Мы не стрип-бар и не «Мосгорсправка». И становиться ими не собираемся

Аннотация

Мы не стрип-бар и не «Мосгорсправка». И становиться ими не собираемся

Заявление редакции сайта «Сен-Жюст»

С начала этого года наша редакция столкнулась с экстраординарным потоком писем читателей с просьбами о публикации материалов на разные темы. Сплошь и рядом эти просьбы сформулированы так, что неотличимы от требований. Иногда эти требования носят ультимативный характер или изложены тоном, каким не всякий помещик разговаривал со своими крепостными.

Считаем своим долгом сообщить таким читателям (и всем читателям вообще), что наш сайт не является советской передачей «Концерт по заявкам радиослушателей». У нас есть собственное представление, что именно и по каким причинам мы должны публиковать. Эти причины мы объясняем в аннотациях к каждому материалу. Если кому-то лень читать эти аннотации или кто-то в силу особенностей умственного развития оказывается не в состоянии понять, что в них написано, обращаемся к этим людям с призывом: не читайте нас! наш сайт обращен к другой аудитории!

Сообщаем, что мы не намерены публиковать материалы о Фолклендской войне только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о Фолклендском (Мальвинском) конфликте в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде).

Мы не намерены публиковать материалы о шотландском сепаратизме только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о шотландском сепаратизме в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). Более того, мы уверены, что шотландский сепаратизм не является столь важной и актуальной темой для постсоветской левой аудитории, и мы знаем, что в этой аудитории у него нет такого количества восторженных поклонников (или противников), чтобы вообще возникла нужда о нем рассказывать.

Мы не намерены публиковать материалы о Вацлаве Нижинском только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о Нижинском в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). Более того, мы очень сильно сомневаемся, что материалы о Нижинском вообще соответствуют тематике нашего сайта. Мы — не стрим кота Степана Кагарлицкого, чтобы говорить обо всем на свете.

Мы не намерены публиковать материалы о возникновении Китайской республики на Тайване только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о Тайване в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). И опять-таки, мы уверены, что существует огромное количество куда более важных и актуальных тем.

Мы не намерены публиковать материалы о возникновении курдского вопроса только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию об этом в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде, и ее не просто много, а очень много). Мы заведомо не подряжались обслуживать потребности таких лентяев и дурачков, которые не в состоянии даже просто набрать в поисковике словосочетание «курдский вопрос».

Мы не намерены публиковать материалы о творчестве Станислава Лема только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о Леме в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). Кроме того, мы уверены, что просто рассказ о творчестве Лема, без привязки к каким-то важным и актуальным общественно-политическим сюжетам, не соответствует целям и задачам нашего сайта. Мы, слава богу (которого нет), не академический литературоведческий ресурс и не академический сайт по истории литературы. Если бы нам пришлось стать подобным сайтом, все члены нашего коллектива быстро бы умерли от скуки.

Мы не намерены публиковать материалы об образовании Танзании только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о Танзании в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). В конце концов, в этом сюжете нет ничего секретного — так же, как и ничего актуального.

Мы не намерены публиковать материалы о Дэн Сяопине только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о Дэн Сяопине в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде, и ее не просто много, а безумно много).

Мы не намерены публиковать материалы о режиме Жетулио Варгаса только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию об этом в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). Уж о чем о чем, а о режиме Варгаса было написано много и подробно еще в советский период, а интернет позволяет легко найти тексты не только советского периода и не только на русском языке.

Мы не намерены публиковать материалы о том, что такое «нью эйдж», только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию на эту тему в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде, и ее не просто много, а чудовищно много). Мы не считаем эту тему важной и актуальной для левых (и даже для «левых») на постсоветском пространстве, поскольку за исключением отдельных лиц из кругов экоанархизма и «Хранителей Радуги», увлекавшихся некоторыми контркультурно-пищевыми практиками «нью эйдж», и жены Кагарлицкого Ирины Глущенко, увлекавшейся рэйки, мы не знаем примеров влияния «нью эйдж» на эту среду. К тому же и эти примеры, возможно, уже в прошлом. Кроме того, мы подозреваем, что, написав о «нью эйдж», мы спровоцируем поток требований опубликовать материалы о кришнаитах, мунистах, бахаитах, «Белом братстве», «Детях бога», «Ветви Давидовой», «Аум синрикё» и т.д., и т.д. Возможно, это кого-то удивит, но мы не намерены превращаться в сайт полубезумного сектоборца Дворкина.

Мы не намерены публиковать материалы о том, кто такие иллюминаты и филадельфы, только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о них в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). И вообще: сначала иллюминаты, потом тамплиеры, потом Приорат Сиона, а там уж и до Строителей Храма Соломонова, а то и шумеров и рептилоидов недалеко.

Мы не намерены публиковать материалы о Сиде Баррете только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о нем в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). Кроме того, мы сомневаемся, что такие материалы соответствуют тематике нашего сайта.

Мы не намерены публиковать материалы о художественном творчестве Александра Богданова только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию об этом в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). Почему мы должны писать о том, о чем много раз (и вполне исчерпывающе) написано до нас, совершенно непонятно. Тем более нам непонятно, что, кроме лени, может помешать самостоятельно прочитать художественные произведения Богданова (много раз изданные) и составить о них собственное мнение.

Мы не намерены публиковать материалы о Гордоне Крэге только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о нем в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). Кроме того, мы очень сильно сомневаемся, что такие материалы тематически соответствуют направленности нашего сайта.

Мы не намерены публиковать материалы о «шведском социализме» только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию на эту тему в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде, и ее не просто много, а очень много). Тема подробно изучена еще в советский период, а уж сегодня — в связи с откровенным закатом «шведского социализма» — и вовсе утратила актуальность.

Мы не намерены публиковать материалы о Б. Травене только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о нем в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде).

Мы не намерены публиковать материалы о гернгутерах только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о них в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). И вообще: сегодня гернгутеры, завтра — адвентисты, потом — пятидесятники, а потом дело и до гюптеров с ирвингианцами дойдет. «Сен-Жюст» — не сайт, посвященный протестантским деноминациям. У протестантов и без нас такое количество сайтов, что можно их читать день за днем 24 часа в сутки и все равно жизни не хватит. И с какой радости именно мы должны об этом рассказывать, понять невозможно.

Мы не намерены публиковать материалы о Дени Верасе только потому, что кому-то из наших читателей лень поискать информацию о нем в интернете и тем более лень дойти до библиотеки (мы знаем, что такая информация там есть — и вполне в достойном виде). Тема вполне исследована еще в советский период, тогда же переведена на русский и издана «История севарамбов» Вераса — читай не хочу. К тому же в сюжете нет ничего актуального.

И так далее, и так далее, и так далее.

Легко и соблазнительно было объяснить такой вал неадекватных требований банальным весенним обострением. Но, во-первых, это началось еще до весны. А во-вторых, как справедливо говорил известный персонаж мультфильма про Простоквашино, прообраз Бориса Кагарлицкого, «это только гриппом все вместе болеют, а с ума поодиночке сходят». Происходящее заставило нас обратиться к изучению актуального состояния отечественных «левой сцены» и «левого рунета».

В результате нам стало ясно, что и первая, и второй за период установления и укрепления в постсоветской России бонапартистского режима, режима диктабланды претерпели серьезные изменения — и назвать эти изменения иначе как деградацией мы не можем. Практически весь набор известных нам по предыдущему периоду самостоятельных протестных (не говорим уже о сопротивлении) и/или пропагандистских форм деятельности (начиная с оккупационных стачек и кончая уличными столкновениями с полицией) исчез в «реале» как явление. Если о чем-то из этого набора наши «левые» вспоминают, то в порядке исключения, разово, случайно — и такие акции носят совсем уже маргинальный характер и абсолютно ни на что не влияют (как ни на что не влиял одиночный пикет против задержания в Белоруссии катедер-анархиста Петра Рябова). Даже митинги и демонстрации стали носить преимущественно ритуальный (праздничный и предвыборный) и бюрократический характер (не говоря уже о том, что они, разумеется, санкционированы властями). Никаких самостоятельных листовочных кампаний нет (листовки выпускаются исключительно в связи с буржуазными выборами). Никто не пытается систематически самостоятельно выпускать не то что листовки, но даже газеты и журналы — если кто-то выпускает печатную периодику, то «партийную» (начиная с КПРФ) — потому что «по статусу положено», и эти издания ужасны. Вся «культурная деятельность» (еще вопрос, можно ли ее называть культурной), резко ужавшись, переместилась в абсолютно маргинальный субкультурный анархо-сегмент (единственные исключения — унылая группа «Аркадий Коц», которая, наоборот, перекочевала в либеральный мейнстрим, и не менее унылый альманах «Буйный бродяга», который с момента основания поселился в нише «левого масскульта»). Никакой пропаганды в трудовых коллективах и на предприятиях нет. Стремление к самостоятельным массовым действиям заменено попытками примазаться к каким-то чужим (митингам Навального, «мусорным» протестам и т.п.). Акции прямого действия намертво забыты.

Разумеется, это прямо связано и с привычным, ставшим уже притчей во языцех, теоретическим невежеством наших «левых» и с катастрофическим уменьшением членской базы: никаких 500 тысяч человек, как это было в 90-е, в КПРФ давно уже нет (пропорционально снизилась численность и других «партий»), никаких 500-, 300-, 250-тысячных митингов, как в 90-е, коммунисты собрать давно не могут. Зато наши многообразные «партийцы» увлеклись чисто бюрократической работой по «партстроительству». Однако их деятельность оказывается блестящей иллюстрацией классического советского анекдота о фабрике швейных машинок и пулемете: что бы они ни строили, получается маленькая КПРФ (даже если этим занимаются не сталинисты, а троцкисты). Единственное новое, что появилось за последнее время, — это кружки, из которых лишь приблизительно половина — продукт самостоятельной инициативы беспартийной молодежи (и, как правило, это не более чем кружки самообразования), а вторая половина — кружки, устроенные существующими «партийными» структурами, с тем чтобы хоть чем-то занять своих членов (и иногда с целью заставить партийную молодежь выучить партийные документы и «труды» вождей своей партии). Второй случай — вообще патология, порожденная тем печальным фактом, что так и не исчезли доставшиеся нам в наследство от предыдущего исторического периода динозавры и мастодонты — якобы левые якобы партии (и их наследники).

При этом все наши «левые» сегодня дружно повторяют то, что мы им говорили чуть ли не 20 лет назад, а именно что отечественная левая пребывает в глубочайшем кризисе. Но при этом, как мы обнаружили, почти все в целом удовлетворены собой и своей деятельностью.

Естественным следствием полного провала в «реале» стало перемещение основной активности наших «левых» в интернет — и неудивительно, что именно интернет стал им казаться важнее и интереснее реальной жизни.

Никто из наших «левых» при этом не захотел даже задуматься над тем, что интернет не является специфически левой средой и создан отнюдь не для левой пропаганды, что он диктует свои — вполне буржуазные, коммерческие, то есть антисоциалистические — нормы поведения и развивается по своим — вполне буржуазным, коммерческим и антисоциалистическим — законам.

Мы хорошо понимаем, чем вызвано перемещение в интернет провалившихся в «реале» «левых». В «реале» скрыть свой провал невозможно. Невозможно выдать «митинг» из 25 человек за митинг с участием 2,5 тысяч: свидетели поверят не вашим словам, а своим глазам. А вот в интернете это сделать можно. Можно сфотографировать такой «митинг» с трех-пяти разных выгодных позиций, создающих иллюзию массовости — и выложить эту фальсификацию в сеть. Собственно, наши анархисты и троцкисты уже давно научились фабриковать такие «отчеты» о своих «акциях» — и посылать их на Запад единоверцам, пуская им пыль в глаза и рассчитывая на финансовую и иную помощь в ответ. Невозможно внушить нормальному человеку, если он при этом присутствует, что очередная унылая как бы научная конференция «левых», на которой одни и те же люди в сотый раз убеждают друг друга в том, что Ленин был великим политиком XX века, а Октябрьская революция — величайшим историческим событием, — это не ни на что не влияющая ритуальная тягомотина, а выдающееся научное и общественное событие. В интернете это делается легко. Например, «Альтернативы» набили на этом руку и достигли в этом деле значительных высот, успешно выдаивая таким образом фонды и прочие денежные инстанции.

То есть наши «левые», переместившиеся из «реала» в «виртуальный мир», пошли по пути наименьшего сопротивления, выбрав в качестве места основного приложения сил мир выдуманный, ненастоящий, мир иллюзий, позволяющий утешать себя несуществующими успехами и победами — и не только утешать ими себя, но и морочить голову другим.

Этот страх перед реальностью, страх перед правдой, то есть интеллектуальная трусость, должны были сыграть с нашими «левыми» злую шутку. И действительно, мы обнаружили, что «левый рунет» у нас на глазах превращается в специфический — ориентированный на «левого потребителя» — сегмент буржуазного шоу-бизнеса.

Только этим можно объяснить повальную моду на замену статей и вообще текстов видеороликами. Дальше, вероятно, мы увидим замену простого видео анимацией — так прикольнее (один чудовищно примитивный и к тому же пошлый мультфильм в жанре «для тупых» — «Сказку о мартовском коте» — «Рабкор» уже показал!). Собственно, на паблике «Lenincrew», недавно превратившемся в паблик «Ревкульт», в ответ на недоуменные вопросы читателей 24 апреля так прямо и объясняется: статьи писать тяжело и немодно, а набалтывать что ни попадя на видео легко и модно.

Только этим можно объяснить стремительный набор популярности (например, на «Рабкоре» и «Lenin crew») жанра стримов с ответами на все и любые вопросы зрителей (включая самые глупые и нелепые) — причем ответы сплошь и рядом оказываются неполными, некомпетентными или просто ошибочными, но уровень зрителей таков, что их всё, видимо, устраивает.

Только этим можно объяснить внедрение Олегом Двуреченским на «Красном TV» такой откровенно буржуазной развлекательной формы, как «баттл» (да еще и под масскультовским голливудским названием «Красная жара»).

Мы хорошо понимаем, к чему должно в будущем привести развитие этой тенденции. К тому, что Борис Кагарлицкий и его дочь Ксения в поисках понимаемой вполне по-буржуазному дешевой популярности — увеличения числа просмотров и лайков (с последующей их монетизацией) — должны будут пойти по пути всё большей и большей примитивности и развлекательности. В пределе это должно бы кончиться созданием и выкладыванием порнороликов, но мы подозреваем, что до такого дело вряд ли дойдет — уже хотя бы потому, что Борис и Ксения не смогут составить конкуренцию профессионалам этого жанра. Но первые шаги в этом направлении сделаны: на странице «Ксюши Кагарлицкой» «ВКонтакте» можно узнать, что потребителей их с Борисом стримов волнуют не политические взгляды Ксении, а есть ли у нее «муш» (муж). А еще эти потребители любят обсуждать (и осуждать) Ксюшин макияж. Типичная левая аудитория, чего там!

По тем же причинам в «баттлах» на «Красном TV», условно говоря, Бузгалин и Батов окажутся в конце концов вынуждены драться подушками и обливать друг друга соком, зеленкой, мочой и другими жидкостями. А «левый» зритель-потребитель, запасшись попкорном, будет с удовольствием всё это наблюдать и ржать.

Теми же причинами мы можем объяснить хорошо видный, например, по «Рабкору» буржуазно-коммерческий подход, когда зрителей стримов делят на богатых и бедных и богатым предоставляется привилегия: тем, кто перечислит в ходе стрима «Рабкору» деньги, предоставляется преимущественное право задать свои глупые и нелепые вопросы Кагарлицкому и приглашенным участникам, а те, в свою очередь, обязаны на эти вопросы отвечать. Дискриминация бедных — это, безусловно, новое слово в истории мирового левого движения. Еще более показателен для этой тенденции буржуазной коммерциализации регулярный сбор денег на корм коту Степану, который, вообще-то, не является ни сотрудником, ни тем более экспертом «Рабкора». Когда тот же «Рабкор» собирает деньги «на аппаратуру» — это понятные действия, к которым вряд ли можно предъявлять претензии. Но вот почему «Рабкор» собирает деньги на корм личному коту семейства Кагарлицких — это в рамках какой угодно левой, не буржуазной этики уже совершенно необъяснимо! И возникает, кстати, вопрос: если можно собирать со зрителей деньги на корм личному коту Кагарлицких, почему нельзя с них же собирать деньги на новые туфли (или пальто) Ксении, на бензин для машины Ирины Глущенко, на оплату жилищно-коммунальных услуг и т.д. и т.п.?

А раз сбор денег на Степана не вызывает у зрителей стримов «Рабкора» никаких вопросов, следовательно, сами эти зрители воспринимают Кагарлицких как типичных представителей шоу-бизнеса, как развлекателей (энтертейнеров): те выступили, повеселили публику — естественно, им надо, как, например, «девочкам» у шеста, засунуть в стринги банкноты. А что не все раскошеливаются — так и «девочкам» не все зрители засовывают.

Очевидно, той же причиной — стремительным превращением «левого рунета» в часть шоу-бизнеса — можно объяснить и тот примечательный факт, что блоги Дарьи Митиной пользуются гораздо большей популярностью, чем все вместе взятые интернет-ресурсы Объединенной коммунистической партии (ОКП), в руководство которой Митина входит. Это — наглядное доказательство того, что «традиционно левые» материалы, публикуемые на сайтах ОКП, не интересны «левому потребителю» в отличие от понятных ему блогов Дарьи, где та регулярно обращается к не типичным для «традиционных левых» сюжетам, таким, как любовь ее, Дарьи Митиной, к тем или иным формам секса или вопрос, как именно — стоя или сидя — должны мочиться мужчины. Собственно, обычные представители буржуазного шоу-бизнеса — какая-нибудь Елена Беркова или Елена Малышева — постоянно прибегают к тем же приемам с той же целью.

Может быть, конечно, другое объяснение, а именно, что Дарья Митина одна во много раз талантливее и ярче, чем все остальные члены ОКП, вместе взятые, но это объяснение — оскорбительное для ОКП (и, вообще-то говоря, приговор для партии). Во всяком случае, если принять это объяснение (в принципе, правдоподобное), становится непонятно, почему ОКП возглавляет какой-то невнятный Лакеев, а не яркая Митина. И почему ОКП это — к собственному ущербу — терпит. И почему тогда Митина продолжает состоять в ОКП вместо того, чтобы создать собственную партию.

Только той же коммерциализацией «левого рунета» и его превращением в часть шоу-бизнеса мы можем объяснить настойчивые эксперименты пабликов «Lenincrew» и «Ревкульт» по устройству конкурсов с призами. Очевидно, создатели пабликов просто не верят, что левая аудитория будет кого-то смотреть и читать без материального поощрения, без «печенек». В перспективе нас должно ждать появление «левого» «Поля чудес» с «левым» Леонидом Якубовичем.

Насколько наш «левый рунет» проникся психологией лавочника, озабочен саморекламой и привлечением покупателя, видно, например, из призыва Бориса Кагарлицкого на его странице «ВКонтакте» 22 марта. Там Кагарлицкий сообщил, что число подписчиков канала «Рабкора» на YouTube приближается к 7 тысячам, и призвал всех включиться в гонку, чтобы «помочь взять этот рубеж». То, что эти подписчики обсуждают, есть ли у Ксюши «муш» и правильно ли она красится, неважно. Важно число покупателей.

А создатели (модераторы?) паблика «Нечаевщина» 22 мая радостно прокричали, что число подписчиков паблика достигло 20 тысяч, и добавили: «Партия большевиков в феврале 1917 года была ненамного многочисленнее нашего сообщества… И с меньшей численностью большевики и народовольцы наводили ужас на царей». Нужно полностью воспринять психологию шоумена, чтобы начать путать подписчиков, то есть просто читателей довольно примитивного по содержанию паблика с подпольной революционной партией! Если дело так пойдет дальше, то, глядишь, видео с людьми из «Нечаевщины» на YouTube будет восприниматься как событие, сравнимое с казнью Александра II, а интервью на радио «Свобода» — с Октябрьской революцией. А что, какие-нибудь братья Верники такими категориями и мыслят.

Мы видим, что некоторые представители «левого рунета» инстинктивно чувствуют происходящие изменения (хотя, возможно, и не понимают того, что чувствуют) и автоматически под них подстраиваются. Так, «Велимир Долоев», ставший главным редактором паблика «Леворадикал», 2 апреля сообщил об этом его читателям в посте, написанном в манере выступлений радиоведущего Руби Рода из фильма Люка Бессона «Пятый элемент». Казалось бы, дальше катиться некуда.

На самом деле есть куда. Отважным первопроходцем в бушующем море бизнеса оказался, разумеется, «Рабкор». 28 мая он завел на «Патреоне» возможность стать патроном «Рабкора», то есть переводить ему ежемесячные пожертвования в обмен на «печеньки». «Печеньки» такие: за ежемесячные дотации в размере 50 долларов США вы сможете получить футболку с «выбранным вами дизайном» от «Рабкора» и подборку номеров журнала «Левая политика». (Вообще-то, все это, вместе взятое, стоит меньше 10 долларов, но чего не сделаешь, чтобы стать патроном самого Кагарлицкого!) А за 75 долларов в месяц вы получите встречу в отдельном кабине… ой, простите… «закрытый домашний стрим с котом». (Вообще-то, это ст. 245 УК РФ.) А за 100 долларов в месяц «Рабкор» сделает для вас «короткое отдельное видео на выбранную вами тему»! (Почему короткое? Что за жлобство такое?) А за 300 долларов в месяц вас пригласят как дорогого гостя в студию на стрим — чтобы побеседовать с вами в эфире, чтобы вы ощутили себя Анатолием Вассерманом и/или Константином Сёминым. Причем выплачивать «Рабкору» 300 долларов вам придется ежемесячно, а в эфир вас пригласят, похоже, один раз. «Спекулянты во время войны были более скромны».

Как быстро такая коммерциализация меняет сознание, ярко продемонстрировал нам сам Борис Кагарлицкий. 5 июня (то есть тогда, когда это наше заявление было практически полностью составлено и мы уже отшлифовывали детали) в «рабкоровском» стриме «Подарки правительства» сразу после «разбора» (без кавычек это так называть нельзя) видео «Tubus Show» «Как побрить ежа» Кагарлицкий, узнав, что некий Тарас Могилюк прислал «Рабкору» 50 рублей, не выдержав, высказывает возмущение: «Чего так мало — 50 рублей? Очень мало!» — и усмехается. Видите: это уже не скромная просьба оказать финансовую помощь, это уже выражение неудовольствия (и даже, кажется, барского (панского) презрения) недостаточностью податей. Если дело так пойдет дальше, мы рискуем в будущем услышать слово «недоимки», а там, глядишь, и «быдло» с «пся крев». Неудивительно, что посетители паблика «Tubus Show» «ВКонтакте» на следующий день болезненно отреагировали на эту претензию Кагарлицкого, а некто Александр Жидовленко припечатал главного героя стрима почетным прозвищем «Борис “А чего так мало” Кагарлицкий».

И пока мы дошлифовывали это заявление и окончательно согласовывали формулировки, «Рабкор» и другие всё подкидывали и подкидывали нам новые аргументы в подкрепление нашей позиции. Не позже 14 июня на «рабкоровской» странице «ВКонтакте» появился раздел «Товары», где на продажу предлагаются кепки по 1000 рублей и футболки, свитшоты и рубашки-поло по цене от 1300 до 2400 рублей. И на некоторых из них изображены пионерский значок и октябрятская звездочка, где портрет Ленина гопнически и свидомо замещен котом Степаном — в худших традициях самой разнузданной антикоммунистической пропаганды 90-х годов. Так что «Рабкор» прямо у нас на глазах превратился из вроде бы левого информационного и отчасти пропагандистского ресурса в гешефт. А его работники — из «левых активистов» в гешефтмахеров. А из стрима «Рабкора» «Вестник Бури originals. О капитализме, ютубе и протесте», размещенного 16 июня на YouTube, мы узнали, что и представители «Вестника бури» Даниил Тишкун и Кирилл Украинцев не только горячо приветствуют коммерческую деятельность «Рабкора», но и сами практикуют подобное. Чистая правда: как следует из раздела «Мерч» на сайте «Вестника бури», они продают майки аж с января 2015 года. Оно, впрочем, неудивительно: Тишкун — это бывший пресс-секретарь Тюменского обкома КПРФ, а КПРФ — известная коммерческая контора. Правильным путем идете, товарищи, смена смене растет: КПРФ торговала местами в Госдуме (и не только), Развозжаев торговал шапками, вы торгуете одеждой — так и формируется классовое революционное сознание пролетариата. А без преувеличения трагическое заявление Ксюши Кагарлицкой (названное ею по сугубой безграмотности «каминг-аутом») «История моих отношений», выложенное на канале Ксюши на YouTube 12 июня и сдублированное ею в фейсбуке и «ВКонтакте», подтвердило правоту наших предположений относительно истинных целей и задач сегодняшнего «Рабкора», «Рабкора» образца 2018 года: «И сейчас я уверена, что когда-нибудь у меня будет «мерседес»! Донатьте “Рабкору” и мне лично».

У коллектива сайта «Сен-Жюст» исчезло всякое желание хоть в малейшей степени ассоциироваться с таким «левым рунетом».

Изучение произошедших в нем изменений привело нас, помимо прочего, к выводу: подросло целое поколение людей, считающих себя левыми, но совершенно буржуазных психологически, воспринимающих окружающий мир через призму потребительства и полагающих, что им всё должно преподноситься по первому требованию, как блюда в кафе. Сообщаем таким читателям: мы — не сфера обслуживания, мы — не парикмахерская/барбершоп, не развлекательный центр и не магазин. Мы не обязаны обслуживать чьи-либо заказы и вообще плохо относимся к потребительской позиции, считаем такую позицию убогой и принципиально враждебной нашим целям и задачам и вообще целям и задачам левых.

Если это заявление нашей редакции не будет воспринято этой частью аудитории, очевидно, нам придется, если мы останемся в сети, разработать какие-то специальные меры по затруднению доступа к нашему сайту для таких вот идейно нам чуждых и потребительски настроенных читателей. Например, в форме введения «марксистской капчи», пропускающей на сайт только тех, кто правильно ответил на ряд вопросов. Мы убеждены, что если человеку действительно что-то нужно, он готов преодолевать трудности во имя того, что ему нужно. Если не готов, если ему лень — это точно не наш читатель, это потребитель стримов с котом Степаном.

Мы поняли, что допустили в последние годы серьезную ошибку в позиционировании сайта — ошибку, которая позволила части аудитории воспринимать нас как своего рода информационно-релаксационно-рекреационный ресурс. Многие при капитализме чувствуют себя в морально-психологическом плане плохо, очень плохо (до невозможности) или как минимум совсем некомфортно. И, придя домой с грузом негативных впечатлений, они лезут в интернет (в том числе на наш сайт), чтобы получить какую-то другую, не угнетающую их, информацию, другие, не травмирующие их, впечатления или просто чтобы убедиться в том, что они такие не одни. В результате им становится легче и начинает казаться, что жизнь при капитализме все-таки терпима. Безусловно, это совершенно противоположно тому, к чему стремится наш коллектив. Мы вовсе не хотим сеять иллюзии о терпимости жизни при капитализме. Мы не собираемся выступать в роли плаката с Аленом Делоном из известной песни группы «Наутилус Помпилиус».

Мы со спокойной душой готовы отдать эту роль тому же «Рабкору», тем более что зрители его стримов честно признаются, что воспринимают их исключительно как «психотерапевтическую таблетку» и потому «иногда смотрят по два раза» (как некая Елена Агеева написала в комментарии на YouTube к стриму «Приключения телеграма»).

Мы выяснили, что многие читатели, даже и не настроенные выраженно потребительски, уже наклеили на нас ярлычок «Интересный (полезный) исторический сайт» и поставили нас на определенную полку. Заявляем: мы этот ярлычок с себя сорвем и на этой полке стоять не будем. Мы отказываемся быть персонажами известной песни Непомнящего.

Мы пришли к выводу, что стали невольной жертвой деградационных процессов, быстро развивающихся в «левом рунете». Стали, поскольку читатели и нас воспринимают как его часть.

Осознание нами драматической (и позорной) трансформации «левого рунета» заставило наш коллектив прекратить обновления на сайте, заняться подробным изучением ситуации и — главное — поиском лучшей стратегии действий. Разумеется, до тех пор, пока наш коллектив не сможет выработать такую стратегию, обновлений на сайте не будет. Тем более их не будет в случае, если мы такую стратегию так и не выработаем. По счастью, у нас нет кота Степана, прожорливого настолько, что сами, без многотысячных «донатов» со стороны, мы его прокормить не можем.

Разумеется, если мы придем к выводу, что не в состоянии разработать искомую стратегию, мы просто уйдем из сети и будем искать иные пути пропаганды и агитации. В конце концов, главная часть работы — изучение социальной действительности, ее анализ и осмысление, развитие теории — происходит не в интернете, а в головах. Для того чтобы успешно выполнить эту работу, наличие сайта или паблика необязательно. У Октябрьской революции не было интернета, но она победила. У Вьетнамской революции не было интернета, но она победила. У Кубинской революции не было интернета, но она победила. У Сандинистской революции не было интернета, но она победила. А когда у сандинистов появился интернет, это сыграло против них.

Мы свыше полутора десятка лет систематически объясняли нашим «левым», что все эти их дурацкие формы деятельности — как бы митинги и пикеты, как бы конференции, как бы партстроительство и т.д. и т.п. — взяты из арсенала столетней давности, давно устарели и потому заведомо обречены на неудачу. Мы объясняли, что все их лозунги (начиная с лозунга «Вся власть Советам!») тоже взяты из арсенала столетней давности, тоже давно устарели и тоже обречены на неудачу. По причине догматизма, неспособности к самостоятельному мышлению и вообще низкого уровня умственного развития (это — связанные между собой вещи) эти «левые» слушать нас не хотели, с нами не соглашались, на нас обижались и даже прямо нас возненавидели — как ненавидят зеркало те, у кого рожа крива. Конечно, мы уже давно обращаемся не к ним (хотя, как ни странно, многие этого не понимают). Мы обнаружили, что даже тотальный провал в «реале» (о чем мы их так настойчиво предупреждали) не заставил этих «левых» задуматься, а на катастрофическое сокращение членской базы они тупо отвечают наращиванием числа страниц в интернете (в идеале — чтобы у каждого была страница), пытаясь таким образом создать иллюзию массовости. При этом, в связи с вымиранием старых кадров произошла смена поколений — и прежние получившие хоть сколько-то качественное образование «левые» замещаются молодой безграмотной порослью, которая путается в трех соснах и не способна отличить Гоголя от Гегеля, Гегеля от Бебеля, а Бебеля от Бабеля. Именно эти люди, искренне ненавидя капитализм, истово поддерживали капиталиста Грудинина. Разумеется, наш сайт обращен совсем не к ним. И не к тем, кто, не умея занять свое время чем-то еще, читает всё подряд: и нас, и «Рабкор», и страницы сталинистов, и страницы троцкистов, и страницы анархистов, и страницы еще бог весть кого, главное, чтобы «оппозиционного» — и «полирует» всё это «Тупичком Гоблина».

Мы неоднократно открыто говорили, на кого ориентирован наш коллектив, с кем мы сотрудничаем и готовы сотрудничать. В первый раз это было сказано в статье Александра Тарасова «…посильнее “Фауста” Гёте!», в абзаце, начинающемся со слов «Сегодня для успешной работы…». Желающие могут перечитать. В последний раз — в статье Ильи Пальдина «Таскать чужой рояль», в заключительном абзаце текста. Опять-таки, нетрудно потратить немного времени и перечитать.

Но раз у многих наших читателей так плохо с памятью или с когнитивными способностями, повторим еще раз. Наша деятельность ориентирована на людей, способных к восприятию и пониманию левой теории, испытывающих к ней искренний интерес, осознающих, что теоретические знания необходимы для успешной практической работы. В идеале — на таких людей, которые сами обладают определенными теоретическими способностями и могут левую теорию развивать. А также применять ее к анализу окружающей нас социальной действительности. Наша деятельность ориентирована на тех, кто способен мыслить не догматически, способен развить в себе диалектическое мышление и использовать его при изучении и анализе социальных явлений и процессов в стране и в мире.

Наша деятельность ориентирована на тех, кто обладает способностями (или готов этому научиться) к коллективной антикапиталистической деятельности, начиная с исследовательской, публицистической, пропагандистской — при создании сайтов или выпуске бумажных изданий — и кончая индивидуальной пропагандой и агитацией.

Наша деятельность ориентирована на тех, кто искренне заинтересован в изучении отечественного и зарубежного революционного опыта — изучении, а не чтении текстов, воспринимаемых как вид приключенческой литературы, — с тем, чтобы извлечь из этого опыта уроки, сделать выводы и приложить эти выводы к будущей практической деятельности.

Наша деятельность ориентирована на людей, способных (или потенциально способных) к созданию теоретических, аналитических, исследовательских, публицистических, пропагандистских и контрпропагандистских и т.д. текстов, способных переводить с иностранных языков и на иностранные языки (или готовых этому научиться). Способных к творческой и технической работе в рядах антикапиталистического коллектива (такой, как работа редактора, корректора, иллюстратора, веб-дизайнера, печатника, организатора и т.п.) или тех, кто готов этому учиться. На тех, кто готов к систематическому освоению новых знаний и навыков, полезных для антикапиталистической борьбы.

Люди, которые могут и хотят это делать (или в обозримом будущем смогут, то есть научатся), и являются нашей целевой аудиторией и (пусть и в перспективе) нашими товарищами. Им мы действительно готовы помогать (в том числе публикациями, но не только), вступать с ними в диалог. Люди, которые не умеют и не хотят этого делать, а воспринимают наш сайт исключительно потребительски (или психотерапевтически, что, строго говоря, одно и то же), нашей целевой аудиторией не являются. И писать нам письма с требованиями рассказать им о Вацлаве Нижинском и Гордоне Крэге просто не имеют права. С такими вопросами надо обращаться к коту Степану. Это ему прямо по профилю — он из семьи театроведа.

Мы знаем, что нужных нам людей мало, что наша «левая сцена» в основном состоит из бесталанных, но амбициозных болтунов, догматиков, академических приспособленцев или — на другом ее краю — полуграмотных нетрезвых тусовщиков. Мы знаем, что у них нет никаких политических перспектив, они никогда не победят, а будут вечно проигрывающими и в лучшем случае всего лишь не станут марионетками в руках классового и политического врага — в отличие от, например, Сергея Удальцова и «Левого фронта», ставших у нас на глазах марионетками Администрации президента. Но из этого ни в коем случае не следует, что мы собираемся удовлетворять запросы дураков и приспособленцев только потому, что их больше, чем умных и не конформистов. Численность — не критерий истины.

«Сен-Жюст» никогда не определял себя как информационный, или психотерапевтический, или даже просветительский сайт. «Сен-Жюст» никогда не был и не будет частью буржуазной индустрии шоу-бизнеса — хотя бы и для «левой» аудитории.

Мы призываем тех читателей, кто обращается к нам как к информационному, или психотерапевтическому, или просветительскому ресурсу — а уж тем более как к части развлекательного «левого рунета», — осознать ошибку и скорректировать свою позицию. Вам с нами не по пути. Мы не нужны друг другу.

Зная по предыдущему печальному опыту, что очень большое, если не подавляющее число читателей испытывает серьезные проблемы с пониманием текстов, на всякий случай разъясняем, почему мы пишем «левый рунет» в кавычках. По той же причине, по какой мы пишем — применительно к сегодняшней России — «левое движение» в кавычках. Без кавычек так можно было называть левое движение, например, в царской России. Потому что это было настоящее левое движение, представленное многими подпольными организациями, в крупнейшие из которых входили десятки тысяч сознательных революционеров и которые могли похвастаться двумя революциями за 12 лет, успешной теоретической, пропагандистской, организационной, боевой работой (в условиях подполья и жестоких репрессий!), которые продемонстрировали, что они способны поднимать вооруженные восстания (и даже в воинских частях!), казнить высших лиц государства (и даже брата царя и самого царя!), высокопоставленных чиновников (вплоть до премьер-министра) и сотрудников карательного аппарата царизма (вплоть до министра внутренних дел), держать в страхе провокаторов и навязывать идейную гегемонию целевой аудитории (то есть необходимой части общества). Сравните это с беспросветным убожеством современного отечественного «левого движения».

По тем же причинам мы и наш «левый рунет» пишем в кавычках, подчеркивая тем самым, что это — не настоящий левый рунет. Левый сегмент интернета призван сегодня играть ту же роль, какую в прошлом играли левые журналы, газеты и информационные листки, то есть левая пресса. И если в царской России левая пресса (долгое время полностью подпольная) оказывалась способна не только доносить до читателя информацию, запрещенную цензурой, не только возбуждать ненависть к режиму преданием гласности «свинцовых мерзостей» царизма, но и вести теоретические дискуссии на высоком уровне (и вообще развивать левую теорию), пропагандировать социалистические идеи среди целевой аудитории (целых социальных классов), а также решать сугубо частные практические задачи (разворачивать, например, мощные кампании в защиту политзаключенных), то сегодняшний «левый рунет» ужасает чудовищно низким теоретическим уровнем, неспособностью к осмысленным дискуссиям (не только по вопросам теории, но и по вопросам тактики и т.д.), быстро скатываясь от полемики к взаимным матерным оскорблениям, неспособностью сформировать то, что в левой традиции именуется самостоятельной повесткой, феерической зависимостью от догм столетней (и старше) давности и от теоретических воззрений и пропаганды классового врага, от буржуазных СМИ. При этом в XXI веке мы наблюдаем, с одной стороны, расширение «левого рунета», с другой — его нарастающую деградацию, превращение в шоу и публичную болтовню на кухне. Последние по времени яркие и терминальные примеры этой деградации приведены в нашем заявлении выше.

Говоря иначе, левого рунета в стране нет. Потребуются экстраординарные усилия для того, чтобы он возник. Проблема, однако, в том, что мы не видим вокруг себя достаточного количества людей, не только заинтересованных в его возникновении и готовых что-то делать ради этого, но и просто сознающих пагубность существующего «левого рунета» и необходимость создания настоящего левого рунета. Подавляющее большинство тех, кто считает себя левыми — в силу умственного убожества, отсутствия талантов, лени, трусости, а отчасти и по причине психической ущербности, — вполне устраивает возможность безответственно трепаться в соцсетях, удовлетворяя таким образом тщеславие и бесплатно поставляя спецслужбам информацию на себя. Мы вполне допускаем, что никакого левого рунета в обозримом будущем в России не возникнет. Если общество оказывается не способно выделить из себя агентов прогрессивных социальных изменений, это общество ждет долгое гниение.

По этой причине мы призываем тех наших читателей, кто разделяет наши теоретические взгляды и считает себя нашими единомышленниками (пусть и не стопроцентными), прекратить наконец сидение и болтовню в соцсетях, полезные только классовому врагу (его спецслужбам), а выходить с нами на прямую связь, писать письма на наш сайт (пока еще есть такая возможность), задавать вопросы, предлагать свою помощь, договариваться о взаимодействии и т.п. Только такое поведение имеет смысл.

2 апреля — 9 июля 2018

Free Web Hosting