертвы погружают под воду.

[9] Здесь Уолш перечисляет наиболее крупные акции, предпринятые после военного переворота партизанской организацией «Монтонерос», членом которой он являлся.

[10] Доктрина «подсчета трупов» заключается в том, что карательные органы на каждое убийство своих представителей отвечают таким же или большим количеством убийств партизан или им сочувствующих.

[11] Осатинский Маркос (1933—1975) — аргентинский революционер, один из основателей и лидеров леворадикальной партизанской организации Революционные вооруженные силы (FAR). Свою политическую деятельность начал в молодежном отделении Коммунистической партии Аргентины. В 1960 г. посетил Москву. В 1969 г. участвовал в «Кордобасо» — массовых рабочих и студенческих волнениях в городе Кордобе. В этом же году выступил создателем городской партизанской организации Революционные вооруженные силы, во главе которой осуществил ряд успешных операций. В 1972 г. — Осатинский участвовал в массовом побеге политических заключенных из тюрьмы строго режима города Росон. В 1973 г. FAR влились в более массовую партизанскую организацию — «Монтонерос». В 1975 г. Осатинский был арестован и убит в тюрьме Кордобы.

[12] Вака Нарваха Уго (1917—1976) — аргентинский политик, юрист. Один из основателей либеральной партии Гражданский союз непримиримых. В марте 1962 г. был министром внутренних дел Аргентины. Отец Фернандо Ваки Нарвахи — одного из основателей и лидеров левоперонистской партизанской организации «Монтонерос».
Уолш ошибочно описывает обстоятельства его cмерти. Уже после военного переворота Уго Вака Нарваха, давно отошедший от любой политической деятельности, был похищен из собственного дома и убит. Эта расправа является одним из многих примеров тактики устрашения оппозиции, согласно которой репрессии распространялись не только на самих активистов, но и на членов их семей.

[13] Кабо Дардо Мануэль (1941—1977) — аргентинский журналист, революционер. Изначально примыкал к правой, профашистской части перонистского движения. В 1966 г. вместе с группой единомышленников, членами «Движения Новая Аргентина», захватил самолет «Аргентинских авиалиний» и посадил его на Мальвинах, где в знак протеста против британской оккупации островов установил аргентинский флаг. В 1970-х гг. примкнул к левым радикалам и стал членом партизанской организации «Монтонерос».

[14] Суарес Масон Гильермо (1924—2005) — ультраправый аргентинский генерал, военный преступник, руководитель сети секретных тюрем и концентрационных лагерей во время военной диктатуры. Участник провалившегося (1951) и увенчавшегося успехом (1955) военных переворотов против Хуана Перона. Командующий столичным гарнизоном в момент переворота 1976 г. В период военной диктатуры возглавил борьбу против «подрывных элементов». В 1981 г. назначен руководителем нефтяной корпорации YPF, часть средств которой выводил через подставную фирму и, помимо личного обогащения, использовал их для финансирования фашистских и антисемитских организаций, никарагуанских «контрас» и псевдомасонской ложи П—2. После падения диктатуры бежал в США, однако по требованию президента Рауля Альфонсина был выдан Аргентине. В 1990 г. амнистирован президентом Карлосом Менемом и выехал в США. Вновь экстрадирован в Аргентину в 1995 г., осужден за преступления против человечности, в частности, за похищения детей, и помещен под домашний арест. Умер в военном госпитале незадолго до суда.

[15] Школа механиков Военно-морских сил Аргентины (ESMA) — бывшее учебное заведение в Буэнос-Айресе, действовавшее в 1924—1998 гг. В 1976—1983 гг. на территории школы, занимавшей несколько десятков строений, был организован один из самых крупных в стране подпольных центров заключения, через который прошло около 5000 заключенных, многие из которых были убиты или скончались от пыток. При этом арестанты были обязаны трудиться в текстильной мастерской и фактически находились в рабстве у военных. В 2004 г. школа была перестроена в музей памяти времен военной диктатуры.

[16] Сан-Тельмо — один из центральных районов Буэнос-Айреса.

[17] Кампо-де-Майо — крупнейшая в Аргентине военная база, находящаяся недалеко от Буэнос-Айреса. Здесь во время диктатуры 1976—1983 гг. был организован подпольный центр заключения, в котором военные содержали, пытали и казнили своих политических противников или подозреваемых в оппозиции режиму.

[18] Антикоммунистический альянс Аргентины (ААА или «Тройное А», «Трижды А», «Трипле А» ) — ультраправая террористическая организация, «эскадроны смерти». Создана в 1973 г. Х. Лопесом Регой. В 1974—1976 гг. вела «грязную войну» против левых сил. Жертвами этой войны стали, по официальным данным, 8 тысяч человек, а по подсчетам самого ААА — 10 тысяч. ААА финансировался из средств Министерства социального обеспечения и иных государственных источников. После военно-фашистского переворота 1976 г. большая часть ААА просто влилась в состав карательного аппарата хунты.

[19] Лопес Рега Хосе (1916—1989) — аргентинский государственный деятель, организатор массовых репрессий 1974—1976 гг. В 1973—1975 гг. — министр социального обеспечения, в 1974—1976 — генеральный комиссар полиции. Один из создателей и лидеров Антикоммунистического альянса Аргентины (ААА). В конце президентства Хуана Перона и при Исабель Перон фактически управлял государством. В 1983 г. был арестован, умер в заключении, не дожив до суда.

[20] Уолш намекает на то, что «эскадроны смерти», чьи связи с армией формально не признавались, были ее неотъемлемой частью.

[21] Видела Хорхе Рафаэль (1925—2013) — аргентинский военный, президент страны в 1976—1981 гг. Пришел к власти в результате военного переворота. В годы его правления была развязана «грязная война» против коммунистической и либеральной оппозиции. Жертвами репрессий стали около 30 тысяч человек. После падения диктатуры в 1985 г. был приговорен к пожизненному заключению. В 1990 г. неолиберальный президент Карлос Менем издал указ о его помиловании. В 2008 г., после того как помилование было признано незаконным, Видела снова был отправлен в тюрьму. Умер в заключении.

[22] Массера Эмилио Эдуардо (1925—2010) — аргентинский военный и политический деятель, в 1973—1978 гг. — главнокомандующий военно-морским флотом Аргентины. Являлся одним из организаторов государственного переворота 1976 г. Находился в составе правящей хунты в 1976—1978 гг., в годы правления которой была развязана «грязная война» против коммунистической и либеральной оппозиции. Возглавлял один из самых крупных в стране центров подпольных центров заключения — Школу механиков военно-морских сил (см. комментарий 15). В 1985 г. был арестован за совершенные преступления, в 1990 г. амнистирован указом президента Карлоса Менема. В 1998 г. арестован повторно.

[23] Агости Орландо Рамон (1924—1997) — аргентинский военный и политический деятель, в 1975—1979 гг. — главнокомандующий военно-воздушными силами Аргентины. Являлся одним из организаторов государственного переворота 1976 г. Находился в составе правящей хунты в 1976—1981 гг., в годы правления которой была развязана «грязная война» против коммунистической и либеральной оппозиции. В 1984 г. был арестован за совершенные преступления. Вышел на свободу в 1989 г.

[24] Пришедшие к власти генералы демагогически утверждали, что из-за действий ультралевых и ультраправых террористов в стране воцарились хаос и анархия и военные намерены «восстановить порядок» и с равной суровостью пресечь деятельность и ультралевых, и ультраправых.

[25] Пратс Гонсалес Карлос (1915—1974) — чилийский военный, министр внутренних дел и министр обороны при президенте Альенде. В июне 1973 г. возглавлял подавление военного путча. После государственного переворота 11 сентября 1973 г. отправился в эмиграцию в Аргентину, где выступал с критическими заявлениями в адрес чилийской хунты. В 1974 г. был убит в результате взрыва автомобиля, устроенного разведкой Чили. См. подробнее Лаврецкий И.Р. Мятеж.

[26] Торрес Гонсалес Хуан Хосе (1920—1976) — боливийский военный и политический деятель, президент страны в 1970—1971 гг. Находясь во главе государства, национализировал крупные горнодобывающие предприятия. Был свергнут в результате государственного переворота, после чего эмигрировал в Аргентину, где был убит в ходе покушения, организованного «эскадроном смерти».

[27] Микелини Гуарч Сельмар Рауль (1924—1976) — уругвайский писатель левых взглядов. После военного переворота в Уругвае в 1973 г. был вынужден эмигрировать в Аргентину, где был похищен и убит «эскадроном смерти».

[28] Гутьеррес Руис Эктор (1934—1976) — уругвайский политик, журналист, член Национальной партии. После военного переворота в Уругвае в 1973 г. был вынужден эмигрировать в Аргентину, где был похищен и убит «эскадроном смерти».

[29] Среди прочих жертв международного правого терроризма следует отметить бывшего президента Бразилии Жуана Гуларта, свергнутого в 1964 г. в ходе военного переворота. 6 декабря 1976 г. он скончался в аргентинском городе Мерседес. Предположительно Гуларт был отравлен.

[30] АМР США — Агентство по международному развитию США (USAID). Один из органов внешний политики США, создан президентом Кеннеди в 1961 году. Формальные цели учреждения — помощь беднейшим странам мира в форме финансирования культурных, научных, образовательных проектов, а также финансирования здравоохранения, сельского хозяйства и т. п. Программа является «наследницей» плана Маршалла, ежегодно на нее тратится около 1 % бюджета США. На самом деле организация является инструментом американского империализма. Начиная с 60-х гг. XX в. Агентство США по международному развитию (АМР, USAID) фактически превратилось в прикрытие ЦРУ США в его операциях в «третьем мире». Этой теме посвящено огромное количество журнальных публикаций и отчасти книги Уильяма Блума «ЦРУ: забытая история» (1986) и «Убивая надежду» (2003, в русском переводе (2013) — «Убийство демократии»).
АМР насильно навязывает производителям продовольствия в странах «третьего мира» генетически модифицированные семена, продаваемых американскими корпорациями. Агентство активно поддерживает и финансирует оппозиционные группы в странах с «недружественными» по отношению к США режимами. Посредством раздачи грантов агенты USAID оказываются в органах власти и институтах буржуазного «гражданского общества». Нередко эти действия являются шагами на пути к организации госпереворотов (таких, как переворот в Гондурасе в 2009 году).

[31] «Эскадрон Освободителей Америки» (или «Группа освободителей Америки») — эскадрон смерти, созданный при президентстве Исабель Перон. В оригинале письма используется название Ложа Освободителей Америки — это позволяет предполагать, что речь идет об одноименной масонской ложе, действующей в некоторых странах Латинской Америки, однако о ее работе в Аргентине тех лет ничего неизвестно.

[32] Мартинес де Ос Хосе Альфредо (1925—2013) — аргентинский политик, министр экономики в 1962—1963 и 1976—1981 гг. Являлся одной из ключевых фигур времен военной диктатуры, проводил в жизнь неолиберальную экономическую политику, тяжелые последствия которой в своем письме описывает Уолш. Сразу после получения министерского портфеля взял кредит у МВФ на сумму 100 миллионов долларов. В 1980-х гг. арестовывался по обвинению в похищении людей. В 1990 г. при президенте Карлосе Менеме был амнистирован. В 2010 г. был помещен под домашний арест.

[33] Это заявление было сделано подполковником артиллерии Уго Ильдебрандо Паскарельи (р. 1928), активным участником государственного терроризма. В 2010-х гг. был осужден за организацию репрессий.

[34] Дагомея (Республика Дагомея) — так до 1975 г. назывался современный Бенин.

[35] Пласа-де-Майо — одна из центральных площадей Буэнос-Айреса.

[36] ITT Corporation («Ай-Ти-Ти Корпорейшн», ИТТ) — североамериканская телефонная и, в прошлом, телеграфная компания, основанная в 1920 г. В 1970-е гг. часто обвинялась в нарушении антимонопольного законодательства США. В 1973 г. была одним из спонсоров свержения президента Чили Сальвадора Альенде.

[37] «Эссо» — название филиалов североамериканской компании «Эксон Мобил», крупнейшей нефтяной компании в мире.

[38] Сельскохозяйственное общество Аргентины — объединение крупных земельных собственников, созданное в 1866 г. Сотрудничало с наиболее кровавыми режима в стране — военными диктатурами 1960—1980-х гг. В феврале 1976 г. его лидеры организовали общенациональный локаут (остановку работы предприятий без выплаты зарплат) сельской промышленности, что стало главным шагом на пути к военному перевороту в марте.

[39] В 1974 г. Перон принял распоряжение о национализации всех автозаправочных сетей. После переворота они были возвращены в частную собственность.


Перевод с испанского Ильи Пальдина под редакцией Агнессы Домбровской.

Комментарии научного редактора: Илья Пальдин, Евгений Лискин.


Родольфо Хорхе Уолш Хиль (1927—1977) — аргентинский журналист, писатель, революционер. Автор романов-расследований, посвященных репрессиям, проводимым аргентинскими военными правительствами. Являлся членом леворадикальных партизанских организаций — «Перонистских вооруженных сил» и «Монтонерос». Через день после публикации ставшего знаменитым «Открытого письма писателя военной хунте» был убит в перестрелке с военными, пытавшимися его похитить.

Free Web Hosting