Капиталисты и последняя военная диктатура в Аргентине
Saint-Juste > Рубрикатор Поддержать проект

Аннотация

Адела Гарсия, Николас Бендерски

Капиталисты и последняя военная диктатура в Аргентине

Наиболее крупные объединения местных и зарубежных капиталистов являются ответственными за организацию и поддержку одной из самых жестоких и кровавых диктатур в истории нашей страны, главным объектом [репрессий] которой стали наиболее радикальные группы рабочего класса.

Говоря о роли капиталистов в военном перевороте 1976 года, мы не можем отнести их к актерам второго плана. Они занимались осознанным подстрекательством и стремились превратить рабочий класс в главную жертву [1] спланированного геноцида [2] и были не сообщниками, а руководителями военных.

Сотни свидетельств доказывают, что такие фирмы как «Форд», «Мерседес-Бенц», «Течит», «Асиндар», «Аркор», «Астра», «Селюлоса», «Бунхе и Борн», «Алуар», «Фате», «Солдати», «Перес Компан», «Фортабат», «Гароваглио и Сорракин», «Пескармона», «Булгерони», «Блакиер», «Кларин» и «Насьон» участвовали в разработке плана убийств «мешающих» рабочих делегатов и активистов и запугивания остальных.

Ответственность за эти [преступления] была открыто признана бывшим министром экономики времен диктатуры Хосе Альфредо Мартинесом де Осом, который в 1985 году в Бикамеральной комиссии [3] заявил: «В 1975 году я, занимая пост президента Предпринимательского совета Аргентины, вместе с группой крупных предпринимателей встречался с Виделой и выражал ему нашу обеспокоенность препятствиями для свободы труда, [роста] производства и производительности, а также призывал установить над всем царство порядка».

Арестованные, убитые и пропавшие без вести рабочие делегаты и активисты (некоторые фирмы)

Погоня за трудовой дисциплиной была тесно связана с государственным терроризмом, призванным уничтожить то, что называли «заводской герильей» [a], к которой относили любые виды организаций, проявления активизма и рабочего движения. Высшей точкой политики репрессий стала милитаризация заводов, введение туда армии в сопровождении танкеток и даже вертолетов, как это было утром 24 марта. Все это привело к арестам и исчезновению сотен известных активистов и делегатов, а также к организации подпольных центров заключения на территориях таких предприятий, как, например, «Форд» в городе Пачеко или «Сидерка» [4] в городе Кампане.

Открытие памятной доски на месте подпольного центра пыток при заводе «Форд»

В то же время участие капиталистов в государственном терроризме имело место и в других сферах. В важном расследовании «Ответственность капиталистов в преступлениях против человечества. Репрессии против рабочих во время государственного терроризма» [b] раскрываются десятки таких случаев — от организации систематических похищений рабочих с фабрик до передачи карательным органам личной информации с адресами и списками рабочих представителей; от экономической и материальной помощи, направленной на осуществление репрессий, проведения военных операций и организации военных лагерей на фабриках до участия капиталистов в арестах, похищениях и даже пытках. В это же время нахождение представителей вооруженных сил и органов безопасности на руководящих постах подтверждает их совместную [с крупным капиталом] деятельность. Большинство репрессивных практик не являлись чем-то новым и использовались в предыдущие годы (например, на заводе «Асиндар» в Вижья Конститусьон [5]), а в период диктатуры были только усилены.

Отечественные и иностранные капиталисты: одинаковая ответственность

За процессом закабаления рабочих, призванным увеличить размеры прибыли, ухудшить условия труда, усилить уровень эксплуатации ради повышения производительности стояли крупные компании, как аргентинские, так и иностранные, представленные европейским и североамериканским капиталом. Так, корпорация «Форд» поставляла транспорт отдельным военным группам (известный Зеленый фалькон и грузовики F-100 [6]).

Подобный союз привел к тому, что сама компания могла попросить карательные органы похитить рабочих или членов профсоюзов. Об этом в своих судебных показания рассказывала супруга одного из похищенных, ссылаясь на беседу с военным, который «вынул из ящика офисную бумагу с логотипом “Форда” и заявил: “Здесь все имена рабочих, которые мне дала фирма и из которых мы должны высосать всю кровь”» [c]. Стадион при фабрике «Форд», прозванный в народе «жаровней», был приспособлен для подпольного центра заключения, куда провозили рабочих для допросов и пыток, а затем переправляли в другие центры.

Как заявил Педро Троиани, рабочий «Форда», считавшийся пропавшим без вести, компания согласовывала свои действия с правительством США, чьи чиновники имели информацию о каждом похищении, связанным с фабрикой. И этот случай не был исключением: Соединенные Штаты финансировали, муштровали и обучали вооруженные силы и осуществляли координацию действий всех военных диктатур на континенте через «План Кондор» [7] и Доктрину национальной безопасности. Об этом факте ничего не говорили во время визита в страну президента Барака Обамы [8].

Вчера и сегодня

Все те же капиталисты, ответственные (вместе с церковью и профсоюзной бюрократией) за геноцид при военной диктатуре, были сторонниками Менема в 1990-е годы, увеличивали капиталы при Киршнерах, а теперь поддерживают Макри, чтобы получать еще бóльшие прибыли. В течение всех этих лет судебные органы, правительство и правящие политические партии (в их числе Хустисиалистская партия и Гражданский радикальный союз) сделали все возможное, чтобы на капиталистов не распространялись прямые обвинения в репрессиях и похищениях рабочих. Когда начинаются суды [по делам, связанным с государственным терроризмом, капиталистов] не удается привлечь к ответственности под предлогом отсутствия доказательств. Поэтому в конце 2015 года Аргентинский промышленный союз [9], объединяющий представителей разных компаний, в том числе находящихся сейчас под подозрением, в одном из своих заявлений попросил, чтобы расследование деятельности фирм оставалось в руках дружественной им судебной власти.

Несмотря на это, множество неоспоримых доказательств, содержащихся в расследованиях и оставленных выжившими [заключенными] и членами семей пропавших без вести, доказывают их вину. Речь идет о классе капиталистов, который не дрогнул перед тем, чтобы через кровь и расстрелы нанести сокрушительное поражение рабочему классу, чтобы предотвратить возможность противостояния аргентинскому капитализму. Все это принесло ему доходы, включая выкуп государством долгов [компаний] или финансовые спекуляции и государственные контракты. Ценой этих доходов были страдания трудового народа, за который ответственны аргентинский и зарубежный капитал.

24 марта 2016


Примечания

[a] Термин, используемый Рикардом Балбином, главой партии Гражданский радикальный союз, по отношению к рабочему движению.

[b] Responsabilidad empresarial en delitos de lesa humanidad. Represión a trabajadores durante el terrorismo de Estado. Buenos Aires, 2015. Tomo I-II.

[c] Показания Арселии Лухан де Портильо о разговоре с военным по фамилии Молинари.


Комментарии научного редактора

[1] Это, конечно, преувеличение. Главным объектом репрессий при военной диктатуре были не только рабочие, но и члены партизанских организаций, состоявших в основном из представителей самых разных городских слоев.

[2] Так в современной Аргентине принято называть репрессии 1976—1983 гг.

[3] Бикамеральная (двухпалатная) комиссия — орган, создаваемый при Сенате Аргентины для работы над различными вопросами.

[4] «Сидерка» — аргентинская промышленная компания, занимающаяся производством стальных труб.

[5] Речь идет о забастовке, устроенной в 1974 г. рабочими металлургического завода «Асиндар». В ходе подавления протеста, местность, где находился завод, была окружена армией, которая арестовала 300 человек. 20 из них считаются пропавшими без вести.

[6] Именно на таких машинах передвигались отряды «эскадронов смерти» и впоследствии военные.

[7] Операция «Кондор» основывалась на централизованной системе сбора и обмена информацией, включая выполнение запросов об убийствах, похищениях и незаконных экстрадициях членов левых латиноамериканских организаций, находившихся в изгнании или перемещавшихся через территорию соседних стран или даже за пределами континента. Эта оперативная сеть подразумевала полную интеграцию разведывательных служб диктаторских режимов Бразилии, Чили, Аргентины, Уругвая и Парагвая.

[8] Речь идет о встрече Барака Обамы и Маурисио Макри в Буэнос-Айресе 23 марта 2016 г. Тот факт, что за день до сороковой годовщины военного переворота Макри встречался с президентом страны, причастной к его организации, был крайне негативно воспринят аргентинцами.

[9] Аргентинский промышленный союз — объединение крупных промышленников Аргентины, основанное в 1887 г.


На языке оригинала опубликовано в аргентинской газете «Искьерда диарио» 10 марта 2016.

Перевод с испанского: Илья Пальдин.

Комментарии научного редактора: Илья Пальдин.


Адель Гарсия — аргентинский историк, журналист.

Николас Бендерски — аргентинский журналист, преподаватель, член Объединенного профсоюза работников образования Буэнос-Айреса (SUTEBA).

Free Web Hosting