«Эскадроны смерти» в Колумбии, их прошлое и настоящее
Saint-Juste > Рубрики Поддержать проект

Аннотация

Хавьер Хиральдо

«Эскадроны смерти» в Колумбии, их прошлое и настоящее

Хавьер Хиральдо

Я хочу начать не с прошлого «эскадронов смерти», а обратиться к настоящему, и лишь затем перейти к их истокам и эволюции.

В Колумбии, как и во всем мире, наблюдаются тревожные явления, связанные с феноменом «парамилитаризма», которые показывают его стратегическую роль в вооруженных конфликтах.

Говоря о международной прессе, упомяну статью Лесли Уэйна «Прибыльная секретная армия Америки», появившуюся на первой странице бизнес-раздела «Нью-Йорк таймс» 13 октября 2002 года. Чуть позже, в выпуске журнала «Семана» от 11 ноября 2002 года было опубликовано краткое изложение исследования на сходную тему, проведенного Международным консорциумом журналистских расследований, под названием «Приватизированная война». Эти два материала рисуют следующую картину.

Сегодня получила широкое распространение современная версия древней как сама война практики — использование наемников, ныне называемых частными военными подрядчиками. Это сторона войны приносит прибыль. Подрядчики объединяются в компании, в большинстве случаев организованные отставными военными высших чинов, и предлагают множество военных услуг, таких как тренировки в горячих точках; помощь в логистике; снабжение войск; исследования вопросов безопасности. Такие компании принимали участие в конфликтах в Кувейте, Афганистане, Боснии, Македонии, Нигерии, Колумбии и т.д.

В расследованиях упоминаются 90 подобных компаний, имеющие штаб-квартиры в 15 странах и проводящие операции в 110 странах мира. Те, что имеют штаб-квартиры в США (не менее 24 компаний), с 1994 года заключили 3061 контракт с Министерством обороны США на сумму в 300 миллиардов долларов. Некоторые из них получают большинство контрактов, как «Келлог Браун и Рут» [1], в которой высокую должность занимает нынешний вице-президент США [2]. «МПРИ» [3] гордится тем, что имеет больше генералов на квадратный метр [офиса], чем Пентагон. Отдельные компании действуют в Колумбии, например, «Дайнкорп» [4] и «Нортроп Граммен» [5]. Глобальный рынок «международной безопасности» демонстрирует постоянный рост, объем этого рынка, согласно прогнозам экспертов, увеличится с 55,6 миллиардов долларов в 1990 году до 202 миллиардов долларов в 2010 году. Однако события 11 сентября 2001 года стремительно ускорили темпы роста, и отдельные компании в 2002 году смогли увеличить свои доходы в 31 раз. Некоторые отставные военные, например, работающие в «МПРИ», имели зарплату в два и три раза больше той, что получали в Пентагоне.

Подобным предприятиям необходимо иметь разрешение от федерального правительства для ведения своего бизнеса, но на самом деле само правительство использует их для военных целей там, где международные нормы и соглашения не позволяют Пентагону действовать открыто. Например, Конгресс США ограничил американский контингент в Боснии 20 тысячами солдат, но правительство обошло данное ограничение, задействовав 2000 частных контрактников. Иногда контрактников используют для выполнения задач, которые политически и этически были бы официально неприемлемы, например, для разжигания межэтнических конфликтов или возрождения «холодной войны», или же для обучения методам ведения «грязной войны». Так, например, «МПРИ» тренировала хорватских военных — участников операции «Буря» [6], которые ответственны за депортацию сотен тысяч сербов и совершение многочисленных военных преступлений. Но когда хорватские военные были привлечены к суду Гаагского трибунала по бывшей Югославии, контрактники «МПРИ» даже не были упомянуты в ходе судебных процессов. В дальнейшем власти Боснии отказывались подписывать Дейтонские соглашения [7], опасаясь, что их войска будут плохо вооружены и натренированы, и требовали, чтобы подготовку войск осуществляли те же компании, которые готовили хорватов (та же «МПРИ»), чьи услуги были оплачены богатейшими мусульманскими странами, причем активы этих стран хранились в казне США. Таким образом правительство США осуществило свои планы в Боснии за чужой счет.

Все это не осталось без критики и сомнений, высказанных некоторыми конгрессменами США. Контрактники [по словам конгрессменов] выполняют основные боевые функции в военное время, но не являются солдатами, что влечет за собой несоблюдение воинской субординации и каких-либо уставов. Наемники не являются субъектами военной юстиции, потому что они имеют обязательства перед работодателем и клиентом, но не перед правительством США. Это облегчает нарушение международных соглашений. Например, когда ООН наложила эмбарго на поставки оружия на Балканы, «МПРИ» в то время без проблем обучала хорватских военных и поставляла им боевую технику. Утверждается, что они [частные военные компании] не являются наемниками, то есть не участвуют в боевых действиях, но их поддержка во многих аспектах войны (таких, как логистика, поставки, мониторинг) настолько очевидна и настолько велика, что сложно не признать их воюющей стороной. Дискредитация определения «наемник» повлияла на то, что многие подобные компании открывают невоенные вакансии, например, по строительству жилья и т.п., маскируя таким образом свои военные задачи.

Поток сербских беженцев, изгнанных из своих домов в результате операции «Буря»

По мнению некоторых конгрессменов США, североамериканские налогоплательщики неохотно оплачивают увеличивающееся число солдат, а также осознают, что помимо предоставления 300 миллиардов долларов в год на самую мощную армию мира они еще должны финансировать (через контракты Министерства обороны США) секретную частную армию, которая, судя по всему, стремится уйти от общественного контроля.

Всё это ведет к тому, что во внешней военной стратегии правительство США откровенно стирает границы между военным и гражданским, превращая войну в огромный прибыльный бизнес. Необходимо напомнить, что статья 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям ставит вне закона наемников, которых определяет как лиц, завербованных стороной конфликта для участия в вооруженных действиях и руководствующихся желанием получить личную материальную выгоду.

Обстановка в современном правительстве Колумбии

Теперь посмотрим на обстановку внутри страны.

Альваро Урибе получает награду от американского империализма

Должным образом не были расследованы тревожные факты, связанные с нынешним главой государства [8], которые говорят о его пособничестве «эскадронам смерти»: случаи в асьенде Гуачаракас (Сан-Роке, департамент Антиокия) и в асьенде Ла-Мундьяль (Масео, департамент Антиокия). В первом случае имеются предоставленные в суде свидетельства, согласно которым в упомянутой асьенде, принадлежащей ему [главе государства] действовала крупная структура «парамилитарес», совершившая множество преступлений. Что касается второго случая, в сообщении Синдиката аграрных работников Антиокии от 2 апреля 2002 года говорится, что в упомянутой асьенде, которую позже нынешний президент Урибе «передаст» рабочим, 50 семей подвергались преследованиям, в результате которых 12 человек погибло и пропало без вести. Также стоит учитывать поддержку, оказанную президентом Урибе отрядам CONVIVIR [9], особенно в Урабе [10], когда он еще был губернатором Антиокии. Согласно свидетельствам главы регионального отделения полицейской разведки, в Урабе CONVIVIR были частью стратегии «эскадронов смерти». Близкая личная дружба Урибе и генерала Рито Алехо дель Рио [11], похоже, только подтверждает этот факт, особенно если иметь в виду, что 29 апреля 1999 года адвокат Урибе стал инициатором мероприятия, устроенного в честь генерала дель Рио в отеле «Текендама», когда того отстранили от должности из-за его близких отношений с «парамилитарес».

Присутствие в нынешнем конгрессе парламентариев, скомпрометированных поддержкой «эскадронов смерти», является общеизвестным фактом. Публично об этом как о «части войны» рассказал 10 марта 2002 года Сальваторе Манкусо [12] [I], который утверждал, что число таких парламентариев достигало 35 %. Тогдашний министр внутренних дел Армандо Эстрада Вилья этого не только не отрицал, а даже подтвердил [II]: «Анализ [действий] этих людей, процесса голосования и [положения] в округах, в которых они были избраны и которые являются зонами влияния “эскадронов смерти”, приводит нас к выводу, что “эскадроны смерти” приказали проголосовать за них или договорились, чтобы депутаты оказали давление на общины, дабы те проголосовали за определенные кандидатуры». Тревожные жалобы о давлении со стороны «эскадронов смерти» в некоторых регионах расследованы не были. Но достаточно простого анализа идеологии парламентского большинства, очевидно выраженной в принимаемых законах, чтобы понять, насколько их мнение по экономическим и социальным вопросам, а также в области «правопорядка» близко к мнению «эскадронов смерти».

Решения, принятые государством в области внутреннего мира и переговоров с вооруженными группами, являются очень показательными: куда охотнее переговоры ведутся с «парамилитарес», чем с повстанцами, и их цель состоит не в том, чтобы услышать или принять предложения, а, очевидно, чтобы быстрее провести законодательные положения для упрощения и ускорения процесса: отмену политического статуса для возможности переговоров [III] или упрощение порядка амнистии и т.п. для «демобилизовавшихся», в число которых откровенно включают и «AUC» [13] [IV].

Манера изложения документа «Предложение перемирия от AUC» [V] не особо скрывает [подлинные] намерения правительства: «(Национальное правительство попросило нас), чтобы мы от имени государства предоставили защиту всем гражданам разных населенных пунктов и общин, которых мы освободили от напасти подрывных элементов, и где нам приходится фактически до сих пор исполнять функции властей в отсутствие государственных сил».

Наркофашисты из АУК

«Мы также видим крайнюю необходимость в том, чтобы национальное правительство обеспечило всем населенным пунктам, освобожденным AUC от антигосударственной агрессии и террора, защиту жителей общин, их жизней, их свобод, их собственности, — и с опубликования этой декларации мы начинаем их передачу государству».

Среди условий, выдвинутых для переговоров, наибольшее внимание привлекают следующие пункты: (4) «Если после прекращения военных действий партизаны нарушат границы территорий, которые мы сейчас контролируем, мы применим право на самозащиту»; (5) «Особенный акцент делается AUC на том, чтобы посредством множества представительных и междисциплинарных форумов и дебатов способствовать постоянному творческому участию гражданского общества в изучении и общей выработке путей примирения и установления мира, обновлению связей между местными жителями и государством, как на уровне отдельных общин, так и на уровне регионов»; (6) «Наступил момент, когда колумбийское государство должно показать свои политические способности и волю, чтобы взять на себя без бюрократической задержки и, считаясь с нашим гражданским и демократическим участием, защиту населения и территорий, производственных инфраструктур, отечественных и зарубежных инвестиций, которые мы, “Объединенная самооборона Колумбии”, защищали в течение многих лет»; (9) «С момента прекращения военных действий и после того, как правительство утвердится в регионах, где мы заменяли государство, а AUC были властью де-факто, мы желаем содействовать возвращению населения, которое было вынуждено бежать из-за вооруженного конфликта, для чего призываем к сотрудничеству UNHCR [14], чье понимание проблемы — незаменимо».

Можно легко и без чтения «между строк» понять, что «парамилитарес» доверяют сегодняшнему правительству, имеют общие с ним представления о «демократии» и «безопасности», и поэтому примыкают к его «стратегии мира и безопасности». До этого момента они думали о том, как заменить государство, которое не отвечало их ожиданиям. Теперь же «парамилитарес» хотят передать фактическую власть в руки этому государству, что наконец-то стало возможным. Но они сохранят свою военную мощь для продолжения борьбы против повстанцев, если повстанцы по-прежнему будут бороться на территориях, считающихся освобожденными «для государства и для себя» (так «парамилитарес» отождествляют свои и государственные цели). «Парамилитарес» также требуют, чтобы были созданы «новые связи» между местными жителями и государством, и чтобы государство взяло на себя защиту населения, территорий, производственных инфраструктур, зарубежных и государственных инвестиций при их, «парамилитарес», участии. В эти общины, контролируемые государством вместе с AUC, будет предписано вернуть беженцев [VI]: «Есть расчет, который необходимо понять, так как он формирует ожидания и обуславливает стратегию “эскадронов смерти” … делается ставка на успех “политики безопасности” правительства… (если правительство не примет их условия) [“эскадроны смерти”] получат очень ценное преимущество: они будут признаны третьей стороной внутреннего вооруженного конфликта… это с лихвой покроет цену одностороннего перемирия».

Еще одна особенность национальной ситуации — это наличие у местной прокуратуры соглашений с «эскадронами смерти». 17 сентября 2002 года Ричард Маок Рианьо, проработавший 2 года и 4 месяца (с 1999 по 2002 год) в прокуратуре административным ассистентом третьей ступени в CTI [15], представил доклад о 54 фактах телефонных переговоров работников прокуратуры и лидеров «эскадронов смерти» из разных регионов страны. Также были обнаружены связи между «эскадронами смерти» и представителями армии, полиции, Административного департамента безопасности (DAS) [16] и парламента. Когда главный прокурор узнал об этих открытиях, он отстранил Рианьо от должности, отдал приказ об обыске в его доме и начал против него расследование. Рианьо стали преследовать угрозами самого разного характера, ему пришлось бежать из страны. Но конкретные действия прокуратуры подтверждают указанные находки [Рианьо]. Среди этих действий: освобождение от ответственности таких лидеров «эскадронов смерти» и главных покровителей парамилитаризма, как Карранса [17], бывшего министра Карлоса Маруланды [18], генералов дель Рио, Мильяна [19], Ускатеги [20]; прекращение расследований многих случаев, в которых замешаны военные группировки и отряды «эскадронов смерти», и, наоборот, легкость и произвол при открытии дел против народных лидеров по сфабрикованным показаниям [VII].

Но, пожалуй, главная особенность современной Колумбии — это проведение политики «демократической безопасности» нынешнего правительства вместе с разными ее составляющими: сеть осведомителей; сеть партнеров; «солдаты-крестьяне» [21]; связь охранных предприятий с указанной стратегией; «зоны реабилитации» [22]; денежные компенсации.

Все эти стратегии уже функционируют, они были сильно разрекламированы с целью создать впечатление их эффективности. По телевидению показывали, как генералы армии и полиции передавали огромные пачки денег, как утверждалось, осведомителям с закрытыми лицами. 8 октября 2002 года некоторые источники сообщили, что за два месяца полиция заплатила осведомителям 186 миллиардов [VIII]. Несколькими днями позже они исправили эту цифру, сообщив, что это были 186 миллионов, что тоже немало.

Известно также, что президент на следующий день после вступления в должность создал сеть информаторов в департаменте Сесар, предположительно насчитывающую 1220 человек. Там же он объявил, что в качестве первого шага по вербовке миллиона информаторов (что являлось его предвыборным обещанием) начнут со 100 тысяч человек, чья зарплата составляла бы 309 тысяч [23] в месяц. Министр обороны на тот момент отказалась предоставлять им оружие, так как вспомнила, что CONVIVIR во время своей деятельности обходилась правительству в 31,8 миллиарда в год — только на оружие, без затрат на связь, подготовку и личные расходы. Создание сети информаторов позволило полиции открыть и разрекламировать «фронты безопасности» [24], которые она поддерживала с 90-х годов: в Боготе должно было быть открыто 6667 фронтов, насчитывающих 70 129 человек и в Медельине — 694 (1134 в Валье-де-Абура).

27 декабря президент подписал декрет № 3222, которым частные охранные предприятия присоединяются к «стратегии безопасности», что обязывает их сотрудничать с «правооханительными органами» — предоставлять информацию, все технические средства и базы данных. Речь идет о 4200 зарегистрированных предприятиях с 160 тысячами сотрудников, которые, согласно финансовому контролеру в области обороны, юстиции и безопасности, приносят прибыль в 3,5 триллиона в год, и большинство из них управляется военными в отставке [IX].

В последнее время разные СМИ сообщали о вступлении в действие контингентов «солдат-крестьян» [25], проходивших трехмесячную подготовку в расположении различных армейских бригад. 1 марта на подготовку были приняты еще 10 116 человек, тогда как 5416 уже обученных «солдат-крестьян» разместились в 133 поселениях [X]. В департаменте Кундинамарка 1 марта завершили подготовку 648 человек, направленных затем в 18 поселений [XI]. В ближайшем полугодии ожидается прибытие 1500 человек для укрепления безопасности 42 поселений, хотя план предусматривает 59 поселений. В Сантандере 1188 человек были направлены в 33 поселения [XII]. В 5 муниципалитетов Урабы были направлены 181 человек.

Поскольку все это требует определенных экономических и правовых оснований, правительство пошло на объявление «чрезвычайного положения» и принятие прочих законодательных инициатив, таких как референдум [26], политическая и экономические реформы (налоговая, пенсионная и трудовая, налог для безопасности [XIII]). На этих же основаниях могут выстраиваться и отношения с правительством США: военная и экономическая помощь, прямое вмешательство в антинаркотическую политику и политику противодействия повстанцам, присутствие военных инструкторов и определение рамок их компетенции. В данных условиях стоит помнить о встречных требованиях, которые США выдвинули колумбийскому правительству: позиция по отношению к Зоне свободной торговли для Америк (оскорбительный по отношению к встрече министров Андского региона в Лиме инцидент в Министерстве сельского хозяйства 7 октября 2002 года [27] [XIV]), неподсудность североамериканских военных Международному уголовному суду (была найдена лазейка в договоре 1962 года, который предоставлял дипломатическую неприкосновенность всем партнерам технической миссии США); услуги в Совете Безопасности ООН — вплоть до поддержки войны в Ираке (передача доклада технических специалистов об Ираке сначала правительству США и только потом Совету Безопасности), использование экономической и военной помощи, в первую очередь, для защиты нефтепровода Каньо-Лимон — Ковеньяс и интересов американских нефтедобывающих компаний [XV].

Неясно, как расходуются деньги, выделяемые на войну. Ожидалось поступление 2 триллионов (с налогом на ликвидное имущество в 1,2 %), но 60 % от этой суммы ушло на покрытие прорех в бюджете Министерства обороны в 2002 и 2003 годах. Порядка 10 % суммы (94 миллиарда) ушло на оплату страхования общественного транспорта, защиту алькальдов и т.п., либо на прокуратуру и ее работников. Остальные 30 % (700 миллиардов) были направлены на «план наступления»: усиление силовых структур; обслуживание военной авиатехники (только 35 % которой могло летать); усиление 3 специальных подразделений: элитных сил для операций по поимке командиров партизан, сил быстрого реагирования (FUDRA), «солдат-крестьян» (15 тысяч человек в марте, планируется увеличение их числа до 100 тысяч). Но больше денег не то же самое, что бóльшая эффективность: с 1985 по 2001 год военные расходы увеличились с 9,6 % до 14 % государственного бюджета. Давление США направлено на повышение расходов в этом секторе. Счетная палата, напротив, считает военные расходы слишком высокими по сравнению с другими странами Латинской Америки. В 2002 году бюджет оборонного сектора составил 8,6 триллиона (4 % от ВВП страны). 84 % этого бюджета были выделены на расходы на армию (выплата заработной платы, пенсий, расходы по логистике и обслуживанию, закупка боекомплекта; только на пенсии пришлось 16 % от общих расходов, то есть пенсионные обязательства вырастают до 34 триллионов) и только 11 % на инвестиции, без учета средств «Плана Колумбия» [28].

Наконец, на высокие посты в этом правительстве были назначены люди, имеющие связи с «парамилитарес» или открыто им симпатизирующие.

Совокупность всех этих деталей дает нам возможность определить модели государства и правительства, участвующих в этой игре. Можно сделать вывод, что сущность стратегии «эскадронов смерти», то есть размывание границы между гражданским и военным, как со стороны институтов государства, так и со стороны «гражданского общества», превращается в стратегическую ось. Основная цель [государства] — найти быстрый выход из вооруженного конфликта военным путем, а не политическим; попытаться устранить последствия, но не причины конфликта. Для этого принуждаются к участию [в конфликте] широкие слои населения, они превращаются во вспомогательные силы для вооруженных групп, которые и становятся в итоге ведущей силой. Внутри данной модели «эскадроны смерти», будучи именно неофициальной военизированной частью населения, которая без проблем может проникнуть куда угодно и заниматься тем, на что официальные силовые структуры не могут пойти, не нажив больших правовых проблем, превращаются в некое подобие «образца» или «идеала», заслуживающего официального признания. «Эскадроны смерти» защищаются законом разными способами, начиная от признания политического статуса, амнистии, привязки их к новым легальным военным зонам, привлечения к специально созданным «общественным проектам» (в Урабе идет речь об «общественных поселениях»), и заканчивая тем, что их лидеров назначают членами конгресса [XVI].

Откуда происходят «эскадроны смерти» и чем они являются?

а) Документальные источники политики государства по легализации «эскадронов смерти»:

26.02.1962. Доклад о визите [в Колумбию представителей] Центра специальных методов ведения войны в Форт-Брэгге (Северная Каролина) во главе с генералом Ярборо, начальником управления исследований указанного центра, с секретным приложением: «Развивать гражданскую военную структуру, если система безопасности Колумбии еще больше ослабеет… она [военная структура] будет использоваться для форсирования изменений, которые, как мы знаем, будут необходимы для начала работы контрразведчиков, контрпропаганды, и, в той мере, которая понадобится, для саботажа и/или для террористических актов против известных сторонников коммунизма». Рекомендации: регистрация всего гражданского населения со сбором отпечатков пальцев и фотографий; применения пентотала [29] и полиграфов для получения информации.

30.09.1962. Было выпущено учебное пособие FM-31-15 для военных сил США, известное как «Операции против нерегулярных военных сил»: «Для сокращения использования военных подразделений может пригодиться гражданская полиция, полувоенные подразделения и местное население, симпатизирующие дружественному делу … Когда политика и ситуация это позволяют, местное население любого пола, имеющее опыт или прошедшее подготовку как солдаты, полицейские или партизаны, должно быть организовано во вспомогательные отряды полиции и в отряды добровольцев в каждом городе. Те, кто не имеют такого опыта, могут быть задействованы как рабочие, информаторы, агенты пропаганды, охранники, проводники, следопыты, устные и письменные переводчики … Гражданские силы обычно нуждаются в помощи и поддержке вооруженных сил. Помощь необходима для инструкций по созданию организации, по обучению и планированию операций. В большинстве случаев поддержка нужна в снабжении оружием, амуницией, питанием, транспортом и оборудованием для связи» (такие организации гражданских лиц называются в тексте «дружественные отряды партизан»). Это учебное пособие, согласно вводному замечанию командования армии, предназначено для «подготовки и инструктажа войск».

[30.01.1963] Армия публикует из своей библиотеки [документ] номер 12: «Современная война» француза Роже Тринкье [30]: «Организация и контроль над населением городов и системой (военных) постов сможет заставить участвовать важную часть населения в своей собственной защите». [Этот документ] содержит множество положений доктрины «современной войны», в которой гражданское население находится в самом центре конфликта.

[24.12.1965] Декрет № 3398, который реорганизует национальную оборону. В его декларативной части есть пункт № 5: «обязательства, которые страна несет на международной арене, нуждаются в применении и выполнении мер, укрепляющих ее безопасность».
Статья № 25: «Все колумбийцы, мужчины и женщины, которые не призываются на обязательную военную службу, могут быть задействованы государством для работ по восстановлению нормальной жизни».

Статья № 33, пункт 3: «Министерство обороны, пользуясь возможностью уполномоченного командования, может передавать [гражданским] в личное пользование оружие, когда посчитает это нужным, и которое будет считаться оружием, принадлежащим военным силам страны».
[09.04.1969] Главнокомандующим Вооруженными силами Колумбии была санкционирована резолюция № 005, одобряющая «Регламент действий контрпартизанских сил» [XVII]. Пункт № 183: «Цели операции по организации гражданского населения: а) организовать военным образом гражданское население для защиты от партизанских действий и поддержки выполнения боевых операций». Методы (организации), пункт № 184: либо Гражданская оборона, либо Объединение самообороны [31]. Пункт № 185: «Объединение самообороны представляет собой организацию военного типа, составленную из гражданского населения зоны боевых действий, которое проходит подготовку и снаряжается для проведения действий против партизанских групп, угрожающих территории, или для проведения согласованных действий с военными отрядами».

Следующие страницы регулируют согласование действий с войсками, поддержку оружием, амуницией, подготовку и т.д. Пункт № 185, часть 6: «…могут быть задействованы в операциях контроля, проверки и уничтожения, для чего на время операции могут быть обеспечены оружием и амуницией, принадлежащими вооруженным силам».

[31.12.1979] Появляется напечатанная Общим управлением поддержки командования Сухопутных войск книга «Основные инструкции для операций контрпартизанских сил». Глава IV, секция С, пункт 53 содержит «Протокол указаний командующего Вооруженными силами о подготовке и операциях»: «Организация групп самообороны на уровне деревень и веред [32] с целью активного участия местных крестьян в борьбе». Главы об операциях, психологической войне и пропаганде изображают гражданское население как главную военную цель (кроме того, говорится о его вовлечении в войну на стороне «самообороны»), и показывают, как те же военные должны маскироваться под гражданских или партизан для обмана и манипуляции населением.

[12.11.1987] Командующим Вооруженными силами Колумбии (генералом Оскаром Ботеро) принят «Регламент борьбы контрпартизанских сил» (EJC 3-10). В пункте № 17 дается следующее определение войны: «Война против повстанцев, также называемая контрреволюционной и войной против антиправительственных сил, есть такая война, которую ведёт правительство, подержанное большинством гражданского населения какой-либо страны, путем применения политических, экономических, психологических, социальных, военных и парамилитарных действий против повстанческих сил для предотвращения и устранения революционного процесса, для обеспечения того, чтобы этот процесс не возобновился». Пункт № 83, часть «б», параграф 2 (глава VII): «Главной опорой борьбы в контрпартизанской войне являются артиллерия, инженерная служба, разведка, группы психологической войны, теле- и радиокоммуникации, воздушные силы, военно-морские силы, полиция и объединения самообороны». Пункт № 183 (глава Х): «Цели операции по организации гражданского населения: а) военная организация гражданского населения для обороны против партизан и для поддержки проведения военных операций».

[25.08.1989] Верховный суд выносит решение о том, что абзац 3 статьи 33 декрета № 3398 от 1965 года (преобразованный в закон № 48 1968 года) является неконституционным, и разъясняет содержание статьи 25. 3-й абзац статьи 33 противоречит принципу монополии на применение оружия в войне государством, «которое ответственно за соблюдение общественного порядка и за восстановление его, когда он нарушен», положению, смысл которого в том, чтобы «преодолеть тяжелые конфликты, повлиявшие на гражданские отношения между колумбийцами и приобретающие ныне обновленный смысл в связи с проблемами, которые порождают разнообразные формы нынешнего насилия». 25 статья: «только правительство, как таковое, президент и министр обороны могут посредством декрета объявлять мобилизацию и задействовать всех колумбийцев для возобновления нормальной жизни, когда имеют место внешняя война, беспорядки или общественное бедствие». Суд добавляет к этому также, что «трактовка этих норм привела к путанице, когда некоторая часть общества считала, что может использовать эти нормы для легализации организации вооруженных гражданских групп … деятельность таких групп является неконституционной и незаконной».

Примечание: в своем признании (ноябрь 1989 года) бывший офицер вооруженных сил и лидер «парамилитарес» Луис Антонио Менесес Баэс (кличка «Ариэль Отеро») подтверждает: «Вплоть до начала 1989 года мы связывались с главным штабом вооруженных сил, а ныне используем посредников». Это доказывает, что объявление вне закона не устраняет «парамилитарес», а только переводит их в подполье.

[13.12.1994] Президент Сампер [33] выступил с заявлением о начале деятельности Специальных служб бдительности и частной безопасности, создание которых предусматривал президент Гавирия [34] в декрете № 356 от 11 февраля 1994 года, описав их как гражданские вооруженные группы, управляемые вооруженными силами, и назвав их CONVIVIR.

[07.11.1997] Конституционный суд выносит решение C-572/97, в котором объявляет законными объединения CONVIVIR, ограничивая только тип оружия, который они могут носить. Против этого решения выступили судьи Эдуардо Сифуэнтес Муньос, Карлос Гавирия Диас, Хосе Грегорио Эрнандес Галиндо и Владимиро Наранхо.

б) Структуры и свидетели

«Triple A» [35]. Как откровения одного офицера и трех младших офицеров военной разведки из Батальона разведки и контрразведки (BINCI) «Чарри Солано» [36], опубликованные в мексиканской газете «Диа», в выпуске от 29 ноября 1980 года, так и письменные показания, данные в прокуратуре младшим лейтенантом военной разведки 22 и 23 января 1991 года, раскрывают созданную BINCI структуру «парамилитарес» и соответствующую практику BINCI, которая продолжает осуществляться 20-й бригадой (разведки), сменившей BINCI:

Письмо, опубликованное в мексиканской «Диа» и изначально предназначавшееся президенту республики (Турбаю [37]), прокурору, парламенту, ОАГ [38] и организациям по правам человека, раскрывает имена тех, кто участвовал в «Triple A»; какие теракты и преступления они совершали; как они их планировали; кто брал на себя конкретные задачи. Стали известны имена скомпрометированных госслужащих, занимавших и занимающих поныне высокие руководящие посты: генералы Бедойя Пиарро, Руис Баррера, Кардона Ороско, Иван Рамирес Кинтеро, Марио Монтойя Урибе (тогда еще лейтенант) и много других. Также были названы различные гражданские лица и судья по уголовным делам Луис Эдуардо Лопес Сулуага, который «узаконивал» все, что только можно, с помощью распоряжений ex post facto [39]. Их деятельность включала в себя закладки бомб в помещениях СМИ, организацию похищений людей (студент из Тунхи [40] Эрнандо Бенитес, студент из Боготы Клаудио Медина), угрозы судьям, адвокатам и журналистам, пытки (Хосе Мануэль Мартинес Кирос [41], лидеры движения М-19 [42] в Военном институте связи в Факатативе [43], которых пытали в пещерах).

Признания офицера Гарсона [44] дают сведения об убийстве переговорщика от Народно-освободительной армии (EPL) Оскара Вильяма Кальво [45]; об исчезновении Нидьи Эрики Баутисты [46], различных лидеров Коммунистической партии, похищенных при освобождении из тюрьмы и в итоге пропавших без вести, об исчезновении Гильермо Марина и Антонио Эрнандеса (найденного убитым), Хосе Куэсты (применялся шантаж), Карлоса Урибе и Ампаро Тордесильи; в большинстве из этих случаев принимал участие командир BINCI, а позже командир 20-й бригады — генерал Альваро Эрнан Веландиа.

MAS [47]. Всё начинается с того, что 3 декабря 1981 года над Кали с вертолета были разбросаны листовки, объявляющие о создании MAS, в руководство которого предположительно вошли 223 главаря мафии. Они создали эскадрон из 2230 наемных убийц для казни «похитителей». В мае 1982 года юноша, захваченный в Медельине, был подвергнут пыткам в B-2 [48], но, когда комиссия по поиску начала разыскивать его, он был перемещен в частный дом, который затем оказался домом коннозаводчика Фабио Очоа [49]. Так и начали проясняться связи между руководством армии и MAS. Нападения MAS распространяются в 1982 году по всей стране, и доходит до того, что президент Бетанкур просит прокурора провести расследование. В октябре 1982 года 8 судей вместе с многочисленными следователями проводят дознание в 7 регионах страны. 20 февраля 1983 года прокурор Карлос Хименес Гомес публично раскрывает имена 163 человек — участников MAS, среди которых 59 действующих представителей государственных силовых структур. Вооруженные силы гневно реагируют на это и предлагают всем военнослужащим перечислить сумму, равную жалованию за один день, в счёт защиты обвинённых. Министр обороны (генерал Ландасабаль) в журнале вооруженных сил выступает с угрозами, которые были истолкованы как объявление государственного переворота. Его призывают уйти в отставку, но расследования останавливаются: ни одно из дел не было доведено до конца, и никто не был наказан.

III. Пуэрто-Бойака. Эксперимент «парамилитарес» в Пуэрто-Бойаке (1982 — 1989) был дерзким и полностью опирался на помощь властей. Он проводился и направлялся силами батальона «Барбула» под командованием полковника Луиса Арсенио Боогеса. «Гражданский фонд аграриев и скотоводов» (ACDEGAM) обеспечил батальон финансовыми средствами и гражданскими проектами для прикрытия; легальное политическое движение (MORENA — Движение за национальное обновление) распространяло их идеологию; газета «Пуэрто-Рохо» занималась распространением информации о них и призывами к их поддержке, а также предлагала получить оружие в 14-й бригаде в Пуэрто-Беррио.

Признания разных командиров этих батальонов — офицера вооруженных сил Луиса Антонио Менесеса Баэса (ноябрь 1989 года), бывшего депутата городского совета Диего Виафары Салинаса (10 мая 1988 года), майора Оскара де Хесуса Эчандии Санчеса (1990 год) раскрывают большое число совершенных преступлений и их поддержку высокими чинами вооруженных сил.

IV. Сеть разведки № 07 национальных военно-морских сил [50]. Генерал Луис Эдуардо Рока Маичель, командующий вооруженными силами Колумбии, в апреле 1991 года подписал директиву № 200-05/91, которая учреждает сеть разведки и признает тот факт, что следует рекомендациям комиссии советников вооруженных сил США. В разделе C.1.a содержится требование, согласно которому все действия (подготовка, отбор, инструктаж, тренировки, местонахождение и организация) проводятся секретно. В разделе С.1.б содержится требование того, чтобы в кадры разведки были включены гражданские и отставные военные, контакт с ними и оплата их услуг должна осуществляться подпольно. Агенты должны иметь «легенду» или «вымышленное прошлое», а информаторы не должны быть связаны с Министерством обороны. Признания двух членов этой сети, Карлоса Давида Лопеса Макильона и Сауло Сегуры Паласио, опубликованные в журнале «Пренса» 4 января 1994 года, а потом представленные на суде (Региональный суд Кукуты), раскрывают данные о множестве погромов, убийств, исчезновений людей и нападений на членов народных организаций, главным образом в Барранкабермехе. Они детально описывают 25 преступлений, большинство из которых были массовые; в результате преступлений погибло 50 человек и было предпринято 11 покушений на жизнь. Лопес и Сегура выдают имена офицеров батальона «Нуэва Гранада», координировавшего с ними свои действия. Командовал всем этим генерал Родриго Киньонес.

V. Братья Кастаньо и 17-я бригада в Урабе. 4 апреля 1990 года боевик «эскадрона смерти», обучавшийся в асьенде Лас-Тангас в Валенсии (департамент Кордоба), дал поразительные показания в Административном департаменте безопасности (DAS). Он рассказал обо всем, что стояло за массовыми убийствами в Пуэбло-Бельо (муниципалитет Турбо, 1990 год), убийством падре Серхио Рестрепо в Тьерралте (июнь 1989 года) и многими другими преступлениями. После операции «Генезис» под руководством генерала Рито Алехо дель Рио, которая стала причиной масштабного бегства людей из Чоко (февраль 1997 год), посыпалось множество признаний от военных, от боевиков «эскадронов смерти» и от гражданского населения, которые раскрывают взаимодействие «Крестьянской самообороны Кордобы и Урабы» и 17-й бригады со штабом в Карепе, началом чему послужили разоблачения, сделанные полковником Веласкесом, заместителем командира бригады в 1996 году, раскрывающие связи генерала дель Рио с «эскадронами смерти».

VI. Карранса и 7-ая бригада в Мете. Показания боевика «эскадрона смерти» Камило Саморы Гусмана перед судьей общественного порядка города Вильявисенсио (10 и 11 апреля 1989 года) проливают свет на огромное количество преступлений, совершенных в городе Льяно «эскадроном смерти» Виктора Каррансы и военными подразделениями 7-й бригады. В указанном суде был открыт процесс 019 (описанный в книге «Уступить — страшнее, чем умереть» и в выпуске, посвященном Зоне № 7a [51], в серии изданий «Nunca Más», обнародовавший все эти факты).

VII. Мир «Владимира» и 14-й бригады. Более 6 показаний Алонсо де Хесуса Бакеро, по кличке «Владимир», данные в тюрьме в Пальмире [XIX], подняли занавес, скрывавший многочисленные преступления, совершенные в Средней Магдалене и на северо-востоке Антиокии под руководством 14-й бригады армии и потрясшие страну. Также была выявлена «Grupo Hure», которая функционировала в той же бригаде, и названы имена генералов, поддерживавших различными способами всю криминальную структуру: Фарук Янин Диас, Хуан Сальседо Лора, Карлос Хулио Хиль Колорадо, Хуан Хосе Алонсо Вакка Перилья, а также политиков, интегрированных в «эскадроны смерти»: Тиберио Вильяреаль и Норберто Моралес Бальестерос (бывший глава сената), названы оказывавшие им поддержку местные батальоны «Барбула», «Рафель Рейес», «Калибио», «Бомбона» (массовые убийства в Сеговии). Признания Мартина Эмилио Санчеса Родригеса, данные в прокуратуре 21 июля 1990 года, подтверждают все вышесказанное.

VIII. Полиция, COPES и «Amor por Medellin». Показания лейтенанта полиции Нестора Эдуардо Порраса Монтеро, данные следственному судье Боготы, — это еще один поднятый занавес, скрывавший то, что стояло за многочисленными терактами в Медельине в 1990-м, за которые брала на себя ответственность таинственная организация «Amor por Medellin». Лейтенант указывает на Командование специальными операциями DIJIN [52] — COPES [53]. Преступления COPES, описанные лейтенантом Поррасом, раскрывают одну из форм «парамилитарес», когда действуют не гражданские лица, а полиция, переодетая в гражданское и маскирующаяся под бандитские группировки. Полицейские используют служебное положение, чтобы заранее определить жертв, подготовить преступления и обеспечить свою безнаказанность.

Можно рассказать и о большом числе остальных групп, но, ограниченный размерами доклада, я их только перечислю:

Структура в зоне муниципалитета Сан-Висенте-де-Чукури, что в Сантандере, поддерживаемая всеми военными и полицейскими базами зоны.

Структура на севере Валье-дель-Каука, поддерживаемая батальоном «Паласе» (массовые убийства в Трухильо и Риофрио, судебные дела против полковника Рафаеля Альфонсо Ани Химено в 2001 году).

Структура в департаменте Сесар (вдоль дороги Сан-Альберто — Агуачика — Сан-Мартин), раскрытая после признательных показаний лейтенанта Рикардо Рохаса и капитана Хорхе Эльесера Хиральдо Ариаса. Там же была разоблачена другая структура «парамилитарес» под руководством майора Хорхе Альберто Ласаро Верхеля, командующего военной базой в Агуачике, связанная с DAS и UNASE [54]; экономическую помощь ей оказывали состоятельные землевладельцы из Сан-Мартина.

Альянс между «Los Pepes» [55], полицией и элитными подразделениями из США («Дельта форс», спецназ ВМС США, ЦРУ, ФБР, DEA [56] и АНБ), созданный для убийства Пабло Эскобара. Книга «Убить Пабло» американского писателя и журналиста, занимающегося расследованиями, Марка Боудена (Нью-Йорк, 2001 год) и выпуски ежедневной газеты «Филадельфия инквайрер» (ноябрь 2000 года) рассказывают обо всём этом.

Департамент Путумайо при реализации «антинаркотической стратегии». 4 августа 2000 года офицер полиции с 12-летним стажем был вынужден публично просить о помощи, заявив в Пуэрто-Асисе о 600 боевиках-«парамилитарес», безнаказанно перемещавшихся по муниципалитету и нападавших на местное население, собирая «налог» на наркотики и т.п.; используя различные транспортные средства, они оккупировали асьенду Вилья-Сандра, в пяти минутах езды от городка, попасть в которую можно было только через военную базу, расположенную перед ней. Он [офицер полиции] добавил, что люди часто видели боевиков вместе с военными.

ГАУЛА [57] и пропавшие без вести. Известно, что при расследовании пропажи двух активистов ASFADDES [58] в Медельине (6 октября 2000 года) — преступление, за которое взяли на себя ответственность «эскадроны смерти», — прокуратура обнаружила, что подразделения ГАУЛА незаконно прослушивали не только разговоры ASFADDES, но и другие 2020 телефонных линий.

Акция «Неделя пропавшего без вести», проводимая АСФАДДЕС

Департамент Чоко и «скрытая военная стратегия». Так ее называет большинство общественных негосударственных организаций; часто можно заметить армейские лодки типа «пиранья» с известными в регионе боевиками «парамилитарес» в водах Атрато и её притоках; эти частые встречи с официальными комиссиями никого смущают (ни одних, ни других), чем объясняется постоянное изгнание людей из мест проживания, агрессия по отношению к «мирным общинам» (Comunidades de Paz [59]), исчезновение людей, издевательства над населением.

Можно привести еще немало подобных случаев.

На основе статистики нашей Базы данных прав человека и политического насилия, удалось установить следующее:

Во время президентства Пастраны (1998—2002) из общего числа зарегистрированных грубых нарушений прав человека (11 475) за 9 511 случай (82,88 %) были ответственны «эскадроны смерти».

Из 15 223 зарегистрированных случаев грубого нарушения международного гуманитарного права в 8190 случаях (53,8 %) ответственность лежит на «эскадронах смерти», в 2060 случаях (13 %) — на прямых представителях государства, в 4973 случаях (34 %) — на партизанах.

Изменение характера репрессий станет заметней, если сравнивать со статистикой предыдущих лет. В базе данных за 1994 год зафиксировано 4378 актов насилия (тогда были другие теоретические критерии его определения). В 2627 случаях (60 %) были установлены виновники. Из этих 60 % прямые представители государства (из вооруженных сил и органов безопасности) несли ответственность в 2236 случаях (88,9 %), непрямые агенты государства (или боевики «эскадронов смерти») были ответственны за 230 случаев (8,75 %), а партизаны — за 61 случай (2,3 %).

Газета «Тьемпо» 6 февраля 2002 [XVIII] публикует передовицу, в которой показано, как оценивается феномен «парамилитарес» влиятельными кругами международного сообщества: «На международной арене они считаются самым грязным пятном на репутации вооруженных сил, и правительства; организации по правам человека с беспокойством указывают на скрытое разделение задач: военные выполняют “чистую” работу, а “парамилитарес” — грязную в одной и той же войне, где они де-факто объединены против общего врага».

Эрнандо Гомес Буэндиа в своей статье в журнале «Семана» [XX] утверждает: «“Эскадроны смерти” по определению существуют, чтобы выполнять то, чего не могут военные: переступать через правила ведения войны».

Этимологически греческий аффикс пара-, который используется как приставка во многих испанских словах, имеет три значения (согласно «Этимологическому словарю греческих слов в испанском языке» Крисостомо Эсеверри Уальде, 1944 год): приближение, перемещение, искажение или нарушение; или же аффикс дает понять, что термин, маркированный им, приближается к понятию, описанному основным словом, но в то же время находится вдали от него или вне его, являясь искажением или нарушением. Так, например, слово «парабиоз» означает связь двух парных организмов, из которых только один живет собственной жизнью, когда другой («парабиотик») живет за счет первого [60]. Таким же образом «паразит» — это живой организм, питающийся за счет жизнедеятельности другого, он не способен к самостоятельному существованию.

Таким образом, «эскадроны смерти» являются практикой либо набором практик, или структурой, которая формируется как военная, за счет военных, но представляет собой нечто сильно отдаленное от рамок военной деятельности и искажает ее [сущность]. Можно сказать, что главное отклонение — это использование оружия (суть военного дела) не по назначению, т.е. не для защиты общества, а для нападения на него. Отклонение может проявляться по-разному: например, когда гражданские лица используют военные полномочия для целей, не присущих военному делу, или же когда военные маскируются под гражданских лиц для совершения действий, не разрешенных военными статутами.

Присутствие «эскадронов смерти» в общественном конфликте, как хорошо отметил Гомес Буэндиа, свидетельствует о решении играть грязно, о намерении переступить этические и юридические правила ведения войны.

Конечно же, герилья является нерегулярной войной. Она была разработана ее стратегами и теоретиками для преодоления огромного неравенства в средствах ведения войны, когда война идет не между государствами, а между государством и бедными слоями или классами общества, у которых нет средств противостоять военному потенциалу государства, и поэтому [такие классы] никогда не смогут получить военное преимущество над противником ни сугубо военными методами, ни за счет перевеса в живой силе, ни экономическими методами. Такое проигрышное положение исправляется военными хитростями, придуманными специально для того, чтобы компенсировать военное превосходство государства (неожиданностью, маскировкой, бойкотом, финансированием способами, преступными с точки зрения официальных юридических и моральных норм).

Ответ государств, поддерживаемых США, на нерегулярную партизанскую войну — герилью — состоит в создании иной модели нерегулярной войны. Противостояние этих двух типов нерегулярной войны — это то, что еще больше усугубило конфликт в Колумбии. Все более широкие слои населения участвуют в войне или считаются ее участниками противной стороной: источники финансирования, помощники, коллаборационисты, информаторы, симпатизанты и просто безразличные люди. «Гражданского населения» практически больше не существует.

Во время подобных конфликтов возникают сомнения: стоит ли бороться за права человека? Этот вопрос возник во время войн между государствами. Но некоторые нормы, применимые к конфликтам со значительным неравенством [сторон] в военной мощи, подразумевают то, что слабая сторона должна принять поражение в войне, если она будет соблюдать эти нормы. Возникает конфликт между эффективностью, с одной стороны, и этикой и правом, с другой. Существует огромное стремление к упрощенным решениям, которые состоят в том, чтобы устранить один из полюсов конфликта: или утверждается, что если война справедлива, то все методы допустимы, то есть цель оправдывает средства (примат эффективности); или же заявляется, что от норм прав человека отклоняться нельзя, хоть они и ведут к поражению в войне (примат юридического и этического).

Когда начнутся мирные переговоры, проблема «эскадронов смерти» станет одной из самых запутанных, она с легкостью разрушит любую возможность компромисса. Действительно, любые переговоры стремятся установить рамки. Но в распоряжении одной из сторон имеется структура, устроенная как раз чтобы нарушать любые ограничения, выйти за любые рамки, и, к тому же, эта сторона утверждает, что «ее [эту структуру] она не контролирует», что делает бессмысленными любые переговоры.

Кроме того, практика «эскадронов смерти» создала псевдоязык, основанный на трех типах лжи государства: 1) «эскадроны смерти» выросли из реакции отдельных людей на произвол партизан; 2) государство не имеет никакого отношения к «эскадронам смерти»; 3) государство подавляет «эскадроны смерти». Это приведет к тому, что стороны не найдут общего языка при возможных переговорах. (Более того, государству тяжело избавится ото лжи, поэтому оно еще больше ставит себя вне закона). Государство само по себе не может вести переговоры иначе как на легальной юридической основе, но практика «эскадронов смерти» как раз находится вне легального поля. То есть, любая легальная юридическая основа непригодна для ведения переговоров о конфликте, связанном с этой проблемой.

Таким образом, налицо череда вымыслов, которые подрывают и сводят на нет стремление к мирным переговорам.

Другой аспект феномена «парамилитарес» состоит в том, что он сам по себе навязчиво создает мир скрытности, двойных стандартов, лжи, секретности, что и сказывается на обществе. Так как суть «эскадронов смерти» основывается на размывании границы между военным и гражданским, они нуждаются в обстановке туманности и неясности. Их цели состоят в постыдной необходимости затемнить, утаить, избежать ответственности, притвориться кем-то другим, замаскировать свои действия, подделать реальное положение дел, скрыть ужасы, препятствовать расследованиям, сделать невозможным разбирательство, запутать и обмануть, препятствовать поиску правды, усложнить работу правосудия. В его почти что биологической сущности — желание создать империю «ночи и тумана» [61]. И все это отражается на СМИ. Сегодня перед исследователями стоит вызов: выявить, как создавалась эта империя «ночи и тумана» в «мире информации и коммуникации».

Медельин, 19 марта 2003.


Примечания автора

[I] El Tiempo, 17.03.2002. P. 114.

[II] El Colombiano, 24.04.2002, P. 8А.

[III] Закон № 782 с поправками к закону № 418 от 1997 года, продленный законом № 548 от 1999 года.

[IV] Декрет № 128 от 20 января 2003 года.

[V] El Colombiano, 29.11.2002.

[VI] Цит. статья Альфредо Ранхеля «Переговоры с парамилитарными группами», El Tiempo, 06.12.2002. P. 117.

[VII] См. также доклад «Human Rights Watch» от 8 ноября 2002 года, El Tiempo, 9.11.2002. P.1-18: «26 чиновников были уволены или вынуждены уйти после прихода Осорио из-за давления на их независимую позицию при проведении расследований».

[VIII] El Nuevo Siglo, 08.10.2002. P. 11А.

[IX] El Espectador, 11.08.2002. P.5 А; El Tiempo, 29.12.2002. P. 1-14.

[X] El Colombiano, 06.03.2003. P. 12А.

[XI] El Tiempo Cundinamarca, 01.03.2003. P. 3.

[XII] El Tiempo, 06.03.2003. P.1-12.

[XIII] Декрет № 1838/02 от 11 августа 2002 года, [взимающий] 1,2 % за ликвидное имущество.

[XIV] Цит. по: El Tiempo, 30.10.2002. P.1-2.

[XV] Цит. по концепциям «Stratfor», El Tiempo, 30.10.2002. P.1-10.

[XVI] Закон № 782.

[XVII] Сокращение EJC. 3-10.

[XVIII] El Tiempo, 06.02.2002. P.1-14.

[XIX] Rad. 4239 de la Fiscalía Delegada ante el CTI.

[XX] Выпуск 23.07.2001. P. 15.


Комментарии

[1] «Келлог Браун и Рут» (англ. Kellogg Brown & Root, KBR) — американская инженерно-строительная компания, основанная в 1901 году; один из основных поставщиков армии США и Министерства обороны США, сотрудничавшая с ними во время II Мировой войны, войн во Вьетнаме и Ираке.

[2] Имеется в виду Дик Чейни (р. 1941) — вице-президент США с января 2001 по январь 2009 года, который являлся директором компании «Халлибёртон», чьей дочерней организацией и является «Келлог Браун и Рут».

[3] «МПРИ» (англ. Military Professional Resources Incorporated) — частная военная компания, основанная в 1987 году бывшими высокопоставленными офицерами в отставке. Известна своим участием в подготовке отдельных подразделений армии Хорватии во время Боснийской войны (операция «Буря»).

[4] «Дайнкорп» (англ. DynCorp International) — частная военная компания США, основанная в 1946 году. Нанималась Министерством обороны США для участия в конфликтах в Боливии, Колумбии, Гаити, Боснии, Косово, Сомали, Анголе, Кувейте.

[5] «Нортроп Граммен» (англ. Northrop Grumman Corporation, NGC) — американская военно-промышленная компания, работающая в области электроники и информационных технологий, в авиакосмической и судостроительной областях. Возникла в 1994 году после покупки компанией «Нортроп» производителя гражданских и военных самолетов «Граммен». Является крупным подрядчиком Министерства обороны США.

[6] Операция «Буря» — военная операция армии Хорватии и 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины против Сербской Краины, проведенная в 1995 году. В результате операции были ликвидированы Республика Сербская Краина и Автономная область Западная Босния, 250 тысяч сербов были вынуждены бежать с родных земель.

[7] Дейтонские соглашения — соглашения о мире после Боснийской войны 1992—1995 годов, подписанные 14 декабря 1995 года лидером боснийцев Алиёй Изетбеговичем, президентом Сербии Слободаном Милошевичем и президентом Хорватии Франьо Туджманом.

[8] Альваро Урибе Велесом (р. 1952), президентом Колумбии с 2002 по 2010 годы. Урибе позиционировал себя в качестве «сильной руки», проповедовал персональную и административную «строгость» в управлении делами государства и бескомпромиссную борьбу с «терроризмом». Несмотря на активную кампанию по переизбранию Урибе на третий срок, уступил место своему стороннику и преемнику Хуану Сантосу. Проводил радикальную неолиберальную политику: урезал социальные расходы, осуществлял крупномасштабную приватизацию и реструктуризацию экономики страны под обслуживание долгов МВФ и Всемирному банку. Кавалер Президентской медали Свободы США. Участник большого количества скандалов, начиная с подкупа политиков, прослушивания телефонных разговоров оппозиционеров и заканчивая связями с наркокартелями и «эскадронами смерти» (см. об этом подробнее: Мастронарди Н. Феномен «эскадронов смерти»; Тарасов А.Н. Колумбия: наркокапитализм у власти).

[9] CONVIVIR (исп. Cooperativas de Vigilancia y Seguridad Privada) – государственная программа «кооперативов охраны и дозора», которые создавались в регионах усилившейся активности партизан FARC и ELN. Официально существовала с 1994 по 1997 год, но некоторые «кооперативы» продолжали действовать и много позже. Членам «кооперативов» разрешалось ношение оружия и специальных средств связи. «Кооперативы» возглавляли бывшие командиры «эскадронов смерти», получая поддержку от корпораций и тогдашнего губернатора Антиокии Альваро Урибе.

[10] Ураба — регион на северо-западе Колумбии, граничащий с Панамой. Включает в себя департаменты Антиокия, Чоко и Кордоба. Известен как один из регионов, где в конце 1990-х годов активность «эскадронов смерти» против партизан и гражданского населения была наиболее высокой

[11] дель Рио Рохас Рито Алехо («Миротворец Урабы», р. 1944) — генерал, бывший командир 17-й бригады Вооруженных сил Колумбии, друг бывшего президента Колумбии Альваро Урибе; во времена президентства Урибе возглавлял государственную разведку. Известен тем, что оказывал поддержку «парамилитарес». В августе 2012 года был осужден на 25 лет за жестокое убийство крестьянина Марино Лопеса Мены 27 февраля 1997 года во время операции «Генезис» Вооруженных сил Колумбии и «парамилитарес»: М. Лопеса Мену расчленили и отрубили ему голову.

[12] Манкусо Сальваторе (р. 1964) — ультраправый колумбийский боевик, наркобарон, один из командиров «Крестьянских сил самообороны Кордобы и Урабы» и «Объединённых сил самообороны Колумбии» (AUC). Сдался властям Колумбии в 2006 году. В ходе следствия признался в совершении 87 преступлений, в ходе которых было убито 336 человек. В 2008 году вместе с 13 лидерами AUC был экстрадирован в США по обвинению в организации незаконной торговли наркотиками, за что получил 16 лет заключения. Власти Колумбии конфисковали его имущество общей стоимостью 25 миллионов долларов. См. также: Признания командира ультраправых «эскадронов смерти» Манкусо потрясли колумбийское общество.

[13] «Объединенные силы самообороны Колумбии» (исп. Autodefensas Unidas de Colombia, AUC, АУК) — колумбийские формирования «эскадронов смерти» ультраправого (неофашистского) толка. Были активны с 1996 по 2006 год. Участвовали в борьбе против партизанских отрядов FARC, ELN и EPL. Совершали убийства гражданских лиц, подозреваемых в связи с левыми организациями. Известны особой жестокостью при расправе над жертвами. В 2006 году были распущены.

[14] УВКБ (исп. ACNUR, англ. UNHCR) — Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, структура ООН, созданная для помощи беженцам.

[15] CTI (исп. Cuerpo Técnico de Investigación) — Специальная служба расследования, одно из управлений Генеральной прокуратуры Колумбии; занимается помощью Генеральной прокуратуре и уголовному розыску в расследованиях.

[16] Административный департамент безопасности (ДАС) — спецслужба Колумбии, существовавшая в 1960—2011 годах. В ее ведении находились сбор разведданных, контрразведка, сбор доказательств на месте преступления, обеспечение безопасности для высокопоставленных чиновников и иммиграционный контроль.

[17] Карранса Виктор (1935—2013) — колумбийский предприниматель, занимался добычей изумрудов. Принимал участие в «зеленых войнах» между кланами за распределение изумрудных приисков, создал собственные отряды «парамилитарес» («каррансерос») для охраны шахт. Оказывал поддержку правительствам Мисаэля Пастраны и Альфонсо Лопеса, при которых был сведен к минимуму государственный контроль над изумрудных шахтами.

[18] Маруланда Карлос Артуро (р. 1945) — крупный латифундист, политик, бывший министр развития и посол Колумбии при ЕС. В феврале 1996 года в его асьенде Бельякрус на вереду (см. комментарий 32) Трокадеро напал отряд AUC, чтобы выгнать занявших её крестьян, считавших эти земли своими. В результате асьенду были вынуждены покинуть 170 семей, 250 домов было сожжено, 40 человек были убиты. Командирами отрядов были Эдгар Рамирес (управляющий латифундией) и брат Маруланды — Франсиско Альберто. Из-за подобных событий Маруланда был вынужден подать в отставку с поста посла Колумбии при ЕС и скрываться от правосудия. После ареста Франсиско Альберто Маруланды в 1998 году Карлос Маруланда был задержан в Испании в 2001 году, но оба вскоре были оправданы и освобождены.

[19] Мильян Перес Фернандо — генерал, отправленный в отставку президентом Андресом Пастраной в апреле 1999 года вместе с Рито дель Рио (см. комментарий 11). Обвинялся в сотрудничестве с группировкой «парамилитарес», убившей 11 человек. В октябре 1998 года дело было передано в военный суд. После нескольких лет расследований 8 марта 2002 года генеральный инспектор оправдал Мильяна. После апелляции генеральный прокурор 27 августа 2002 года подтвердил оправдательный приговор.

[20] Ускатеги Рамирес Хайме Умберто — генерал в отставке, командир 7-й бригады Вооруженных сил Колумбии. В 1999 году был осужден по делу Мапирипанской резни, произошедшей с 15 по 20 июля 1997 года. Боевики AUC напали на муниципалитет Мапирипан и убили не менее 30 человек, после чего тела были сброшены в реку. Точное количество жертв неизвестно. Бригады Ускатеги и Эрнана Ороско не препятствовали карательной операции отряда AUC, предварительно вывели войска из местности и игнорировали призывы о помощи. 25 ноября 2011 года Высший суд Боготы приговорил Ускатеги к 40 годам заключения; позднее срок заключения сократили до 37 лет.

[21] См. комментарий 25.

[22] «Зоны реабилитации» (полное название — «зоны реабилитации и сплочения», исп. Zonas de rehabilitación y consolidación) — районы Колумбии, где ранее происходили активные вооруженные действия; после указа президента Альваро Урибе административные и управляющие функции были переданы армии, полиции и спецслужбам. Местным властям было предоставлено право контролировать и перехватывать и любые сообщения всех видов связи без предварительного решения суда.

[23] Имеется в виду 309 тысяч колумбийских песо. На тот момент это составляло около 115 долларов США, сейчас — около 100 долларов.

[24] «Фронты безопасности» (исп. Frentes de Seguridad Local, Фронты местной безопасности) – гражданская организация, сформированная в 1994 году для сотрудничества с полицией в борьбе против уличной преступности. Создавалась из жителей кварталов, микрорайонов и т.п., которым назначался координатор, передающий сведения полиции.

[25] «Солдаты-крестьяне» (исп. Los Soldados Campesinos) — отдельные взводы, созданные по указу президента Альваро Урибе в 2002—2003 годах для помощи армии и полиции в сельской местности Колумбии. В состав этих взводов входили уроженцы деревень, которые проходили трёхмесячную военную подготовку и занимались патрулированием местности; при этом «солдаты-крестьяне» не получали статус профессиональных военных.

[26] Конституционный референдум был проведен 25 октября 2003 года. На референдум выносилось 15 вопросов, в основном касавшихся борьбы с коррупцией и фискальной реформы. Последняя нужна была для смягчения последствий огромных военных трат. Референдум провалился из-за слабой явки; как итог, из 15 вопросов был утвержден лишь один: о запрете лицам, уличенным в коррупции, занимать государственные посты.

[27] 7 октября 2002 года на торжественном приеме, устроенном в честь генерального директора проимпериалистического Межамериканского института сельскохозяйственной кооперации Челстона Бретуэйта, тогдашний министр сельского хозяйства Колумбии Карлос Густаво Кано Санс крайне оскорбительно отозвался о предстоящей встрече министров стран Андского сообщества, на которой по инициативе Венесуэлы планировалось выработать единую позицию по отношению к АЛКА (FTAA, Зона свободной торговли для Америк). Это повлекло за собой дипломатический конфликт между Колумбией и Венесуэлой. (О борьбе против АЛКА см.: Майданик К.Л., Пятаков А.Н. Альтерглобалистское движение в Латинской Америке: исторические корни, структура, борьба против проекта ALCA).

[28] «План Колумбия» (исп. Plan Colombia) — соглашение о финансовой помощи, заключенное в конце 1990-х президентом Колумбии Андресом Пастраной с правительством США. Провозглашалось, что помощь пойдет на борьбу с повстанцами и наркобизнесом, действительной целью соглашения было усиление североамериканского влияния в регионе. Соглашение действовало с 1998 по 2010 год, когда оно было прекращено как явно провалившееся: с партизанами покончить не удалось, а производство наркотиков к этому времени выросло на 15 %. Однако по этому «плану» США крепко привязали к себе банковский сектор и нефтедобычу Колумбии. Всего на «План Колумбия» США затратили ок. 10 миллиардов долларов.

[29] Пентотал — инъекционный препарат на основе тиопентала натрия. Вызывает расслабление мышц, подавляя рефлексы спинного мозга; снижает интенсивность метаболических процессов в головном мозге, утилизацию мозгом глюкозы и кислорода. Оказывает расслабляющее и растормаживающее действие; при его введении заключенный начинает бессвязно и неконтролируемо разговаривать. Применяется спецслужбами для получения информации от узников.

[30] Тринкье Роже (1908 — 1986) — офицер Вооруженных сил Франции во время Второй мировой войны. Также принимал участие в колониальных войнах в Индокитае и Алжире. Теоретик контрпартизанской войны. Автор книги «Современная война» (франц. «La Guerre moderne»), которая использовалась как учебное пособие разными империалистическими странами в колониальных и постколониальных войнах.

[31] Таким образом, как нетрудно догадаться, название крупнейшего объединения «парамилитарес» — «Объединенные силы самообороны Колумбии» — было незатейливо взято из этой инструкции вопреки постоянным заявлениям военных, что AUC возникли стихийно и независимо от государства.

[32] Вереда — административное подразделение муниципалитетов, характерное для Колумбии. Обычно это небольшие поселения в сельской местности, насчитывающие от 50 до 1200 жителей, образовавшиеся вблизи сельских троп.

[33] Сампер Писано Эрнесто (р. 1950) — колумбийский политик, адвокат; президент Колумбии с 1994 по 1998 год (от Либеральной партии). Был признан виновным в получении денег от наркокартелей (см. об этом подробнее: Тарасов А.Н. Колумбия: наркокапитализм у власти). Создатель программы CONVIVIR (см. комментарий 9).

[34] Гавирия Трухильо Сесар Аугусто (р. 1947) — колумбийский политик и экономист, президент Колумбии с 1990 по 1994 год. Проводил неолиберальную политику. Пошел на уступки известному наркобарону Пабло Эскобару, дав тому согласие на строительство собственной тюрьмы «Ла Катедраль», откуда Эскобар продолжал руководить Медельинским наркокартелем.

[35] «Triple A» (Американский антикоммунистический альянс, исп. Alianza Americana Anticomunista) — группировка «эскадронов смерти» ультраправого толка, действовавшая на территории Колумбии во время президентства Х. С. Турбая Айялы в 1978—1980 годах. Организовывала похищения левых политиков и теракты, среди которых был взрыв помещения Коммунистической партии Колумбии. Костяк отрядов составляли отставные военные Вооруженных сил Колумбии.

[36] Батальон был назван в честь бригадного генерала Рикардо Чарри Солано (1920—1970), одного из руководителей военной разведки и организатора операций против «независимых республик» (см.: Пьедраит Х. Республика Маркеталия) и последующей борьбы с партизанами в Колумбии. В военной разведке Колумбии насаждается культ Чарри Солано как «выдающегося антипартизанского стратега, павшего на боевом посту» (хотя вообще-то Чарри Солано умер от аппендицита).

[37] Турбай Айяла Хулио Сесар (1916 — 2005) — неолиберальный президент Колумбии с 1978 по 1982 год. Способствовал созданию «эскадронов смерти», усилил борьбу против партизан FARC и М-19. Принял закон о безопасности, расширивший полномочия военных, которые получили право хватать всех, кого они заподозрили в симпатии/принадлежности к партизанам.

[38] ОАГ Организация американских государств, панамериканская организация, созданная в 1948 году. В данную организацию входят все страны Северной и Южной Америки, кроме Кубы, которую исключили после Кубинской революции.

[39] Ex post facto — обратная сила; принцип, согласно которому закон может быть применен к действиям, имевшим место до его принятия (если это прямо указано в законе).

[40] Тунха — столица департамента Бояка. Крупнейший вуз города — Педагогический и технологический университет Колумбии — был известен как важный центр революционной пропаганды.

[41] Мартинес Кирос Хосе Мануэль (1938—1978) — один из командиров леворадикальной партизанской организации ELN. До вступления в ELN работал адвокатом, а также редактором агитационной газеты «Френте унидо», где также работал известный священник-революционер и социолог Камило Торрес. Был жестоко убит солдатами батальона «Чарри Солано» в южной части Боготы.

[42] М-19 (исп. Movimiento 19 de Abril, «Движение 19 апреля») — колумбийская леворадикальная партизанская организация, вторая по численности после FARC. Всемирно прославилась захватом доминиканского посольства и штурмом Дворца правосудия в Боготе. Прекратили военную деятельность в 1990 году, основав партию «Демократический альянс М-19».

[43] Первоначально М-19 была политически самой умеренной из колумбийских партизанских организаций, по сути социал-демократической. Сдвиг М-19 влево, на позиции неортодоксального марксизма, произошел уже в ходе вооруженной борьбы. Поэтому не стоит удивляться наличию ячеек М-19 в военных училищах. После демобилизации «Демократический альянс М-19» вернулся на социал-демократические позиции. Факататива — муниципальный центр в департаменте Кундинамарка.

[44] Гарсон Гарсон Бернардо Альфонсо — бывший сержант Вооруженных сил Колумбии, обвиняется в похищении и пытках профсоюзного активиста Гильермо Марина Мартинеса; также был внедренным агентом в М-19.

[45] Кальво Оскар Вильям (1953 —1985) — общественный активист, лидер Движения революционно-демократического объединения, являлся официальным представителем Народно-освободительной армии (EPL) при подписании соглашения о прекращении огня с правительством Белисарио Бетанкура в 1984 году. Был убит в 20 ноября 1985 года, убийц так и не нашли. После смерти Кальво EPL вновь начала боевые действия.

[46] Баутиста Нидья Эрика (1954 — 1987) — общественная активистка, член «Движения 19 апреля». 30 августа 1987 года была похищена переодетыми военными. После нескольких дней пыток и надругательств была убита. По признаниям Бернардо Альфонсо Гарсон Гарсона, сержанта спецбатальона «Чарри Солано», именно военные данного батальона были ответственны за похищение и убийство Нидьи.

[47] MAS — (исп. «Muerte a secuestradores», «Смерть похитителям») — одна из первых группировок «парамилитарес», которую финансировали наркокартели, колумбийские политики и американские корпорации. После разгрома Медельинского картеля в 1993 году боевики MAS перешли под крыло AUC.

[48] B-2 – отдел разведки в Вооруженных силах Колумбии.

[49] Речь идет о Фабио Очоа Рестепо (1923—2002), известном как «Дон Фабио», отце троих братьев Очоа Васкесов, лидеров (наряду с П. Эскобаром) Медельинского наркокартеля.

[50] Сеть разведки 07 военно-морских сил (исп. La Red Nº 07 de Inteligencia de la Armada) — секретная организация ВМС Колумбии, которая действовала в городе Барранкабермеха с 1991 по 1993 год. Причастна к убийствам 35 жителей города, 9 профсоюзных активистов, 3 правозащитников, 2 студентов, 3 публичных активистов, члена Коммунистической партии Колумбии.

[51] Зона № 7 — условная зона, к которой принадлежат департаменты Мета и Гуавьаре. Колумбия разделена1 на 18 таких зон в рамках проекта «Nunca Más», участники которого занимаются сбором фактов и расследованием преступлений, совершенных в ходе военных действий, начиная с 1965 года.

[52] DIJIN (исп. Dirección de Investigación Criminal) — Управление уголовных расследований, структурное подразделение полиции Колумбии в департаментах и муниципалитетах.

[53] COPES (исп. Comando de Operaciones Especiales) — Командование спецоперациями, одно из структурных подразделений полиции Колумбии, аналог спецназа.

[54] UNASE (исп. Unidad Antiextorsión y Secuestro) — спецподразделение, состоящее из военнослужащих, полицейских и членов DAS. Было создано по указу президента Колумбии Сесара Гавирии в 1990 году. Занимается поиском и освобождением похищенных людей.

[55] «Los Pepes» (исп. акроним от «Perseguidos por Pablo Escobar» — «Преследуемые Пабло Эскобаром») — колумбийская парамилитарная группировка, которая вела войну с наркокартелем Пабло Эскобара. Финансировалась другим известным наркокартелем — Кали; была расформирована после убийства Эскобара в 1993 году. Руководили группировкой братья Фидель и Карлос Кастаньо Хиль, которые потом создадут AUC. В поддержке деятельности «Los Pepes» подозревается ЦРУ.

[56] DEA (англ. Drug Enforcement Administration, Управление по борьбе с наркотиками) — агентство при Министерстве обороны США, которое занимается противодействием контрабанде наркотиков. Действует не только в США, но и за границей.

[57] ГАУЛА (исп. Grupos de Acción Unificada por la Libertad Personal) — спецподразделение национальной полиции по борьбе с похищениями людей и вымогательством денег.

[58] ASFADDES (Asociación de Familiares de Detenidos-Desaparecidos) — Ассоциация родственников пропавших без вести, колумбийская негосударственная правозащитная организация, основанная в 1982 году, которая занимается поиском пропавших без вести, опознанием найденных тел и помощью семьям жертв.

[59] Comunidades de Paz — программа правительства Колумбии для внутренних беженцев и перемещённых лиц, созданная в 1980-х годах. Подобные «мирные общины» объявлялись нейтральными зонами, а их жители должны были документировать случаи нарушений прав человека на своей или сопредельных территориях.

[60] В русском языке термин «парабиоз» имеет другое значение: это состояние возбудимой ткани, возникающее при сильных раздражениях и характеризующееся нарушением проводимости и возбудимости. В отечественной традиции указанная автором форма отношений между организмами называется «комменсализм».

[61] «Ночь и туман» — секретная директива Гитлера от 7 декабря 1941 года, предписывавшая похищения противников нацистского режима на всех территориях, контролируемых III Рейхом.


На языке оригинала опубликовано в интернете по адресу: http://www.javiergiraldo.org/spip.php?article77.

Перевод с испанского и комментарии Виктора Камилинчука под редакцией Бориса Гилеева, Александра Тарасова и Дмитрия Штрауса.


Хавьер Хиральдо Морено (р. 1944) — колумбийский священник-иезуит, публицист и правозащитник. Лауреат премии Ассоциации защиты прав человека Испании (1994), Премии им. Джона Хэмфри за свободу (1997) и Премии им. Хуана Марии Бандреса за защиту права на убежище (2004).

Участвовал в деятельности Межконфессиональной комиссии по проблемам справедливости и мира (1988—1998), был латиноамериканским секретарем Постоянного народного трибунала Межамериканских общественных слушаний по безнаказанности и преступлениям против человечества в Латинской Америке (1988—1991 и 2009—2013). Автор книг «В поисках правды и справедливости. Шесть примеров из истории разрешения конфликтов» (Búsqueda de verdad y justicia: Seis experiencias en posconflicto, 2004), «Винтовка или судейская мантия. Судейская мантия и винтовка. Государство против коммуны Сан-Хосе- де-Апартадо» (Fusil o toga. Toga y fusil. El Estado contra la Comunidad de Paz de San José de Apartadó, 2010), «Теология с точки зрения иной концепции познания» (La Teología frente a otra concepción del conocer, 2013), «Камило: прежде и сейчас перед лицом верующих и агностиков» (Camilo: entonces y ahora frente a creyentes y agnósticos, 2016) и др.

Free Web Hosting