Таскать чужой рояль
Saint-Juste > Рубрикатор Поддержать проект

Аннотация

Илья Пальдин

Таскать чужой рояль

Постоянным читателям «Сен-Жюста» известно, что значительную часть авторских текстов мы посвящаем критике взглядов и поведения представителей российской «левой сцены»: начиная с «политического тяжеловеса» КПРФ, и кончая куда менее заметным «Openleft» [1]. Такая позиция часто вызывает непонимание и неприятие некоторых читателей, в первую очередь из кругов самих «левых». Часть из них свято уверена, что раз они называют себя левыми, следовательно, другие левые не могут их критиковать, а должны только хвалить (даже если они говорят и делают исключительно что-то глупое и вредное). Другие свято уверены, что они во всем правы, потому что в точности следуют заветам Сталина (Ленина, Троцкого, Мао), а те не могут ошибаться, и поэтому всякий, кто их позицию и действия критикует, объявляется «ревизионистом». Третьи вообще считают, что теоретизирование — лишнее [2], а надо «бороться» (то есть кричать лозунги на улицах, стоять в пикетах и толкаться с полицией) здесь и сейчас. А кто такую тактику критикует и призывает к теоретическому осмыслению — «ренегаты».

Иногда можно встретить упреки такого рода: левое движение в стране в глубоком упадке, не лучше ли будет для всех нас объединиться вокруг неких общих принципов и совместно выступать против нынешнего правительства. Не лучше — отвечаем мы. В публикуемых статьях мы показывали, как незнание исторического опыта общественных движений, поверхностное владение теорией и личные амбиции приводят левых к повторению многих ошибок, совершенных в прошлом и совершаемых сейчас их «товарищами» в других странах. В лучшем случае их деятельность остается не замеченной никем, кроме них самих, в худшем — дискредитирует подлинно левую теорию и практику. Именно с этой дискредитацией мы боремся и призываем бороться всех неравнодушных.

Безусловно, вести пропаганду против правительственной и либеральной идеологии — это крайне важное дело, однако сейчас, когда число левых столь мало, а уровень их политической сознательности столь низок, не меньшее значение имеет сохранение и развитие марксистской теории, очищенной как от сталинистских, так и от постмодернистских и прочих ненаучных интерпретаций. Для формирования левого движения нужны не академические карьеристы и не уличные активисты, марширующие под ручку с либералами, а люди, способные критически мыслить, работать над собой и вносить реальный вклад в защиту истории народной борьбы и развитие новой революционной идеологии. Для таких людей мы пишем и именно с такими людьми мы готовы находить общий язык, взаимодействовать и сотрудничать.

Массовка для либералов

В 2017 г. Навальному за счет расследований коррупционных связей премьера и попытки включиться в президентскую гонку удалось подхлестнуть протестную активность в стране, спавшую после «болотных» протестов. И, как и пять лет назад, поведение многих «левых» (речь пойдет прежде всего о группах «Рабкор», РСД, «Openleft», достаточно заметных в Интернете и идейно близких друг другу) заставило нас снова обратиться к теме «союза» левого и либерального движений.

А началось все еще в конце 2016 г., когда Навальный заявил, что готов бороться на выборах президента, а через три месяца после этого был выпущен фильм о темных делах Медведева, ставший катализатором последовавших мартовских и июньских протестов. Не вижу смысла утомлять читателя подробным разбором «левой» писанины в поддержку Навального, поэтому сведу ее содержание к трем ключевым пунктам.

Пункт 1. Авторы сайтов «Рабкор», РСД, «Openleft» в целом согласны с тем, что Навальный сильный, независимый политик, способный осуществить реальные перемены в стране. «Открытая левая» в декабре 2016 г. опубликовала подборку высказываний своих главных «идеологов» по поводу выдвижения Навального в президенты. Член РСД Кирилл Медведев, в частности, писал: «Для начала левым надо отрефлексировать свое отношение к Навальному — как к очень серьезному, очень опасному и достойному оппоненту. Все эти годы отношение к нему левых варьировалось от бессильной зависти (“украл нашу революцию!”) до шапкозакидательских представлений о том, что вся страна благодаря НТВ знает, что он соратник Немцова, и народ никогда его не поддержит» [3].

«Я к Навальному отношусь хорошо, считаю, что он достаточно честолюбив и ему реально хочется сделать что-то хорошее», — заявил в одном из видео автор сайта «Рабкор» и сотрудник ИГСО Даниил Григорьев (Эвер) [4].

Пункт 2. Утверждается, что в условиях возобновившихся протестов левым не стоит прямо выступать за Навального, но необходимо критиковать его слева и участвовать в подготовленных им акциях, чтобы навязать протестующим левую повестку. Редактор сайта «Openleft» Константин Корягин заявил: «субъект политических изменений уже здесь и вышел вчера на улицу. Искать его где-то еще и выстраивать альтернативное сопротивление, состоящее из альтернативных людей — задача бессмысленная. Мы сами должны стать альтернативой, но альтернативой именно внутри этого движения и направленной именно на это поколение. Поколение, уже прочувствовавшее на себе все угрозы неолиберализма и нетронутое при этом однобокой антисоветской пропагандой [5]. Это значит, что в ближайшее время, хотим мы этого или нет, левым придётся идти с Навальным рука об руку. Конечно, его необходимо при этом громко и обстоятельно критиковать» [6].

Такого же мнения придерживаются Кирилл Медведев и Олег Журавлев (автор сайта РСД): «необходимо участвовать сразу в двух “частях” протестного движения в России — и в митингах, организуемых Навальным, и в социальных, локальных и муниципальных активистских группах. На митингах, куда, в том числе, благодаря полевению оппозиционной риторики, приходят все больше необеспеченных и незащищенных жителей, необходимо обсуждать идеи и предложения, связанные с борьбой с неравенством, налоговыми мерами, национализацией крупнейших предприятий» [7].

Борис Кагарлицкий также признавал, что «отказываться от борьбы за демократические перемены было бы не просто позорным предательством по отношению к интересам общества, остро в этих переменах нуждающемся, но и величайшей политической глупостью (курсив мой — И.П.). Демократическую повестку дня надо последовательно и бескомпромиссно отстаивать. Как бы мы ни относились к Навальному и его окружению, нет ни малейших причин солидаризироваться с действующей властью» [8].

Пункт 3. По мнению РСД и «Openleft», программа Навального (на конец 2016 г.) значительно полевела и не так далека от тех требований, которые выдвигают и выдвигали левые. РСД-шник и автор сайта «Openleft» Илья Матвеев заявлял, что акцент на левом популизме в программе стал сильнее и что Навальный «дошел до использования лозунга, который левые скандировали уже в декабре 2011-го: “Власть миллионам, а не миллионерам”» [9]; согласен с Матвеевым и его товарищ по РСД Илья Будрайтскис: «Навальный ясно указывал на то, что коррупция — не дефект, но часть системы, основанной на масштабном перераспределении собственности. А пафос его разоблачений иногда приближался к красной черте прямой ненависти к гедонистической элите. Можно сказать, что сейчас Навальный делает то, к чему призывали левые во время “болотных протестов” пять лет назад» [10].

Чтобы разобраться с тем, насколько эта позиция верна или ложна, необходимо определить, кто же такой Навальный? Для создания целостной картины недостаточно ограничиться анализом его программ, значение которых при буржуазной демократии достаточно невелико, необходимо, прежде всего, определить, чьи интересы Навальный представляет и кто стоит за его спиной.

Давно установлено, что правящий класс постсоветской России не един и распадается на противоборствующие группы и блоки, что вполне естественно для капитализма как общества конкуренции. Эти группы и блоки можно разделить на две большие категории: на тех, кто экономически (так как от этого зависит их личное имущественное процветание) заинтересован в дальнейшем включении экономики России в качестве зависимой в мировую капиталистическую систему, извлекает прибыль из обслуживания интересов западного капитала (их принято называть компрадорами), и тех, кто заинтересован в развитии или как минимум поддержании относительно независимой от Запада отечественной экономики (в первую очередь промышленного производства). Это разделение явно проявилось уже в самые первые годы существования постсоветской России [11]. При Ельцине (исключая короткий период правительства Примакова) практически безраздельно главенствовали первые (финансисты-неолибералы, «семибанкирщина», сырьевые олигархи, представители «семьи» Ельцина). При Путине резко усилили свои позиции вторые — часто выходцы из спецслужб и ВПК. Все это неоднократно описано разными авторами. В терминах, которые не затеняют суть происходящего противоборства (например, использованием выражений вроде «башня Сечина» и «башня Суркова»), а восходят к марксистской традиции, об этом, в частности, писал известный левый экономист Руслан Дзарасов. Он отмечает:

«Феномен полупериферийного капитализма характеризуется, с одной стороны, зависимостью от стран центра, а с другой — способностью в определенной мере противостоять им в борьбе за свои интересы. Это противостояние не может быть твердым и последовательным, т.к. правящий класс такого общества неизбежно расколот. В российской политике идет непрерывная борьба “либералов-атлантистов”, ориентированных на подчинение нашей страны центру мирового капитализма, и “государственников-евразийцев”, ориентированных на построение “национального” капитализма. Первая цель представляется губительной для страны, а последняя — иллюзорной, ибо капитализм не может существовать без эксплуатации периферии. Раскол в среде правящего класса России отражает промежуточный характер ее общественного строя». «За фасадом показного единства между двумя группировками отечественного правящего класса идет непрерывная, напряженная борьба по всем основным вопросам внутренней, внешней и оборонной политики» [12].

Очевидно, Навальный, предлагающий дальнейшую приватизацию, окончательное открытие экономики для иностранного капитала и отказ от самостоятельной внешней политики, является ставленником прозападного блока, стремящегося оказать давление на своих противников. Т.е. Навальный далеко не независимый политик, каким его изображают названные выше «левые». То, что он де-факто не был выдвинут властью напрямую, как, например, Грудинин, еще не говорит о независимости и бескорыстности главы ФБК. В политическом смысле он так же ограничен в действиях, как лидеры т.н. системной оппозиции, только у Навального другие руководители и, соответственно, другие задачи. Откуда такая уверенность в наличии у него покровителей? Разумеется, подробности «большой игры» российской олигархии скрыты от населения, однако количество и качество косвенных свидетельств столь внушительно, что политическая зависимость Навального — за пределами разумного сомнения. В современной России политик, лишенный покровительства высших правительственных структур, не войдет в совет директоров государственной компании («Аэрофлот»); не станет единственным в стране обладателем двух условных сроков; не сможет, имея эти сроки, отдыхать во Франции; не будет получать финансовую поддержку от крупнейшего в России банка [13] и вряд ли будет напрямую о чем-то просить главу администрации президента. О том, как поступают с независимыми политиками, может подробно рассказать бывший соратник Навального Сергей Удальцов, который по собственной глупости и неразборчивости ввязался в позорную историю с Гиви Таргамадзе и получил срок. Пусть и один, зато реальный. Так что изображение псевдолевыми Навального как самостоятельного и искреннего борца за «прекрасную Россию будущего», обнажает не только плохое знакомство с устройством отечественного капитализма, но и простое незнание фактов (или неумение их правильно толковать).

На фоне всего сказанного особенно неловко должно быть «левым». Ведь, получается, они помогают «ставленнику» не просто крупного капитала, а западного капитала, заинтересованного в превращении России в экономическую и политическую колонию, т.е. стремящихся опустить ее из полупериферийного состояния в периферийное.

Полагаю, мысль, что, поддерживая либералов, «левые» входят в серьезное противоречие с принципами, которых они должны по логике вещей придерживаться, приходила и в головы авторов РСД и «Openleft». Именно этим, вероятно, и стоит объяснить активные поиски следов «социализма» в программе Навального (см. пункт 3). В ходе этих поисков внезапно выяснилось, что таких следов довольно много, и что даже некоторые лозунги был переняты у левых. Стоит, правда, обратить внимание, что лозунг «Власть миллионам, а не миллионерам» — не левый и не правый, он попросту никакой. Ни одна, даже самая реакционная партия, не будет призывать к обратному, потому что в таком случае рискует остаться без какой-либо поддержки населения, так как любое политическое движение стремится к массовости. То, что «социализм» находился в программе так легко — вовсе не случайно. Вплоть до конца 2017 г., когда перед подачей документов в ЦИК программа была обнародована в развернутом виде, Навальный и его сторонники обходились только самыми общими требованиями и заявлениями. А все потому, что в условиях ограниченной поддержки населения и невозможности (или нежелания) создавать централизованное общественное движение Навальный предложил объединиться под его неформальным лидерством уже существующим политическим партиям и группам. На что «левые» и клюнули! В первоначальной программе несостоявшегося кандидата в президенты можно было найти все: налог на итоги приватизации для левых, льготы малому бизнесу для либералов, ужесточение миграционного законодательства для правых и, наконец, борьба с коррупцией для всех вместе. Упор на коррупцию был сделан Навальным неслучайно, т.к. это единственная проблема, которую признают все политические силы в стране [14]. Предметный разговор о переменах в любой другой области вполне мог оттолкнуть от Навального представителей тех или иных взглядов. Даже слово «приватизация» Навальный старался не произносить, поскольку, очевидно, понимал, насколько неоднозначно отношение к ней в стране, пережившей опыт 90-х. Только Ксения Собчак в интервью на «Дожде» вынудила его признаться в планах по приватизации целых отраслей экономики. Казалось бы, после того, как в декабре неолиберальный характер экономической программы стал очевиден, лепить из Навального союзника левых должно быть затруднительно. Но только не для РСД! Материалы VII съезда дают понять, что от участия в «навальнинских» акциях РСД отказываться не намерено, потому что «движение, возникшее под влиянием разоблачений и социальной риторики Навального, в ближайшие годы может послужить катализатором более радикального протеста, не ограничивающегося поверхностной критикой коррупции и электоральными иллюзиями. Рано или поздно это движение предъявит спрос на программу радикальных общественных преобразований, потребует реальных ответов, не сводящихся к популизму» [15]. С этим утверждением можно даже согласиться. Действительно, при победе Навального (в ходе выборов или иным путем) перемены будут радикальными, однако надо помнить, что «радикальный» — еще не значит прогрессивный!

Пытаясь найти общую платформу между Навальным и левыми, Илья Матвеев писал, что «Владимир Ашурков, правая рука Навального и тоже бывший либеральный экономист, недавно признался, что полюбил Пикетти и стал экономистом социал-демократическим» [16]. В чем же заключается социал-демократизм беглеца Ашуркова [17], стараниями которого, по имеющимся свидетельствам, было налажено финансирование Навального со стороны «Альфа-групп» [18]? Прежде всего в том, что Ашурков выступает против сиюминутной приватизации и утверждает, что «только улучшив управление компаниями имеет смысл проводить их постепенную приватизацию». «Вряд ли кто-то будет отрицать, что при прочих равных бюджету выгодна более высокая выручка от приватизации. Стоит поработать над увеличением стоимости государственных активов, прежде чем их продавать» [19]. Т.е. он не только выступает за саму идею приватизации, но и предлагает, чтобы предприятия делали прибыльными не капиталисты и менеджеры, а само государство! Такая «социал-демократия» пришлась бы по вкусу не только РСД-шнику Матвееву, но и российским олигархам, которые стремятся ровно к тому, что предлагает Ашурков: к приватизации доходных предприятий и национализации убыточных.

***

Напомню, что псевдолевые помимо участия в митингах Навального обещали нам и его критику слева. На поверку этой критики оказалось не так много, и сводилась она преимущественно к двум положениям.

1. Навальный недостаточно радикален. Медведев (тот, что Кирилл) пишет: «Что левые могут сказать по поводу программы Навального? Нам нужен не невнятный “единоразовый налог” и не “здравствуйте, я ваш новый эффективный менеджер”, а национализация основных отраслей и ресурсов ради вложений, в том числе в механизмы и культуру низового самоуправления и защиту социальных прав человека. Не либерализация рынка и сокращение чиновничьего аппарата как решение всех проблем, а контроль общества как за чиновниками, так и за бизнесом» [20].

С этим посылом согласен и Борис Кагарлицкий: «Слабость Навального как политика, как ни парадоксально, не в избытке, а… в недостатке радикализма. Но не в смысле призывов наказать виновных и расправиться с коррупционерами, а в смысле понимания необходимости глубинных и масштабных социальных преобразований, которые объективно назрели в обществе [21]. Этого понимания у Навального нет. Он искренне думает, будто именно нынешняя социально-экономическая система может продолжать существовать и успешно развиваться, если только избавить её от чиновников-коррупционеров, продажных полицейских и олигархов-взяткодателей» [22].

Читать подобные претензии несколько удивительно, потому что Навальный — либерал и не обязан разделять социалистическую программу, как бы того ни хотела наша «левая» публика. Исполнение такой программы куда логичнее требовать, например, от КПРФ, члены которой объявляют себя коммунистами, но ничего общего с ними не имеют [23], но никак не от Навального, который никогда не строил из себя политика левой ориентации. Попрекать его отсутствием в программе национализации все равно, что удивляться малому вниманию, которое в свое время РСДРП уделяла проблемам «свободного» рынка и конкуренции. Видимо все эти упреки в недостатке радикализма — еще одно следствие попытки «левых» найти общую платформу с Навальным.

2. Структуры, на которые опирается Навальный, организованы недемократично. Илья Будрайтскис пишет, что кампания главы ФБК «построена как вертикальная, персоналистская “политическая машина”, в которой решения, предложенные узкой группой экспертов и одобренные лидером, обязательны для рядовых участников. Такая форма развивает политическое сознание большинства участников лишь до степени, которая необходима в каждый конкретный момент кампании» [24]. Кирилл Медведев и Олег Журавлев: «На наш взгляд, Навальный успешен как “менеджер” движения, однако ряд его шагов и действий (последним из которых было внезапное и единоличное решение изменить место проведения акции 12 июня) говорят о том, что без контроля снизу, со стороны рядовых активистов и демократических структур внутри его штаба, он может стать авторитарным лидером» [25].

Фотография сторонников Навального
в группе РСД во «Вконтакте»

Эта претензия еще более абсурдна, чем первая! Не нужно быть выдающимся политтехнологом, чтобы понять — все проведенные акции являлись частью предвыборной кампании Навального, поэтому вполне объяснимо, почему внимание концентрировалось исключительно на нем, а другие участники протеста оставались в тени. Но российские «левые» предпочли этого не замечать и стали добровольно записываться в массовку для акций лидера либеральной оппозиции, даже несмотря на то, что в целом последовали призыву Кагарлицкого: «Чего категорически нельзя делать [левым — И.П.], однако, это организационно примыкать к Навальному, укрепляя в обществе иллюзии относительно возможности исправить ситуацию одними лишь антикоррупционными лозунгами». Впрочем, для меня так и осталось загадкой, каким образом можно примкнуть к Навальному «организационно», ведь Навальный — не партия и не опирается на таковую [26]. Возможно, имелось в виду, что не стоит вступать в ФБК и устраиваться волонтерами в предвыборные штабы? Но что же это тогда за левые, к которым обращается Кагарлицкий, если им требуется объяснять такие прописные истины? Сдается мне, обвинения Навального в недемократичности — это еще и проявление неосознанной обиды, возникшей из-за того, что «левых» никто не приглашает «порулить» процессом.

По поводу участия в митингах некоторые псевдолевые могут возразить, что они не призывали быть статистами, а наоборот предлагали агитировать и распространять свои взгляды. По прошествии целого года уместно спросить: каков же результат? Расширились ли коллективы «Рабкора», РСД, «Openleft» за счет вчерашних сторонников Навального? Сильно ли увеличилась читательская аудитория сайтов? Проявил ли кто-то интерес к их лозунгам на митингах? Много ли читателей обратилось с предложением помощи? Рискну, предположить, что нет. По крайней мере, у Ильи Будрайтскиса хватило духу это признать: «левые участвовали достаточно активно, но не смогли (да особенно и не пытались) обозначить себя как заметный единый полюс притяжения» [27]. Чтобы убедиться в том, насколько убого выглядит эта агитация со стороны, достаточно посмотреть несколько записей с прошедших митингов [28].

Толпа «внемлет» агитации «левых» на митинге Навального

Борис(ь)

Как видно из приведенных выше цитат, по многим ключевым вопросам Борис Кагарлицкий совпадал во мнении с авторами из РСД и «Openleft». Однако в вопросах «практики» он ушел дальше остальных, поэтому о нем стоит отдельно сказать несколько слов. Свое отношение к возродившимся протестным акциям Кагарлицкий обозначил в статье «Левые и феномен Навального», где, помимо выражения поддержки митингующим, отмечал: «Дело тут не в личностях, а в состоянии общества. Если гражданское сознание разбужено, а люди (курсив мой — И.П.) понимают свои интересы и способны к самоорганизации, то вполне естественно, что они делают ставку не на популистских вождей, а на политиков иного типа, способных рационально организовать процесс преобразований, сформировать новый социальный блок, формируя новый облик собственной страны через массовое демократическое участие».

В одном только этом предложении уже продемонстрирован пугающий уровень дилетантизма.

Во-первых, «люди» — это чистая абстракция. Категория «люди» может быть конкретной, только если речь идет об их количестве. Члены «Единой России» — разве не люди? Олигархи — не люди? Или может быть они не «понимают свои интересы»? Уверен, что понимают и достаточно хорошо. Вероятно, использование подобных терминов — это отражение давних надежд Кагарлицкого на «восстание среднего класса», которое он предсказывал в одной из своих книг. Время показало, что подобное восстание, конечно, возможно, но приводит оно не к революции, а наоборот, к контрреволюции. Пример — «Майдан». А что сам термин «средний класс» антинаучен и существует только в воображении отдельных гуманитариев, «Сен-Жюст» уже показал в ряде публикаций [29].

Читатель мог обратить внимание: приводимые мной цитаты наших «левых» полны подобными неконкретными, лишенными реального смысла определениями: «субъект политических изменений», «интересы общества», «движение», «толпа» и т.д. И это не простая придирка, ведь в данном случае речь идет о классовой базе протестов, т.е. о принципиально важном для всех настоящих левых вопросе. А у «левых» получается, что эта опора — о двух ногах, без перьев и с широкими ногтями.

Во-вторых, когда «гражданское сознание разбужено», т.е. достаточно широкие слои населения внезапно осознали себя гражданами (частью политического процесса), но не имеют никакого предыдущего опыта политической борьбы и не обладают научными знаниями в области политики, вполне естественно, что они, становясь жертвами популизма, делают ставку на популистских же вождей. В истории — сотни подобных примеров, начиная с Теодора Рузвельта [30] и Жоржа Буланже и кончая Ельциным. Это — азы политического знания. То, что кандидат политологии Кагарлицкий этого не знает, довольно много о нем говорит!

Далее главред «Рабкора» пишет: «Разбудив миллионы людей, заставив их думать, спорить, а в перспективе — действовать, антикоррупционная кампания Навального сыграла и ещё будет играть важнейшую роль, порождая условия для появления на свет новых политических и общественных сил — куда более радикальных, чем сам Навальный». Убежден, что человек, называющий себя марксистом, обязан понимать, что радикальные политические и тем более общественные силы возникают не в ходе споров и предвыборных кампаний, а появляются как реакция на определенные социально-экономические изменения, которые в нашей стране еще не произошли [31]. С этой простой, как мне всегда казалось, мыслью никак не могут смириться российские «левые», которые в любом протестном выступлении готовы разглядеть «полевение масс» [32]. Перефразируя известную присказку: сколько ни говори «социализм», революция ближе не станет.

Надо полагать, призывая участвовать в антикоррупционных протестах, Кагарлицкий учитывает опыт акций 2011—2012 гг., который он склонен почему-то признавать успешным. На встрече в Красноярске, он, в частности, заявил, что группы, отказавшиеся принимать участие в «болотном» движении, не смогли заявить о своей позиции и так и остались маргиналами [33]. Допустим. Но, знаете, я не нахожу ни одного аргумента против того, чтобы считать маргиналом самого Кагарлицкого вместе со всем «Рабкором». Я что-то не наблюдаю, чтобы на деятельность «Рабкора» как-то реагировала власть, или что с его авторами дискутируют крупные СМИ, или что его стримы набирают хотя бы десятки тысяч просмотров.

Желание Кагарлицкого «донести позицию» заставило его пойти на союз с «Левым фронтом», скорый разрыв с которым произошел из-за активной поддержки, которую тот начал оказывать Грудинину. При этом расхождение с Удальцовым в тактике было очевидно изначально, даже несмотря на то, что на пресс-конференции «фронта» Кагарлицкий умудрился и поддержать идею праймериз, предложенную Удальцовым и выступить за бойкот выборов, который кажется правильным ему. Но какой же был смысл в союзе с людьми, придерживающимися кардинально противоположных взглядов по важнейшим вопросам? Неужели заранее не было понятно, что от Удальцова, после всех его злоключений, нельзя ждать адекватных решений, что Максим Шевченко, у которого в голове настоящая каша из разных идеологий, никакой не левый, и поэтому не нужно удивляться, когда он встает на защиту олигарха Керимова? Зачем маршировать и садиться за один стол с этими персонажами, ведь очевидно, что с ними в историю можно только вляпаться, но никак не войти? Не поведись с ними, не пришлось бы в открытом письме открещиваться от связей с Удальцовым и «оправдываться» за эти нелепые праймериз, которые на упомянутой конференции Кагарлицким были названы правильными и своевременными [34], а после победы Грудинина — обычным интернет-опросом [35]. При этом Кагарлицкий обвинил в срыве голосования КПРФ, которая запретила участвовать в нем некоторым своим членам [36]. А там и без них кто только не собрался! За левых выдавали и поклонника Тэтчер экономиста Глазьева [37], и председателя Конституционного суда Зорькина, и много других личностей с сомнительной репутацией. Первый, кстати, финишировал аж на 4 месте! Что еще нужно знать о современных «левых»?

Шевченко (слева в толпе), Удальцов (с мегафоном) и Кагарлицкий (справа от Удальцова, в ленинской кепке)

Говоря об отношении Кагарлицкого к праймериз, интересно узнать, а если бы на них победил, скажем, националист Болдырев, или сталинист Семин, стал бы Кагарлицкий поддерживать этого более независимого, чем Грудинин, кандидата? Ведь праймериз изначально задумывались как первая ступень для выдвижения кандидата в президенты от «левых» сил. Зная, что Кагарлицкий неоднократно выступал с критикой буржуазной демократии, рискну предположить, что не стал бы. Тогда ради чего все это затевалось? Может быть, Кагарлицкий, занявший только восьмое место, сам планировал побороться с Путиным во втором туре [38]?

Если бы праймериз «Левого фронта» не существовали, их стоило бы придумать, потому что лучшей иллюстрации убогого буржуазного сознания членов этой организации просто не найти. Все, до чего они додумались перед президентскими выборами — это повторить те же самые выборы, только с «правильными» кандидатами, потому что ни о какой другой форме демократии, кроме буржуазной, они не знают! При этом то, что организовал «Левый фронт» — еще больший фарс, чем выборы главы государства. В последнем случае кандидаты хотя бы в курсе, что они в чем-то участвуют, а не узнают об этом из третьих уст, как, например, телеведущий Константин Семин. А ведь он был одним из лидеров этого опроса!

Удальцов в «Совхозе» у Грудинина

Дальнейшие события во многом объяснили, почему праймериз происходили именно таким образом, т.е. без согласия кандидатов и тем более без полемики между ними. Как известно, победу во втором туре праймериз одержал Павел Грудинин, который, к удивлению многих, опередил куда более известного, более публичного и «заслуженного» Юрия Болдырева. Даже если мы предположим, что «Левый фронт» не опустился до махинаций при подсчете голосов, его лидер Удальцов явно способствовал победе агробизнесмена, в которой, очевидно, был заинтересован. Иначе как еще можно объяснить публикацию во время голосования хвалебных отчетов о «Совхозе имени Ленина» на сайте «Левого фронта» и в социальных сетях на странице его лидера [39]?

Впрочем, эти праймериз так бы и остались простым опросом (мало ли таких в Интернете?), если бы не решение КПРФ отказаться от выдвижения на выборы Зюганова в пользу кандидатуры Грудинина, о чем было объявлено 7 ноября. В итоге получилось, что Грудинин не просто «помазан» официальной оппозицией, но и якобы представляет интересы внесистемных «левых», многие из которых (в т.ч. «Рабкор», РСД, «Openleft») в это же время присоединились к т.н. забастовке избирателей. Так что с задачей отвлечь часть потенциальных сторонников Навального (прежде всего левого и националистического толка) в пользу нового и «независимого» кандидата власти [40] справились вполне успешно. А тот факт, что за три недели, прошедшие между завершением праймериз и съездом КПРФ, поддержавшим Грудинина, «Левый фронт» не предпринял никаких самостоятельных попыток зарегистрировать его кандидатуру в ЦИК, заставляет думать, что действия «фронта» и КПРФ были скоординированы.

Очевидно, что проведение праймериз и дальнейшая агитация за Грудинина произошли исключительно по инициативе Удальцова и его ближайшего окружения, т.е. в обход какого-либо обсуждения внутри «фронта». На подобные упреки Удальцов вполне справедливо возражает, что рядовые члены никакого недовольства не высказывают, а значит, вполне согласны с избранной тактикой. Со своей стороны могу также предположить: члены «Левого фронта» настолько апатичны и несамостоятельны, что им попросту все равно, в каком направлении движется организация и поэтому они легко поддаются на манипуляции своих лидеров.

Удальцов скорбит по Немцову

В этой связи примечательна реакция участников февральского съезда «фронта» на выступление Дарьи Митиной, которая справедливо заметила, что выборы в стране ничего не решают, и предложила задуматься о том, как в дальнейшем строить взаимодействие с населением. Во время выступления аудитория оживилась и перебивала Митину выкриками. Один из несогласных обвинил «оратора» в оппортунизме, второй на слова о том, что даже если Грудинин наберет больше голосов, власти сфальсифицируют результаты, воскликнул «Мы восстанем тогда!», чем заслужил аплодисменты Удальцова [41]. Этот, казалось бы, незначительный эпизод прекрасно демонстрирует интеллектуальный уровень собравшихся на съезде. Во-первых, оппортунизм (т.е. приспособленчество, соглашательство) — это как раз то, чем занимается «Левый фронт», предлагающий поддержать навязанного властью кандидата [42]. Во-вторых, «Левый фронт», объявляющий восстание, — это просто смешно! Восстание — это серьезный, подготовленный акт вооруженной борьбы. У сторонников же Удальцова для этого нет социальной опоры, они не контролируют города, районы или воинские части. У них, в конце концов, даже нет оружия и какого-либо боевого опыта. Единственное, что под видом «восстания» может предложить «фронт» — это беготня с воплями по улице и игра в догонялки с полицейскими. Всего этого власть не боится, т.к. имеет достаточно сильный репрессивный аппарат.

Так что если часть псевдолевых пытается состряпать себе союзника из неолиберала Навального, то Удальцов лепит «социалиста» из капиталиста-миллионера, держащего деньги на заграничных счетах, — что не кажется менее нелепым. Разумеется, при нынешней политической конъюнктуре ни один крупный бизнесмен не станет публично высказываться против власти без ее предварительного разрешения и не один действительно опасный для Путина (читай, правящего класса) кандидат не будет допущен к выборам. Грудинин призван не только разнообразить содержание избирательного бюллетеня, но и, вполне вероятно, может сыграть некоторую роль во внешнем обновлении КПРФ, поскольку выдавать дряхлеющего Зюганова за самостоятельного политика будет со временем все сложнее.

«Левые», не желавшие голосовать за «народного» кандидата, стали участниками «забастовки избирателей», объявленной Навальным в одном из своих декабрьских видео. Что характерно, в день выхода этого видео был опубликован и текст Кагарлицкого, где он поддержал идею «забастовки»: «Единственная роль, которую левые могут играть на подобных выборах, это роль представителей общественного контроля, наблюдателей, занятых честным подсчетом явки, чтобы потом предъявить жуликам от власти настоящие цифры и призвать их к ответу. Сделать это будет нелегко. Но это, по крайней мере, имеет смысл» [43]. И в чем же кроется этот смысл? Кого и к какому ответу хочет призвать Кагарлицкий? В России нет положения о минимальной явке, и он не может об этом не знать! На выборах мэра Москвы на участки не пришло и трети избирателей, при том, что в них участвовал тот единственный, кто, по словам Кагарлицкого, «реально борется за власть», и никакой обеспокоенности низкая явка не вызвала. В отличие от антикоррупционных протестов, в данном случае у сторонников «забастовки» нет даже формального повода что-либо требовать, т.к. закон не будет нарушен. При этом неосознанно Кагарлицкий сам указывает на абсурдность такой тактики, т.к. выше абзацем он пишет: «Цифры нарисуют. Явку, в конечном счете, тоже нарисуют. Просто явившись на участок, вы облегчите задачу рисовальщиков» [44]. Какой же тогда смысл в «забастовке», если ее успех (в процентах проголосовавших) даже нельзя будет оценить? Зачем призывать к этой бессмысленной затее, если даже контроль над ходом выборов не даст ответа о настоящей явке и количестве фальсификаций?

Куда более понятна логика Навального. После недопуска к выборам ему пришлось изобретать новую стратегию поведения, т.к. встречи с избирателями потеряли всякий смысл. С большой долей вероятности, после завершения голосования и, как следствие, «забастовки», сторонники Навального объявят выборы «несостоявшимися», а нового президента — «нелегитимным»; на этих утверждениях и будет строиться дальнейшая мобилизация сторонников, которую отечественные «левые» уже сейчас готовы поддержать.

Перед заключением важно отметить: хотя я остановился на «трудах и днях» только трех групп, в роли «помощников» Навального выступили и другие «левые». «Рот-Фронт», поначалу, кажется, не определился, какую позицию следует занять. С одной стороны, Навальный критикуется и объявляется креатурой части российской буржуазии, с другой, статья заканчивается призывом не отдавать митинги на откуп либералам и самим участвовать в них [45]. Поддержали «забастовку избирателей» анархисты и социалисты, объединенные в «Левом блоке» [46]. Участвовали в митингах Навального Революционная рабочая партия [47], Объединенная коммунистическая партия [48].

Итоги

В чем же причина столь слепого и упрямого желания псевдолевых включиться в либеральный протест? Поскольку неизвестны какие-либо свидетельства их экономической «заинтересованности», в своих рассуждениях я буду исходить из того, что подобное поведение вызвано внутренними, а не внешними побуждениями.

Главная проблема РСД, «Рабкора», «Левого фронта», «Openleft» в том, что за ними не стоит никакой общественной силы, никакого эксплуатируемого класса, стремящегося избавиться от угнетения, поэтому в политическом отношении все эти группы — пустое место. По этой причине они и пытаются прибиться то к Навальному, то к Грудинину (КПРФ), т.е. к тем, у кого есть некоторая опора среди населения, не желая видеть, что эта часть населения по своим взглядам совершенно буржуазна (восхваляет Грудинина как «состоявшегося бизнесмена», восхваляет Навального как буржуазного либерала) и по определению враждебна интересам угнетенных трудящихся.

Другая проблема, как уже отмечалось выше, заключается в чудовищно слабом владении марксистской теорией. Важно осознавать, что понимание левой теории и знание истории заключается не в умении в нужное время воспроизвести чьи-то цитаты или вспомнить факты прошлого, а в способности глубоко анализировать действительность, видеть за внешней канвой событий истинную суть процессов. Только такой диалектический подход к анализу окружающего допустим для настоящего левого. И именно он помогает избавиться ото всех иллюзий, связанных с «искренностью» и «независимостью» Навального или «социализмом» Грудинина.

РСД-шник Овсянников, «страдающий» от репрессий

Теоретическая малограмотность дополняется и психологическими проблемами. Всем упомянутым выше «деятелям» хочется популярности и ощущения собственной общественной значимости при минимуме затраченных на это сил. Именно этим объясняется такое тяготение к Навальному — ведь ничего делать не надо, публику мобилизовали и без вас, только знай, приходи да агитируй всех за «социализм»! И вот ты уже не маргинал из Интернета, а «борец с режимом», «участник массового движения» и просто «сознательный гражданин». Теперь об акциях с твоим участием пишут интернет-СМИ, о твоей политической позиции умалчивают федеральные каналы, это ты бросил вызов путинской клике, а она тебе ответила репрессиям. А если еще и повезет попасть в автозак, то ты и вовсе становишься Нельсоном Манделой и Анжелой Дэвис в одном лице (и уж конечно, «левые» не придали никакого значения тому, что в интервью Дудю Навальный сам признался, что аресты на митингах выгодны еще и экономически. Т.к. юристы из ФБК, подавая иски в Европейский суд по правам человека, получают неплохой процент от выигранных сумм [49]). При этом «левым» неважно, чему на самом деле способствует эта протестная деятельность, и какова реальная, а не декларируемая цель поддерживаемого «движения». Лучше всех подобную позицию выразил РСД-шник Константин Корягин: «в конечном итоге неважно, чего именно желает толпа, важно только то, что она есть и что она желает» [50]. Добавить к этому нечего.

Вассерман и Кагарлицкий нашли общий язык

Надо сказать, что тяга к халтуре просматривается у «левых» во всем: в текстах на сайте «Openleft», которые по объему и содержанию больше напоминают посты в социальных сетях, в статьях, которые публикуются в виде брошюры и выдаются за книгу [51], в совершенно бессодержательных стримах на «Рабкор ТВ». Кагарлицкому, видимо, невдомек, что к интервью нужно готовиться, гостя нужно изучать, а не греться в лучах его славы. Непонятно, зачем на своем ресурсе давать площадку для сталиниста Семина? Зачем выдавать Вассермана за левого? Кагарлицкому, к примеру, известно, что на «Разведопросе» у Пучкова Вассерман заявил следующее: Троцкого убили потому, что при нападении на СССР он должен был стать главой советского правительства в изгнании? [52] Зачем позорить себя публичным общением с таким персонажем, тем более что общение это было трепом ни о чем? [53]

Как мы помним, предлагая участвовать в протестах Навального, псевдолевые обещали проводить агитацию среди митингующих, а самого Навального аргументировано критиковать. Судя по всему, агитация никаких результатов не принесла, да и не могла принести, т.к. вовсе не «левые» — главные на этом «празднике непослушания», и поэтому никто им не собирается предоставлять слово и давать громко и публично заявлять свою позицию. А то, чтó именно там скандировали «левые» на периферии митингов и тем более какие разговоры вели частным порядком — никого не интересует и никому не запомнится. Критика Навального у псевдолевых крайне поверхностна и сдержанна, потому что резкие высказывания в его адрес неизбежно заставят читателей задаться вопросом: зачем поддерживать человека с кардинально противоположными взглядами?

Замечу, что особенное внимание разбору программы Навального уделяет «Рабкор ТВ», каждая трансляция которого в той или иной степени затрагивает деятельность оппозиционера. Однако эта критика больше напоминает обзор и никаких глубоких выводов не содержит. Не считать же адекватным анализом набор заявлений Даниила Эвера. В одной из трансляций на «Рабкор ТВ» он говорит о своем хорошем отношении к Навальному, затем на пару с Кагарлицким в целом осуждает его программу, потом публикует статью, где повторяет сказанное в видео и, как может показаться, громит Навального, однако заканчивает текст примиряющим выводом: «Подводя итог, следует сказать, что программу Навального нельзя однозначно оценивать как “хорошую” или “плохую”. В ней содержится множество разнонаправленных предложений и замечаний. Однако целостная программа национального развития [54] не может угодить всем, чьи-то интересы в любом случае окажутся ущемлены. Иначе не удастся добиться ключевого параметра — комплексности». Завершается статья таким умозаключением: «При всём этом, у программы есть, как минимум, одно безусловное преимущество — попытка её реализации неизбежно приведёт к мощнейшему социальному (и даже регионально-бюрократическому) взрыву, который похоронит “реформаторское” правительство». Очевидно, через этот поток экивоков пытается пробиться следующая мысль: Навальный готов осуществить реальные перемены, которые из-за недостатка левизны приведут страну к кризису, в ходе которого разгневанное население проникнется левыми идеями и сметет пришедших к власти либералов. Вынужден сообщить: так не бывает. Сторонники неолиберальных реформ прекрасно знают, какой катастрофой для населения эти реформы оборачиваются и поэтому всегда заботятся о том, чтобы ликвидировать широкое сопротивление масс (силовым путем или путем политических интриг). И примеров такой политики в разных странах — десятки. Честное слово, лучше бы Эвер-Григорьев и дальше писал обзоры на компьютерные игры, от них хотя бы не так много вреда! [55]

Такое пристальное внимание к чужой программе со стороны людей, относящих себя к левым, довольно удивительно, т.к. очевидно, что при буржуазной демократии кандидат представляет программу прежде всего для того, чтобы за него голосовали, а не чтобы ее выполнять. Впрочем, вероятно, дело в том, что «Рабкор» мечтает о собственной программе — во время трансляции Эвер сказал, что левым было бы неплохо составить таковую, и предложил обсудить эту идею на собрании подписчиков, на что Кагарлицкий утвердительно кивнул головой. Вот тут-то Эвер и попался! Вообще-то, такие программы «левыми» уже написаны в большом количестве, в т.ч. «Левым фронтом» и РСД! [56] И тот факт, что руководители «Рабкора» о них не знают, еще раз подтверждает, насколько бессмысленной была вся эта писанина. Потому что программа нужна не для обсуждения на кухонных посиделках, а при сформировавшемся левом движении, в момент, когда будет ясна конкретная экономическая и политическая конъюнктура, определяющая актуальные требования и план действий.

Впрочем, из всех «рабкоровцев» обратить внимание только на Эвера и Кагарлицкого было бы в высшей степени несправедливо. Вот цитата из отчета об очередном митинге 2017 г.:

«Утром 12-го апреля [июня, во-первых; без «-го», во-вторых. — И.П.] на улицы вышло огромное количество полицейских, ОМОНа, Росгвардии.

Людей, выходящих за пределы Марсова поля [пропущена запятая — И.П.] хватали и сажали в автозаки по 34-40 человек [вероятно, имеется в виду 30—40 человек — И.П.] в одну машину. К середине дня был уже задержан оппозиционный депутат Максим Резник, а часть активистов отправилась на дворцовую [Дворцовую — И.П.] площадь, где под проливным дождем шел концертик «звезд» вроде Оли Бузовой.

Часть людей смогла пробраться туда, несмотря на перекрытый [перекрытые — И.П.] Невский и Миллионную, Мойку и прочие улицы [Мойка — это река. — И.П.[57].

В конце статьи сообщается, что «материал подготовлен петербургским отделением ИГСО», т.е. целое отделение не удосужилось хотя бы раз перечитать написанное! А куда смотрел редактор сайта? Или сами авторы не верили в то, что кто-то может их читать?

Говоря об участии левых в либеральных протестах, до заключительной части статьи я специально не проводил параллелей между современными событиями в России и теми, что случились в 2013—2014 гг. на Украине. За прошедшие годы наша власть слишком часто использовала подобные аналогии, отвечая на любую критику: «вы что, “майдан” хотите тут устроить?», поэтому отсылка к опыту тех лет для некоторых перестала быть достаточно убедительной. Но даже если эта отсылка стала частью правительственной пропаганды, еще не следует, что она — ложная, и тем более это не значит, что мы должны забывать преступное поведение украинских псевдолевых в те дни. От них тогда тоже звучали лозунги об объединении всех политических сил против коррумпированной власти, о необходимости социалистической агитации среди протестующих и т.д. Что получилось в итоге, мы знаем: «левые», поддержав «Майдан», внесли посильный вклад в приход к власти профашистского правительства [58], который обернулся бойней в Донбассе, декоммунизацией, расцветом фашистских организаций, репрессиями против левых. Все это, разумеется, сопровождалось активными неолиберальными реформами, приведшими к резкому увеличению заболеваемости и смертности, снижению рождаемости, разрушению системы здравоохранения и структур социального государства. Иметь такой трагический опыт перед глазами и не вынести из него уроков — это настоящая подлость!

Кто-то может возразить, что Украина — особый случай, при котором агрессивная государственная идеология, построенная на принципах антикоммунизма, мешает распространению левых идей. Что же, приведем другой пример. В 2014—2015 гг. в Аргентине, где социалистическое движение куда более многочисленно и популярно, в общих чертах было реализовано то, к чему так стремятся отечественные псевдолевые — целый ряд оппозиционных сил разной направленности объединился в выступлениях против правительства, столкнувшегося в это время с экономическим кризисом. И в результате этого недовольства левоцентристского президента Кристину Киршнер сменил неолиберал Маурисио Макри. Т.е. стало еще хуже! Хорошо, результат президентских выборов можно списать на т.н. протестное голосование (желание поддержать кого угодно, только не того, кто правит страной сейчас). Но точно так же беспомощны оказались аргентинские «левые» и через два года, на парламентских выборах 2017-го, когда победу одержали сторонники Макри, хотя негативные последствия его политики уже стали очевидны для большинства населения. В этом же ряду стоит и политический кризис в Бразилии 2016 г., когда в т.ч. в результате уличных протестов с участием левых групп вместо левоцентристки Русеф был поставлен олигарх Темер. Эти события показывают, что тактика мирного «общегражданского» протеста при попытках повлиять на него слева абсолютно нежизнеспособна. Власть и олигархи таких выступлений не боятся и настолько умело научились их использовать в собственных политических целях, что «левые» дурачки разных стран этого даже не замечают.

В очередной раз приходится повторять, что крах «левого поворота» в Латинской Америке — это еще одно яркое свидетельство того, что победа в борьбе за радикальные, т.е. революционные перемены путем парламентских или президентских выборов невозможна, т.к. невозможно победить капитализм, играя по навязываемым им правилам [59]. Поэтому для настоящих левых участие в выборах недопустимо — даже в виде «забастовки избирателей», т.к. она по своей сути является продолжением предвыборных акций Навального, не допущенного до выборов. А приведенные выше призывы Кагарлицкого «не отказываться от борьбы за демократические перемены» и отстаивать «демократическую повестку» — это не более чем популизм, в котором он так любит обвинять Навального [60]. Т.к. в буржуазном обществе демократия служит для оболванивания широких масс, создавая иллюзию их принципиального влияния на политическую жизнь. И Кагарлицкий об этом знает, но все равно предлагает поучаствовать в поддержании этой иллюзии. Поэтому когда, говоря о «забастовке», он пишет, что «нам не будет стыдно за принятые решения» [61], ему охотно веришь. Стыдно действительно не будет, но не потому, что решения были правильные, а потому что не хватит смелости признаться в повторении чужих ошибок.

***

В завершении хочу обратиться к настоящим левым, отказавшимся становиться частью этого паноптикума и участвовать в навязываемом выборе между Грудининым и «забастовкой».

Нельзя забывать, что подлинное революционное движение не возникает из ниоткуда, и в своем развитии проходит через определенные стадии. В России только в последние полтора-два года мы переходим от докружковой к кружковой. При этом кружки возникают вовсе не от того, что люди следуют «указаниям» Александра Тарасова, который в своих статьях так долго говорил о необходимости кружковой работы [62], а потому что их члены самостоятельно осознали тупиковость той тактики, которую им предлагают отечественные «левые» [63].

Возможно, этот период, как и начало любого тернистого пути, является наиболее тяжелым, потому что левые в России имеют крайне мало единомышленников, лишены собственной сформировавшейся контркультуры, и поэтому жить им приходится в тотально враждебном себе окружении: не только среди монархистов, либералов, аполитичных мещан, но и среди таких «плюшевых» революционеров, о которых шла речь в этой статье.

Возникает логичный вопрос, что же тогда делать сегодня, если имеющиеся псевдолевые группки с каждым новым всплеском общественного недовольства дискредитируют себя все больше? Главное, не нужно поддаваться отчаянию, депрессии и унынию. Важно заниматься самообразованием, т.к. ни на среднюю, ни на высшую школы надежды нет. Необходимо находить сторонников и вместе с ними учиться разбирать серьезную экономическую и философскую литературу, исследовать окружающую нас социальную действительность, изучать иностранные языки, историю сопротивления, потому что невозможно изменить общество, которое ты не знаешь, и нельзя заниматься революционной борьбой, не учитывая ошибок прошлого. А чего не стоит делать, так это, идя на поводу у наших псевдолевых или следуя собственным амбициям, начинать таскать рояль для таких деятелей как Навальный и Грудинин. Поверьте, сыграть на нем вам никогда не дадут.

Июль 2017 — февраль 2018


Примечания

[1] Тарасов А.Н. Пусечки и левенькие: любовь зла; он же. Бунт кастратов; он же. Наш коллективный Бенджи Компсон; он же. Дадим отпор клингонам! Осеннее обострение у «левого движения» России; он же. КПРФ, эрзац социал-демократии; он же. Политическая импотенция неизлечима, или Кремль трогательно заботится о престиже своей карманной оппозиции; он же. Книга ни для кого; он же. Свой своя не познаша; он же. Мало читать Маркса. Его надо ещё ПОНИМАТЬ; он же. «Левые в России находятся на докружковой стадии»; он же. «Нет, такой хоккей нам не нужен!»; он же. ...посильнее «Фауста» Гёте!; он же. Тщательно подготовленный провал; Водченко Р.М. «Восстань тот, не знаю кто»; он же. Оптимисты в болоте; он же. Живые и мёртвое; он же. Зачарованные луной; Домбровская А.С. Маргинальный бестиарий, или Как тов. Троцкий в гробу крутится; она же. О чём мечтают академические «левые»?; Иванов К.Н. Пропаганда и пропаганда; Пальдин И.В. Замах на рубль, удар на копейку; Лившиц Р.Л. «Когнитивная структура» Сергея Кара-Мурзы: обществоведение для пипла; Вазюлин М.В. Эффект Хлестакова; Подмогильный А.Д. Наши «левые» в деградирующем Ростове.

[2] В манифесте «Левого блока» так и написано: «Сегодня актуально фактическое единство действий. Времени на дотошное изучение запятых в текстах классиков не осталось» ( http://leftblock.org/manifest).

[3] Навальный-2018? Прояснение позиции // http://openleft.ru/?p=8847

[4] https://www.youtube.com/watch?v=Wme90EzMKgQ

[5] Вероятно, Корягин живет в какой-то параллельной реальности, т.к. антисоветская пропаганда, наоборот, расцветает пышным цветом и в образовании, и в СМИ, и в «культуре».

[6] Что случилось 26 марта? // http://openleft.ru/?p=9223

[7] Базис и Навальный // http://anticapitalist.ru/2017/07/21/%D0%B1%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D1%81-%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9/

[8] Кагарлицкий Б. Левые и феномен Навального // http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2017/07/15/navalny-and-the-left/

[9] Навальный-2018? Прояснение позиции // http://openleft.ru/?p=8847

[10] Что случилось 26 марта? // http://openleft.ru/?p=9223

[11] См.: Тарасов А.Н. Постскриптум из 1994-го.

[12] Дзарасов Р.С. За лучшую долю! Украинский кризис сквозь призму мир-системного подхода. М., 2016. С. 381, 256.

[13] См. подробнее: http://mihooy.livejournal.com/258430.html; https://www.kramola.info/vesti/novosti/kreml-tayno-finansiroval-navalnogo

[14] Не лишним будет напомнить, что многие неолиберальные, профашистские режимы в Латинской Америке также приходили к власти под лозунгами борьбы с коррупцией.

[15] В Петербурге состоялся VII cъезд РСД // http://anticapitalist.ru/2018/01/09/%D0%B2-%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B1%D1%83%D1%80%D0%B3%D0%B5-%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%8F%D0%BB%D1%81%D1%8F-vii-c%D1%8A%D0%B5%D0%B7%D0%B4-%D1%80%D1%81%D0%B4/

[16] Навальный-2018? Прояснение позиции // http://openleft.ru/?p=8847

[17] В 2014 г., когда Ашурков находился за границей, ему были предъявлены обвинения, связанные с мошенничеством в ходе финансирования предвыборной кампании Навального, баллотировавшегося в 2013 г. на пост мэра Москвы. В 2015 г. получил политическое убежище в Великобритании.

[18] См. комментарий [13]

[19] Ашурков А. Быстрая приватизация: подводные камни // https://echo.msk.ru/blog/ashurkov/1702656-echo/

[20] Навальный-2018? Прояснение позиции // http://openleft.ru/?p=8847

[21] Очередной пример демагогии Кагарлицкого. Объяснений, что это за преобразования и в какой части общества они назрели, ни в этой, ни в других его статьях вы не прочтете.

[22] Кагарлицкий Б. Левые и феномен Навального // http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2017/07/15/navalny-and-the-left/

[23] Тарасов А.Н. КПРФ, эрзац социал-демократии.

[24] Акции 12 июня — кто, где, за кого? // http://openleft.ru/?p=9414

[25] Базис и Навальный // http://anticapitalist.ru/2017/07/21/%D0%B1%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D1%81-%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9/

[26] Т.н. Партия прогресса, к деятельности которой причастен Навальный, в ходе протестов 2017 г. никак себя не проявила.

[27] Что случилось 26 марта? // http://openleft.ru/?p=9223

[28] См. например, в Москве: https://www.youtube.com/watch?v=ORE1iWbE_Mw&; в Санкт-Петербурге: https://www.youtube.com/watch?v=h_zh_3TM6mg

[29] См.: Иванов К.Н. Пропаганда и пропаганда; Водченко Р.М. «Восстань тот, не знаю кто».

[30] См.: Рид Д. Продался.

[31] В России не завершен переход к новой экономической структуре и соответственно не завершено классообразование, не сформировались отдельные классовые психологии и морали, не осмыслены классовые интересы (кроме интересов бюрократ-буржуазии, буржуазии и обслуживающих их продажных интеллектуалов), не до конца уничтожена советская модель социального государства и не разработана новая революционная теория.

[32] Даже в возмущении обнаглевших автомобилистов, выступавших против введения платных парковок в Москве.

[33] https://www.youtube.com/watch?v=2sTuFLonJ6k

[34] https://www.youtube.com/watch?v=IgUNYQmu7hk

[35] https://www.youtube.com/watch?v=nimGRLMBOsg

[36] Кагарлицкий Б. Сможет ли Грудинин помочь Путину? // http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2017/12/25/grudinin-to-the-rescue/

[37] Глазьев призвал российские власти поучиться у Маргарет Тэтчер // https://lenta.ru/news/2016/02/08/suddenthatcherist/

[38] Кстати, в одном из стримов Кагарлицкий по крайней мере не стал отрицать идеи своего выдвижения. См.: https://www.youtube.com/watch?v=Wme90EzMKgQ&

[39] «Островок социализма»: репортаж из совхоза имени Ленина // https://www.leftfront.org/?p=1018; https://vk.com/udaltsov77?w=wall43050243_70681

[40] Думаю, объяснять в очередной раз, почему КПРФ — структура аффилированная с властью, не требуется.

[41] https://www.youtube.com/watch?v=mEDBx1umLp8

[42] Подробнее о понятии «оппортунизм» см.: Тарасов А.Н. Полемика с Александром Шубиным // http://screen.ru/Tarasov/Polemika.htm

[43] Кагарлицкий Б. Сможет ли Грудинин помочь Путину? // http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2017/12/25/grudinin-to-the-rescue/

[44] Там же.

[45] Если «Не Димон» и не Навальный, то кто? // http://www.rotfront.su/%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%B5-%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD-%D0%B8-%D0%BD%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%82%D0%BE-%D0%BA%D1%82%D0%BE/

[46] https://vk.com/leftblock?w=wall-101966743_8678

[47] РРП на акции против коррупции 12 июня // http://rwp.ru/2017/06/12/%D1%80%D1%80%D0%BF-%D0%BD%D0%B0-%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D0%BA%D0%BE%D1%80%D1%80%D1%83%D0%BF%D1%86%D0%B8%D0%B8-12-%D0%B8%D1%8E%D0%BD%D1%8F/

[48] ОКП довела позицию партии до участников «антикоррупционных митингов» // http://ucp.su/category/news/783-okp-dovela-poziciyu-partii-do-uchastnikov-antikorr/

[49] https://www.youtube.com/watch?v=Bf9zvyPachs

[50] Что случилось 26 марта? // http://openleft.ru/?p=9223

[51] Речь идет о брошюре Ильи Будрайтскиса «Диссиденты среди диссидентов».

[52] https://www.youtube.com/watch?v=nO1PVHoZYEY&

[53] Откровенно говоря, интернет-активность Кагарлицкого крайне затрудняет его содержательную критику, потому как количество выдаваемых им спорных и ничем не подтвержденных сентенций увеличилось в разы: тут и утверждения, что молодежь по своим взглядам в основном левая, что у левых свой, отличный от Навального «красный» бойкот выборов, что после отклонения кандидатуры Навального в ЦИК, в некоторых случаях, вопреки более ранним установкам, можно к нему «примкнуть организационно», что народ в стране «проснется» уже к осени и т.д.

[54] Еще один яркий пример демагогии. Что такое «национальное развитие»? Развитие общества? Развитие нации? Развитие экономики? Развитие национального самосознания? Развитие государства? Здесь нет никакой конкретики. Что же именно, по мнению Эвера, предлагает развить программа Навального?

[55] Эвер Д. Guts and glory // http://rabkor.ru/culture/web/2016/05/20/guts-and-glory/

[56] См. подробный разбор этих программ, сделанный Романом Водченко: Оптимисты в болоте.

[57] Протесты по-питерски // http://rabkor.ru/columns/left/2017/06/19/protests-in-saint-petersburg/

[58] См. подробнее: Тарасов А.Н. Троянские ишаки и Украина как полигон. Часть 1. Институтка; и Часть 2. В постели с фашистом.

[59] Тарасов А.Н. О «священных коровах», «всероссийских иконах» и вечно пьяных «гарантах демократии».

[60] Отдельно стоит подчеркнуть, что Кагарлицкий, именующий себя марксистом и последователем идей Валлерстайна, на голубом глазу пишет, что борьба за приход к власти неолиберала и вчерашнего националиста Навального — это «борьба за демократические перемены». Видимо, чтение Маркса и Валлерстайна ему на пользу не пошло.

[61] Кагарлицкий Б. Открытое письмо Сергею Удальцову // http://rabkor.ru/columns/events/2018/01/29/udaltzov_letter/

[62] О дискуссии по поводу необходимости кружков см.: Тарасов А.Н. Наш коллективный Бенджи Компсон.

[63] Примеры работающих кружков: https://vk.com/lenmarx; https://vk.com/irk_marx; https://vk.com/clubresentiment; https://vk.com/stillmarx; https://vk.com/@derengels-otkryt-nabor-v-novye-kruzhki; https://vk.com/posidelki_dn.


Илья Викторович Пальдин (р. 1989) — российский историк и левый публицист. Специализируется на истории России и Латинской Америки XIX—XXI веков, истории общественных и революционных движений, компаративистике.

В 2015 году вошел в состав коллектива « Сен-Жюст», редактор сайта saint-juste.narod.ru

Free Web Hosting